Дом-куб. Как устроен один из самых крутых коттеджей страны
730
29 октября 2018 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Екатерина Бричковская, Максим Тарналицкий, архив архитектора
Дом-куб. Как устроен один из самых крутых коттеджей страны

Этот дом проектировался больше года и строился около десятилетия. О нем писали самые престижные архитектурные журналы в Европе и говорили топовые специалисты. Минималистичный коттедж из дерева, стекла и бетона, врезанный в естественный склон холма, бесспорно, можно считать одним из самых узнаваемых и необычных домов в стране. Тяжелая неприступная стена со стороны улицы и огромные панорамные окна во дворе, строгая конструкция и идеальные формы, таинственные коридоры и семиметровые потолки — изучать все детали этой невероятно простой с виду конструкции можно долго. Как выглядит и что скрывает эта загадочная постройка — в материале Onliner.by.

Строительство этого дома началось в 2007 году. Тогда зданий вокруг практически не было, а пологий склон участка плавно перетекал в расплесканные по округе поля. Постройка идеальной формы остро врезалась в природные диспропорции.

С годами Зацень превратилась в живой столичный микрорайон с дорогими особняками, но House A по-прежнему вырывался из контекста и контрастировал на фоне окружающей застройки.

Закончить строительство этого дома удалось совсем недавно — только в 2017-м. Владелец решил не спешить и довести дом до совершенства. Это тот редкий случай, когда задумка архитектора была воплощена в жизнь на 100%.

— Я начал проектировать его практически сразу после института. Получил диплом, вернулся со стажировки в Италии, и на меня как раз вышел заказчик, — рассказывает архитектор Игорь Петренко. — Процесс оказался достаточно длительным, потому что владелец никуда не спешил и хотел сделать все идеально. Он, по сути, был полноценным соавтором проекта, и это очень ценно, потому что степень качества и проработки зависит именно от заказчика.

К тому же он сам интересовался архитектурой и был опытным жильцом — понимал, какой функционал необходим, в каком доме ему будет комфортно. Поэтому здесь в плане сотрудничества все было очень хорошо. Надо уметь слушать заказчика. Порой у людей в каких-то моментах опыта больше, чем у архитектора: они чаще бывают за границей, больше видят, селятся в отелях другого класса и в принципе живут другой жизнью.

Как объясняет Игорь, изначально коттедж должен был выглядеть иначе. Столь необычные, но в то же время простые формы он приобрел постепенно, в результате тысяч доработок и уточнений.

— Сначала это был более привычный внешне модернистский дом — с террасами, состоящий из нескольких объемов. Но во время второго визита на участок я предложил посадить сюда более лаконичный объем. Эту мысль поддержал заказчик, так и родился куб, — объясняет архитектор.

В конце концов коттедж получил свою финальную форму и оказался буквально врезан в естественный склон участка. Часть первого этажа со стороны двора оказалась утоплена в землю, фасад обзавелся панорамными окнами и обрел законченный вид.

Процесс строительства был долгим и тернистым. Порой владелец месяцами ждал конкретных специалистов или искал достойных строителей, архитектор, в свою очередь, постоянно дорабатывал проект и вносил коррективы.

— Очень круто, что была возможность никуда не спешить. Я имел возможность поискать действительно стоящего конструктора и инженеров, а заказчик, в свою очередь, — толкового прораба, потому что от него здорово зависит конечный результат. На последних этапах долго искали, а потом ждали конкретных отделочников, мебельщиков, материалы и элементы начинки дома. В том числе и поэтому все и затянулось почти на десять лет, — объясняет специалист.

При строительстве было решено использовать натуральные, красиво стареющие материалы: бетон, дерево и стекло. Несущие стены возведены из монолитного бетона и кирпича, перекрытия — из монолитного железобетона. Вертикальные откосы витражей во всю высоту здания выполнены из цементно-волокнистых панелей со скрытым креплением.

На кирпичную кладку с утеплением навесили фасад из лиственницы, которая меняет цвет в зависимости от времени года. С ней пришлось здорово повозиться: все доски трех размеров по высоте и разные по длине, что создает разнообразие фактуры.

Общая площадь дома составляет чуть меньше 500 квадратных метров. На первом этаже, наполовину утопленном в землю, расположился гараж, кладовая, топочная, а также зона сауны с комнатой отдыха, из которой можно выйти на открытую террасу с бассейном.

К бассейну ведет узкий бетонный коридор со встроенными в стены диодами. Выглядит очень атмосферно.

— Спустя год после полного окончания работ я спрашивал у владельца, что бы он хотел изменить. Он сказал, что если бы строил сейчас, то отказался бы от открытого бассейна, несмотря на то что он с подогревом и всеми необходимыми установками. Его надо постоянно чистить, следить за ним и так далее. Все же это больше калифорнийская штука, — делится архитектор.

На террасе у бассейна появился необычный мангал, сделанный из сантиметровой стали и врезок из тика. Своеобразный арт-объект архитектор создал из обрезков металла, оставшегося при строительстве.

Покрытие террасы выполнено из лиственницы. Вечером площадка здорово заливается светом из панорамных окон.

Основную часть времени хозяева проводят на втором этаже. Здесь находится сердце дома — просторная гостиная с семиметровыми потолками. Архитектор уверяет, что дискомфорта такие объемы и площади не создают. В центре гостиной находится камин, нижняя часть которого представляет собой парящий над полом лист нержавеющей стали. Там же располагается бар, который запроектирован согласно пропорциям фасада дома.

Примерно две трети фасада со стороны внутреннего двора занимает панорамное остекление. В вечернее время дом здорово просматривается с улицы. Игорь говорит, хозяев такой вариант ничуть не смутил.

— Само собой, мы проговаривали эти моменты и обсуждали вопрос комфорта. Но собственник улыбнулся и сказал: «Ну увидит сосед, как я в трусах по гостиной хожу, — и что?» Это зависит от мировосприятия человека, его характера, отношения к жизни, — говорит Игорь Петренко.

Что же касается остекления по углам особняка, то его всегда можно закрыть от глаз соседей автоматически управляемой шторкой.

Кроме гостиной, на втором этаже находятся две спальни, гостиная и кухня-столовая. В комнатах установлены узкие вытянутые двери высотой почти два с половиной метра. Высота потолков — чуть больше трех.

На третьем этаже находятся еще две спальни, а также открытый кабинет-библиотека с видом на гостиную.

В коттедже предусмотрена эксплуатируемая кровля, с которой открывается замечательный вид на Зацень. В округе — сплошь типовые белорусские коттеджи со скатными крышами.

— Когда мы начали строить его, домов здесь не было и не предвиделось: я в то время специально изучал схемы Минскградо — никакой застройки не планировалось. Но с годами все здесь обросло новым жильем — обычными домами без намека на современную архитектуру. Теперь в плане контекстуальности здесь все не очень хорошо, — рассказывает Игорь.

Когда строительство уже подходило к концу, на участке появился брутальный бетонный забор. Он состоит из массивных бетонных плоскостей разного размера, «сшитых» узкими рейками из лиственницы.

— Все материалы, которые мы использовали, имеют яркую фактуру и могут здорово меняться в зависимости от погоды и времени года. Не все понимают прелести этого явления, но мне лично нравится, когда дом живет. Ну появились разводы, потемнела лиственница — и что? Это не создает атмосферу неряшливости, — считает Игорь Петренко.

— Что касается забора, то изначально я вообще хотел развернуть все плиты под разным углом и сделать что-то совсем необычное, но впоследствии мы немного упростили решение и построили чуть сдержаннее.

Вдоль одной из стен коттеджа расположена длинная бетонная лестница в виде отдельных бетонных брусков, торчащих из стены. Ландшафтный дизайн на участке довольно минималистичный.

В доме уже больше года живет молодая семья. Продавать его хозяева не планируют: строился он исключительно для себя и на долгие годы. Таких проектов в Беларуси всего ничего, вряд ли наберется и десяток примеров. Игорь считает, что с качественной архитектурой у нас только одна проблема — деньги.

— Уровень архитектуры в любой стране зависит от экономики и уровня культуры. Ситуация с архитектурой у нас такая же, как и с экономикой, — улыбается молодой человек. — Качественное строительство стоит хороших денег, и сделать с этим ничего нельзя. Конечно, у нас есть люди со вкусом и деньгами — иначе бы не было таких крутых специалистов в частной архитектуре, как Дмитрий Тельцов, Женя Дайнеко, Кирилл Скорынин… Но это капли в море, большинство домов — типовые примелькавшиеся проекты.

Еще одна проблема — неготовность людей. Кто-то из совсем взрослых коллег говорил, что заказчика надо воспитывать. Вне контекста звучит это странновато, но здравое зерно в этом есть. В случае с House A заказчик изначально имел представление о хорошем функциональном доме, он четко понимал, чего хочет, поэтому все и вышло так здорово. Но так бывает не всегда.

У меня есть заказчик, который развернул большую стройку в Заславле. Очень такой «крепкий хозяйственник». Поначалу я думал, что мы не сработаемся, но, к счастью, ошибался. Однажды приезжаю на объект — а он двери с каким-то страшным наклонными подкосами установил, вместо темно-коричневой кровли поставил такую красноватую. Говорит: «Это цвет бордо». Здорово, вот только проект получился не таким, каким мог бы быть. Все это, конечно, расстраивает, но нужно понимать, что заказчик это строит не для моего портфолио, а для своего комфорта, ему в этом жить. Но в портфолио, к сожалению, войдут фотографии не со всех ракурсов.

По мнению Игоря, ситуация с качественной современной архитектурой в сфере частного домостроения все же может однажды измениться, и помочь в этом могут модульные дома заводской сборки. Мужчина уверен, что людям просто надо понять, что лишние метры им ни к чему и что в первую очередь внимание надо уделять качеству.

— Хороший модульный дом не будет стоить дешево. Вероятно, он обойдется даже дороже, чем дом такой же площади из газосиликата. Но «модульник» вам построят месяца за три, он будет полностью соответствовать всем современным стандартам и просто будет стильным. Я вижу в этом выход, это хорошее решение для нашей страны, — убежден молодой архитектор.

Кроме дома-куба, Игорь Петренко спроектировал еще более десяти уникальных домов, однако все они либо находятся на стадии строительства и далеки от сдачи, либо так и остались в виде чертежей.

— Я не могу сказать, что ценю дом в Зацени гораздо выше других своих объектов. Над ним я работал так же трепетно, как и над остальными. Просто внимание к деталям и стремление заказчика сделать бескомпромиссно качественный дом ставят его на другую ступень.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Екатерина Бричковская, Максим Тарналицкий, архив архитектора