Принимаем новостройку со специалистом: просроченный на три с половиной года «столбик» «Тамбаза»

328
13 июля 2020 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка

Принимаем новостройку со специалистом: просроченный на три с половиной года «столбик» «Тамбаза»

«У вас долгострой» — это, пожалуй, один из самых страшных «городских» диагнозов, которые можно услышать в наше время. Причем люто боятся его не холеные чиновники, вроде как головой, креслом и кожаным портфелем отвечающие за такие эксцессы, а самые обычные люди. Как так получается, что, имея армию контролирующих органов и проработанное законодательство, в столице то и дело растут, а потом с грохотом рассыпаются строительные пирамиды — всем вопросам вопрос. Причем «виноватыми» всегда остаются граждане — каждый важный человек в сером костюме не преминет попрекнуть, мол, знали куда шли, сами деньги несли. В сентябре 2017 года над почти безмятежным архитектурным небосклоном Минска нависла грозовая туча: неожиданно «посыпалась» «Аркадия». Масштабный жилой комплекс на улице Богдановича, возводимый вроде бы солидным «Тамбазом», встал колом.

ЖК разочарований

640 семей, купивших жилищные облигации в «стене» и «столбике» и с нетерпением ждавших новоселья, очень быстро поняли, что остались один на один со своей бедой: работы зачахли, застройщик только водит за нос, приговаривая «потерпите еще чуток, и все будет», государство в лице чиновников всех рангов на ситуацию смотрит отстраненно и вместо того, чтобы перелопатить все документы девелопера, дает ему новые и новые шансы.

Люди выходят на пикеты, ситуация гремит по всем СМИ, но ничего не меняется. Даже арест и суд над бывшим генеральным директором «Тамбаза» Львом Хаютиным не приносят минчанам облегчения: денежки тю-тю, а приговор — смешной с учетом той социальной напряженности, которая возникла.

То, что пережили «тамбазовцы», врагу не пожелаешь: когда надежды раз за разом вспыхивают, а потом гаснут, «собирать» себя очень тяжело. В конце концов через годы, споры и недовольства держателей жилищных облигаций было вынесено решение: дом передать УКСу Советского района, всем дольщикам выставить доплаты, а уж получил ты страховку или нет — вообще не важно.

Как только «скелеты» оказались под крылом УКСа, дело пошло веселее. Примерно за полтора года 27-этажный «столбик» достроили (со «стеной» пока все глухо). А две недели назад дольщиков, которые уже и не чаяли увидеть свои «квадраты», позвали на предварительную приемку. Onliner вместе с «Эво Лэндом» побывал на знаковом мероприятии.

Это радость со слезами на глазах

С Надеждой мы познакомились еще в самом начале этой неприлично долгой истории: на первой общей встрече, собравшей сотни людей, минчанка, как и многие, рассказывала свою историю.

— До того как связаться с «Тамбазом», я жила в районе Академии наук. Но дом там был старенький, со всеми вытекающими из этого проблемами, поэтому подумала, что было бы неплохо переехать в новостройку, продав имеющееся жилье. Естественно, рассматривать старалась районы, которые были мне территориально близки и знакомы.

С «Аркадией» как раз вроде все благополучно складывалось: приемлемая цена, хорошая инфраструктура, активно строящийся дом, к 2020-м годам должны были открыть метро. Еще и квартира такая удачная — «однушка» с хорошей планировкой на последнем этаже, то есть никто по голове ходить не будет, — описывает процесс Надежда.

Минчанка выставила свое жилье на продажу и, завершив сделку, ровно вписалась в сумму, чтобы купить 59 «квадратов» у «Тамбаза». Дальше от Надежды, как и еще от 639 будущих собственников, ничего не зависело — только жди да приходи поглядывай время от времени, как продвигается стройка. Тем более что и ждать оставалось всего ничего — до третьего квартала 2017-го.

— В феврале, когда я заключала договор, дела на стройке шли очень бодро: уже была построена коробка и даже остеклены первые 15—16 этажей, люди сновали по этажам. Так что озвученные сроки выглядели очень правдоподобно. Я думала, ну максимум будет 3—6 месяцев задержки, как и у большинства застройщиков. Поживу это лишнее время на съемной квартире, ничего. Но вышло совсем по-другому.

В апреле — мае стало понятно, что что-то идет не так: рабочих на объекте становилось все меньше, на последних этажах вообще ветер гулял. А дальше вы и сами все знаете (обо всех мытарствах белорусов можно прочитать по ссылке. — Прим. Onliner), — говорит дольщица.

Надежда — одна из активисток «тамбазовского» движения: участвовала почти во всех встречах, переговорах, пыталась найти общий язык с чиновниками. Минчанка говорит, что моменты отчаяния возникали не раз у всех держателей жилищных облигаций.

— Я не получила ни копейки страховых выплат. Впрочем, как и почти все в нашем доме.

Вот тебе и гарантии жилищных облигаций. Более того, все наши облигации не погашены, при этом срок их обращения истек. Парадокс. Нонсенс с правовой точки зрения, но, похоже, никого, кроме нас, это не волнует.

Анализируя все произошедшее, я прихожу к выводу, что «тамбазовская» «Аркадия», как, впрочем, и любой долгострой, — это комплексная проблема: почему, давая разрешение на строительство девелоперу, государство не проверяет активы тех организаций, которые выступают страховым гарантом по облигациям в течение всего срока обращения облигаций (вместе с «тамбазовцами» мы выяснили, что страховщиком ЖК может оказаться даже мужик с коровниками, а застройщик вправе менять гаранта в любой момент и на свой вкус. — Прим. Onliner). Повторюсь, что получить страховое возмещение нам не удалось. И это при том, что есть персональный указ президента и решения суда в нашу пользу, обращение в ОПИ.

Почему инструмент жилищных облигаций такой сырой, а госорганами преподносится как чуть ли не абсолютная гарантия? Почему чиновники не несут ответственности за бесконечное продление сроков работ для застройщиков? Почему они не бьют тревогу, когда видят, что дело застопорилось, и не начинают основательную проверку?

Все играет на руку девелоперам и против горожан.

— Как по мне, то приговор для Хаютина слишком мягкий. Мы пострадали финансово и морально, но эти убытки никак не компенсированы. Известны случаи, когда людей за меньшие деяния садили на большие сроки, а тут всего шесть лет и ноль выплат пострадавшим.

Если бы я знала, что возможно такое развитие событий, я бы категорически воздержалась от того, чтобы связываться с «Тамбазом».

Почти сразу стало понятно, что без доплат со стороны дольщиков в этом деле не обойтись. Окончательная сумма минчанам еще не выставлена, но все сводится к тому, что за уже оплаченные когда-то метры они будут вносить еще по 703 рубля. Если же после обмеров выяснится, что в квартире есть лишние «квадраты», то расчет по ним будет вестись исходя из суммы почти в 3000 рублей.

Нельзя не отметить и тот факт, что часть «тамбазовцев», особенно «поздние», вступала в строительство по очень сладким для «каркасника» ценам. $870, $1050 по курсу — это было явно ниже рынка. Еще один тревожный звоночек — «столбик» был уже просрочен: первоначально сдать его обещали еще в 4-м квартале 2016-го, но на тот момент над улицей Богдановича возвышалась только коробка.

На заметку желающим строиться: если дом идет в числе последних в ЖК, у девелопера больше нет проектов, а цена за метр подозрительно низкая — почти наверняка жди беды, пирамида уже дала трещину. Завершат «картину маслом» жилищные облигации, ведь полученные от их продажи деньги застройщик может тратить куда угодно, этот момент не контролируется.

Кто молодец? УКС молодец?

Квартира, которую начал строить «Тамбаз», а закончил УКС Советского района, и правда чудесная: почти все 59 «квадратов» полезные — нет ломаных коридоров, помещений непонятной формы, колонн посреди комнат. Продавалось жилье как «однушка», но по факту является «евродвушкой»: в одной из комнат выделен кухонный уголок с коммуникациями.

Расположенная на последнем этаже, квартира долгое время оставалась неприкаянной — если первые уровни почти сразу застеклили-оштукатурили, то сюда цивилизация добралась в последнюю очередь. Сказалось ли это на качестве?

— Начнем сверху вниз, — комментирует Александр Скок. — По плоскости стены очень даже неплохие, только в одном месте встречается отклонение на 3 мм, и то это граница допуска. Причем локализовано отклонение возле окна: когда ваши рабочие будут ставить малярные уголки, делать другие работы, они самостоятельно подправят этот участок. Нет вопросов и к вертикальности.

По отслоению штукатурки ситуация следующая: места неприлегания обозначены крестиком. Там, где площади большие, надо сбивать и перештукатуривать заново. Если крестики единичные и небольшие, то можно не трогать.

По перегородке, которая разделяет две комнаты, идет сквозная трещина. Это не очень хорошо. Ни дом, ни стена, конечно, из-за этого не рухнут, но ремонт может страдать — трещина способна появляться снова и снова.

Конечно, это то замечание, которое должен исправлять застройщик. Но я бы вам советовал заняться устранением трещины самостоятельно — так вы сможете проконтролировать выполнение всех необходимых этапов, в том числе применение сетки. А что и как сделает рабочий УКСа — большой вопрос. Хорошо, если он выполнит все по технологии. Но ведь не исключено, что просто немного разошьет трещину и перетрет штукатуркой. На какое-то время этого хватит, а потом, когда вы закончите ремонт, стена снова начнет трещать. Будет обидно.

Полностью разобрать стену и собрать заново? Как вариант. Но частично рушить и перекладывать только в этом месте я бы не советовал, — резюмирует специалист.

Штукатурка в доме — с «секретом»: снаружи хорошая цементная (серая), внутри более рыхлая известковая (белая). Такое мы уже встречали во время приемок и не один раз. Держаться такой бутерброд, безусловно, будет, сбивать его не надо (разве что в санузле, где будет облицовка плиткой). Но если строители, к примеру, посоветуют наложить еще один слой цементной штукатурки (деятели бывают разные), то не стоит этого делать. Известковое основание не выдержит такой нагрузки, в результате покрытие может начать отваливаться пластами. Шпатлевать можно без опасений.

— По полу вне допуска только одно место, да и то «уксовцы» могут его оспорить: под двухметровое прави́ло будет все хорошо, под 2,5 (как у нас) — уже нет. Но так как нормы позволяют применять правило от 2 до 3 метров, то в положенное строители могут уложиться.

Однако, не считая этого замечания, вся стяжка кривоватая, идет небольшими волнами. Всё — на границе допуска, но нормой я бы не назвал. В идеале перед укладкой напольного покрытия следует залить слой самонивелира. Своими силами. Либо провести хорошие «ямочные» работы. Также в одном месте стяжка скрипит. Вот это пусть исправляют, — показывает Александр.

Откосы почти удались мастерам — только в одном месте поверхность развернута. А вот с порогом надо работать. Хотя лучше всего вообще его сбить, чтобы было удобно выходить на лоджию.

И о лоджии: здесь происходило что-то странное (на самом деле нет). Рабочие установили оконный блок, затем выполнили отделку помещения, а уже потом выяснилось, что окно стоит криво. Утеплитель отделили, окно выставили в уровень, а клин теперь будут заделывать (надеемся, красиво).

По окнам все более-менее нормально: под замену только два стеклопакета. Правда, некоторые рамы сильно поцарапаны. Кое-где забыты накладки на петли, на профилях осталась пленка. Плюс нужна регулировка. Но так как это предварительная приемка, к основной, наверное, все будет исправлено.

— Думаю, эта квартира заслуживает баллов семь. Для долгостроя это очень даже хорошо, — заключает специалист «Эво Лэнда».

проточный, исполнение: кран, электричество, 3 кВт, 37×17×7 см
проточный, исполнение: стандартный, электричество, 7.5 кВт, 16.1×8.6×11.3 см
накопительный, исполнение: стандартный, электричество, 50 л, 1.5 кВт, 98 мин, 70.5×38.5×38.5 см

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка