Жилье для настоящих интровертов. Архитектор строит под Минском «дом в горе»

418
18 ноября 2020 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Малиновский, Zrobym architects

Жилье для настоящих интровертов. Архитектор строит под Минском «дом в горе»

Недавно Алексей Кораблев, архитектор и сооснователь студии Zrobym architects, купил себе участок с перепадом в пять метров. Если спуститься вниз, к озеру, становится понятно, на каком склоне придется возводить дом. Но специалист увидел в этом не сложность, а весомое преимущество. Он решил сделать современную землянку, создав идеальное жилье для белорусских интровертов: постройку почти не будет видно с улицы, а соседей закроют бетонные «шоры» — останется только вид на живописное озеро. Смотрим, что задумал архитектор и чем это может стать. В ближайшие полгода мы будем следить за этой стройкой и рассказывать о прогрессе: посмотрим, как изменится цена, какие ошибки возникнут в ходе работ и во что превратится дом с картинки. Будет новый цикл, не переключайтесь.

Дом в горе — это как?

Мы на берегу Дубровского водохранилища — одного из самых красивых водоемов в Минском районе. На въезде в поселок стоят ворота с электронным замком, за ними — всего несколько домов и много строительной техники.

С холма открывается вид на озеро — понятно, почему архитектор решил строиться именно в этом месте.

Говорят, когда-то участки здесь выделяли силовикам, которые через пять лет после этого получили право распоряжаться землей и выставили ее на продажу. Просили за участки немало — по $30—40 тысяч за десять соток. Но объяснить цену несложно: закрытая территория у самого берега, всего полчаса от Минска и завидный рельеф.

— По слухам, в этом поселке нарезали участков, а еще часть огородили, чтобы всякие шейхи приезжали дичь пострелять. Но в итоге не срослось, как я понимаю, — улыбается Алексей.

Его участок находится на первой береговой линии. Физически между его будущим домом и водоемом можно вместить еще один дом, но по закону делать этого нельзя — в прибрежной зоне строить запрещено. Архитектор надеется, что все так и останется.

— Я хочу сделать выход к воде. Тут будет небольшой заборчик. Может, удастся построить небольшой деревянный пирс, лодку поставить, — рассказывает Леша. — Мне это место показалось самым красивым из тех, что есть под Минском. Есть велодорожка, лес кругом. 

Постройки, конечно, довольно близко стоят, но наша студия тут целых пять домов проектировала, так что мы постарались все грамотно расположить, чтобы люди друг другу не мешали. 

Не считая маленьких участков и больших перепадов, этот поселок бросил архитектору и еще один вызов: грунты здесь — хуже не придумаешь.

На этих землях просто так строить вообще ничего нельзя. Поскольку суглинок слабый, надо вбивать семиметровые сваи, чтобы дом стоял. А еще перепад жуткий. Мне сосед говорил, что у него забор на четыре метра под землю уходит. Поэтому я решил строить на плите. В этом случае дом может немного ездить, но это ничего: у меня постройка легкая, всего на один этаж, так что проблем никаких не будет, — продолжает Кораблев.

Участок Алексея совсем узкий — всего 25 метров. Архитектору хотелось максимально устраниться от соседей, а с учетом серьезного склона, идущего от дороги к озеру, вариантов было не так много. К тому же нужно было создать задний двор, чтобы проводить там время с семьей. Концепция родилась сама собой.

Двор будет условно поделен на три плоскости. Первая — это дорога, переходящая в крышу. Вторая — дом и уровень пола, а вместе с ними — терраса и зона костра. Третий уровень — самый низкий — отведен под сад: перепад в 2—2,5 метра позволяет посадить низкие деревья и спасти вид.

Благодаря тому, что дом опущен относительно дороги, связь с участком максимально эффективна, то есть хозяевам не нужно будет каждый раз подниматься на пятиметровую высоту, как в том случае, если бы дом был размещен классическим образом.

Как все это будет выглядеть? 

Как и многим белорусам, выезжающим за город, Кораблеву хотелось построить максимально интровертный дом. Добиться этого, не возводя громадный забор, портящий вид и убивающий дух свободы, крайне непросто. Но у Леши пока получается — во всяком случае, на картинках.

— Я решил дом утопить. Выше деревьев, которые вдоль берега растут, все равно ничего не построишь — то есть ради вида стараться смысла нет. У меня родилась идея: крыша дома должна быть в уровень дороги. И она должна быть зеленой, чтобы с улицы вообще не было понятно, есть тут дом или нет. 

Что мы таким образом решаем? Уровень пола в доме будет находиться примерно на два метра выше самой низкой точки на участке, то есть мы получаем относительно ровный участок, на котором можно жить, — объясняет специалист.

Дом будет монолитным, относительно небольшим — около 115 «квадратов». Он растянется поперек участка, насколько это позволяют нормы. Это будет большое пространство, симметрично разделенное на комнаты — просторную гостиную-студию, две спальни, кладовку и санузел с баней.

Свет в основном будет поступать через панорамные окна со стороны озера. От соседей закроют бетонные «шоры» на подпорных стенах. Таким образом будет казаться, что хозяева одни на берегу большого озера.

— Что касается окон, у меня не идеальный случай: они выходят на юго-восток, то есть во второй половине дня прямые солнечные лучи вообще не будут попадать. Поэтому я добавил большое окно на западной стороне, чтобы вечером солнце с этого ракурса все-таки попадало в дом и были красивые закатные тени, — говорит Кораблев.

Из-за больших окон встал вопрос энергоэффективности: летом дом мог бы перегреваться, а зимой слишком быстро остывать. Чтобы этого не допустить, архитектор предусмотрел массивный козырек со стороны заднего двора длиной почти в два метра.

— По архитектурной концепции этот дом чем-то походит на итальянскую виллу, хотя звучит это, конечно, громко. Получится что-то вроде южных домов — с большим остеклением, камнем, но, естественно, современное. 

Постройка не будет выглядеть нелепо, потому что мы, конечно, адаптируем ее под белорусские реалии. С панорамным остеклением сложно добиться уюта: возникает ощущение, что ты на улице живешь. Поэтому я решил добавить в интерьер много деревянных панелей. Пол тоже хочу сделать продолжением террасы и зашить его доской, — поясняет Леша.

Выйти на улицу можно будет не только через дом, но и по «коридорам», которые идут вдоль подпорных стенок. Автомобиль Алексей планирует просто оставлять на улице у входа.

Чтобы стены не выглядели слишком мрачно, их решено спрятать за обилием зелени. А на террасе будет лавка — по старой белорусской традиции.

А что по ценам?

Дом Кораблев планирует достроить уже к весне, чтобы потом весь летний сезон заниматься доделкой. Интерьер пока находится в стадии разработки, но минчанин планирует уложиться в $150 тысяч. Сюда входят все траты: от приобретения участка до покупки тапочек.

— Я сначала хотел дачу, но потом посчитал, что одна подпорная стенка обойдется в $20 тысяч. Решил, что проще чуть-чуть добавить и построить полноценный дом, — улыбается наш собеседник. — На самом деле цена в ходе строительства может вырасти. Сейчас мы сделали эскиз и увеличили площадь со 100 метров до 115. Здесь же я разложил основные траты и прикинул грубые цифры. Получилось около $150 тысяч. При более детальном подсчете цена может измениться.


Этой зимой мы будем периодически заглядывать на участок Алексея и смотреть, как продвигается строительство. В следующем выпуске подробно разберем смету и расскажем, как заранее просчитать цену на строящееся жилье. Если вы тоже строите (или уже построили) современный дом в Беларуси и готовы о нем рассказать, пишите на dm@onliner.by.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Малиновский, Zrobym architects