«Отдайте нас УКСу!» Минчане, пять лет живущие в режиме долгостроя, боятся, что их кинут

745
01 июля 2020 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Малиновский

«Отдайте нас УКСу!» Минчане, пять лет живущие в режиме долгостроя, боятся, что их кинут

Угодить в долгострой — страшный сон любого белоруса, вложившего все сбережения в строительство квартиры. Наблюдать, как стройка стоит на месте, а ты, уплативший сполна, не можешь ничего поделать и ни до кого достучаться, — настоящая мука, подрывающая здоровье и веру в людей. Заранее предугадать, какой из проектов превратится в томительный долгострой, практически невозможно. Болезненные волдыри городу оставляли как «застрои»-однодневки, так и уважаемые девелоперы с прекрасным портфолио. Сигналом о том, что дела не чисты, может служить слишком соблазнительная цена квадратного метра, но и то не всегда — в Минске хватает домов, благополучно построенных за $800—1000 по курсу. Так что по факту призрак «дома со сверхнормативным сроком строительства» витает над каждым, кто пришел за метрами не на «вторичку». О том, каково это — почти пять лет ждать сдачи дома и по сей день даже не предполагать, когда в руках окажутся ключи, прекрасно знают держатели жилищных облигаций модного строения на Быховской.

Строим многоэтажку с 2015 года

Долгострой, запрятанный во дворах между улицами Воронянского и Аэродромной, практически не был на слуху — молчал застройщик (архитектурная мастерская «Апрель»), что в общем-то в его интересах, молчали в ожидании благополучной развязки держатели жилищных облигаций и предварительных договоров купли-продажи. Впервые на информационную поверхность многоэтажка, состоящая из двух подъездов, объединенных подземным паркингом, всплыла в 2018 году. Тогда вдруг выяснилось, что за спиной у миллиона контролирующих и проверяющих органов процветают двойные продажи жилья.

Так дом выглядел в феврале 2018 года

Как минимум двое минчан купили в этой высотке уже проданные кому-то квартиры — повелись на сладкую цену (невероятные $700—720 в эквиваленте) и уговоры «причастных к стройке людей». Застройщик в этих схемах задействован не был: жилыми метрами он рассчитывался с подрядчиком, а уже тот продавал один объект в несколько жаждущих дешевизны рук, за что потом и понес наказание.

История неприятная, с душком. Кого-то она, может, и оттолкнула бы от заключения сделки, но проблема в том, что к моменту, когда схема засветилась, в «лодке» уже было полно народу. А в целом стройка без рывков и успехов велась с лета 2015 года.

Что первому подъезду хорошо, то второму смерть?

Алексей и Светлана — одни из первых, кто связал свои жилые надежды с «Апрелем». Предварительный договор купли-продажи на 96-метровую «четырешку» заключили уже в далеком 2016 году. Сразу же перечислили деньги — можно сказать, под честное слово руководства компании. Жилищные облигации на их метры были выпущены, по воспоминаниям супругов, только года через полтора.

— Мы просто искали подходящую квартиру, — восстанавливает события Алексей. — Так как задачи срочно-срочно переехать не было, рассматривали вариант строительства: даже если дело затянется на полгода-год, как это бывает в Минске, — не страшно. Дом на Быховской понравился в первую очередь расположением — вроде и не над большими дорогами, но в то же время за пару минут можно добраться в любую точку города. Планировки тоже показались интересными, ну и цена — до $1000 за квадратный метр.

Сдать многоэтажку обещали в первом квартале 2018-го. В это, в принципе, верилось, так как на момент вступления в стройку были возведены два этажа нашего второго подъезда и начинал вырисовываться первый. Честно говоря, мы вообще не волновались о будущем, так как наши друзья до этого построились с «Апрелем» в этом же квартале и были всем довольны: да, есть задержки по срокам, но больше никаких вопросов.

Пара вспоминает, как отслеживала динамику строительства: на доме было то густо, то пусто — никакой предсказуемости и логики. А к 2019-му заведенный порядок, когда второй подъезд на 19 этажей и 109 квартир рос быстрее и веселее первого 13-этажного, перевернулся.

— Про наш столбик как будто забыли: всех рабочих перекинули на первый подъезд, и все на этом. Параллельно появились слухи, что денег на стройку не хватает. Тогда вроде был найден выход — СП «Промекс», которое выступало генподрядчиком, решило продать свой строительный кран. Нам было обещано, что за вырученные деньги приобретут в дом лифты, так как суммы примерно сопоставимы. Однако лифтов мы так и не дождались — по нашему мнению, все деньги пошли на достройку первого подъезда.

Что касается сроков сдачи всего дома, то как минимум девять раз назывались конкретные даты, когда это произойдет. Но, как видите, до сих пор ничего не случилось. Более того, наш дом решили разделить на очереди и сдавать поэтапно: сначала первый подъезд, потом второй, затем паркинг и коммерческие площади. Однако нас это не устраивает.

Уверены, что по итогу будет так: первый подъезд сдадут без доплат со стороны людей, отчитаются перед городом, что все хорошо, а потом за наш счет начнут достраивать второй подъезд, паркинг, благоустраивать территорию. Страшно подумать, какие суммы выставят каждому.

Мы просто не видим, за счет чего застройщик может завершить эти работы, если не привлекать дополнительные средства с держателей жилищных облигаций. А объемов тут хватает: повторимся, нет лифтов, уже около года не закрыт фасад на северо-западной стороне, стяжка залита, насколько нам известно, только до пятого этажа, паркинг даже не вырыт до конца... А чего-то ведь мы и не знаем.

И ладно бы, если бы эти суммы раскидали на все 176 квартир, так нет — первый подъезд сейчас выйдет сухим из воды, а нам потом придется платить за все. И это, в общем-то, не скрывают: не официально, но и застройщик, и в администрации Октябрьского района говорят, что нам, вполне возможно, доведется раскошелиться.

Поэтому мы просим, чтобы нас передали УКСу и, во-первых, наконец достроили дом, а во-вторых, справедливо распределили доплаты на всех.

А в идеале — чтобы те квартиры (пять штук), которые застройщик должен безвозмездно отдать городу в счет сноса, реализовали на рынке и пустили вырученные средства на выполнение работ. Раз уж город профукал все нарушения и беспрекословно подписывал продление сроков, пускай теперь платит за свои ошибки таким образом. К тому же почему бы компетентным органам не обратить взыскание на имущество, под которое были выпущены наши просроченные жилищные облигации? Наверняка есть что изъять, продать и пустить на достройку дома, чтобы уменьшить размер доплат, которые лягут на держателей облигаций. Нам надоело быть в подвешенном состоянии, — переживают минчане.

Держатели жилищных облигаций хоть и волнуются, но по крайней мере обеспечены какими-то документами (пусть и вышедшими из «срока годности»). А ведь есть в многоэтажке и те, кто в личной папке имеет лишь договор о намерении создания жилого объекта. Например, Марго. Девушка с 2017 года строила 98 «квадратов» и одно машино-место в доме на Быховской, а когда попросила наконец выдать ей жилищные облигации, получила ответ — «на вас их не хватило». Так и живет с непонятным договором и непонятными надеждами.

Прощупать застройщика

Понимая, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, будущие жильцы начали копать — что это вообще за «Апрель» и есть ли у него хоть что-то за душой. Добытая информация минчан не вдохновила.

— Заказчиком строительства выступала архитектурная студия «Апрель», генподрядчиком — СП «Промекс», проектная организация — все тот же «Апрель», — говорит Надежда, которая с головой погрузилась в расследование. — Но если посмотреть выписку из единого государственного регистра юридических лиц, то становится понятно, что, несмотря на разные вроде бы организации, все там связаны между собой, это чуть ли не одна структура, так как действующие лица одни и те же — в частности, Мусин Равиль Рауфович и его дочь Козловская Юлия Равильевна.

То есть компания сама себя контролирует. Как же она будет иметь к себе вопросы и претензии, жаловаться на себя? Неудивительно, что все так легко согласовывается. Более того, насколько мы выяснили, организация, которая осуществляет технадзор, тоже не посторонняя. Сын гендиректора строит себе пентхаус в первом подъезде нашего дома. Вряд ли совпадением является то, что дом решено было разделить на очереди и первой сдать именно 13-этажную часть...

Впрочем, родственные и дружеские связи — не новость в наших реалиях. Да и законом это не запрещено: если бы все с домом было хорошо, то никто бы и не вспомнил про кумовство. Гораздо важнее, что будет с многоэтажкой и за счет чего (кого) ее станут достраивать. В конце мая звучала информация, будто у застройщика есть активы, которые можно продать, чтобы разжиться деньгами. «У заказчика есть три довольно крупных объекта недвижимости. Он уверяет, что активно ищет покупателей, уже имеются предварительные договоренности. Правда, положение дел в малом бизнесе осложнила нынешняя экономическая ситуация, связанная с пандемией коронавируса. Деловая активность заметно упала», — объяснял заместитель главы администрации Октябрьского района Павел Тома. Узнав о недвижимости, будущие жильцы начали копать в этом направлении.

— Нам стало очень интересно, что же это за объекты, которые могут закрыть все потребности в деньгах, — продолжает Надежда. — Обратились в Агентство по госрегистрации и земельному кадастру. И пожалуйста: объект №1 «Завод по разливу питьевой воды» — «сведения о зарегистрированных капитальных строениях отсутствуют». Это значит, что с объектом нельзя ничего сделать — ни продать, ни сдать, ни заложить. Объект №2 «Незавершенное законсервированное капитальное строение, готовностью 61%», возможно база отдыха. Вердикт — «Предписание о наложении запрета на совершение регистрационных действий (Отдел принудительного исполнения УПИ ГУЮ Мингорисполкома) от 22.08.2019 №б/н)». Объект №3 «Незавершенное законсервированное капитальное строение, готовностью 35%» — «Предписание о наложении запрета на совершение регистрационных действий (Отдел принудительного исполнения УПИ ГУЮ Мингорисполкома) от 22.08.2019 №б/н)».

Это все, что нам удалось обнаружить из официальных источников. Так что они там собрались продавать? Из чего достраивать дом? И почему сотрудник администрации, который имеет доступ ко всем базам и может проверить любое слово, говорит, что у застройщика есть объекты.

Несостоявшиеся жильцы красивого дома говорят, что обращались за помощью во все госструктуры. В конце концов Мингорисполком поручил ДФР провести проверку застройщика. Та, в свою очередь, показала, что архитектурная мастерская «Апрель» является платежеспособной. «Но мы просили провести проверку не платежеспособности, а целевого использования средств, причем и „Промексом“, и „Апрелем“! Мы почти уверены, что за наши деньги достраивались другие дома, а может, и тот же самый завод по разливу воды. Почему этот момент никто не учел и не выяснил? Мы как будто оказались в конце пирамиды, и за нас платить уже некому!» — возмущены минчане.

— Самое обидное, что нас столкнули лбами с первым подъездом. Раньше мы были заодно, так как мечтали, чтобы дом поскорее сдался, а теперь они хотят поскорее соскочить с этого тонущего корабля, заполучив документы и квартиры и оставив нас разгребать окончание стройки.

Разве это справедливо? Почему государство в лице администрации идет на то, чтобы один дом сдавать очередями? Еще 19 мая первый помощник президента — инспектор по городу Минску Виталий Прима говорил, что два подъезда должны быть сданы одновременно, но мы видим совсем другую картину. Уже даже начались обмеры первого подъезда.

Инвестировали и погорели

Долгострой на Быховской, рожденный под знаком жилищных облигаций, — не первый и, возможно, не последний в Минске проблемный дом. Финансовый инструмент, который позиционировался как самый надежный и легко утирающий нос договору долевого строительства, оказался на редкость коварным: средства, полученные от горожан, застройщик может тратить по своему усмотрению и не отчитываться ни перед кем. Отсюда мы имеем как минимум «тамбазовскую» «Аркадию», которую доводит до ума УКС.

Очевидно, что порядок выпуска и обращения жилищных облигаций давно пора пересмотреть и усовершенствовать. Даже пример Быховской показывает, что схема не работает: выпущенные заказчиком облигации уже вышли из срока обращения, а люди все еще без метров и даже без перспектив их увидеть в ближайшее время. И, самое главное, никто не спешит компенсировать им неудобства.

В случае с Быховской затянутые сроки и не приобретенное вовремя оборудование имеют еще и трагическую окраску: 30 мая в многоэтажке разбился 17-летний рабочий — упал в лифтовую шахту. Если бы кабины были вовремя приобретены, этой смерти не случилось бы.

Чтобы понять, чего ждать держателям жилищных облигаций и как так вообще вышло, Onliner связался с администрацией Октябрьского района, в двух шагах от которой и возводится (если так можно сказать) двухподъездный дом. Павел Тома, который держит ответ за все стройки в районе, пояснил, что не продлевать сроки строительства объекта, если девелопер подал все необходимые документы, у чиновников нет основания.

— Ранее вы озвучивали в СМИ, что у заказчика есть объекты недвижимости, которые можно продать. А вы проверяли их? Потому как по документам, которые взяли минчане, с тремя объектами невозможно совершать какие-либо сделки.

— Вы видите не все объекты. Вы видите те, которые имеют технический паспорт и заложены в счет выпуска облигаций. Другой объект, у которого нет техпаспорта, вы просто не видите. Граждане приходили на прием к главе, и им разъяснили, что они немного неправильно смотрят. Для того чтобы совершить сделку, объект надо просто зарегистрировать. Но искать покупателя и вести предварительную работу это не мешает.

Также заместитель главы администрации отметил, что дом действительно разделен на четыре пусковых комплекса и это было сделано еще около года назад.

— Будущие жильцы второго подъезда опасаются, что им придется вносить дополнительные средства и, по сути, достраивать дом за свой счет, если первый подъезд сдадут сейчас...

— Их опасения непонятно на чем основаны. С людьми не раз встречались и объясняли, что это беспочвенные подозрения. Насколько мы знаем, сейчас у застройщика есть средства, но не в том объеме, чтобы быстро достроить весь дом. Работы ведутся в вялотекущем темпе. После несчастного случая они были приостановлены на какое-то время.

По большому счету есть три варианта развития событий. Первый — работы ведутся медленно за счет текущей хозяйственной деятельности застройщика и в перспективе завершаются. Второй вариант — заказчик реализует имеющиеся объекты и заканчивает стройку. И крайний случай — объект изымается и по примеру «Тамбаза» достраивается госзастройщиком.

Что касается передачи дома госзастройщику, то несколько дней назад такое заявление поступило в администрацию от нескольких человек и рассматривается госорганами.

По вопросам сдачи первого подъезда и дома в целом — процесс идет, но конца ему не видно. Дело не на финишной прямой, и работы еще много, далеко не все госорганы дали свои заключения. Прогнозировать что-то и назначать даты сложно. Я раза три в неделю посещаю этот объект, контролирую, что там происходит: на первом пусковом уже почти ничего не надо делать, больше внимания уделяется второму. Еще раз повторю — опасения по поводу доплат беспочвенны.

— То есть просвета пока не видно.

— Люди инвестировали в этого застройщика. Они шли на определенные риски. К сожалению, получилось так, что финансовое состояние компании не позволило ей своевременно исполнить обязательства перед людьми. Поэтому ситуация такая, какая есть.

Это не объект долевого строительства — стройка велась при помощи жилищных облигаций, а также заключались предварительные договоры купли-продажи. По сути, это инвестирование в деятельность организации.

Такая форма, как долевое строительство, значительно больше защищает права граждан и уменьшает риски, так как все средства собираются на спецсчете, с которого расходовать их можно только на стройку. Помимо этого все договоры регистрируются в органах местной власти, чтобы не было двойных продаж. А самое главное — есть указ президента, который регламентирует все вопросы долевого строительства. Жилищные облигации же позволяют застройщику более свободно распоряжаться средствами. Вопросов к этому финансовому инструменту гораздо больше.

Безусловно, нам было важно побеседовать и с руководителем архитектурной мастерской «Апрель» Равилем Мусиным — кто как не он знает, куда пошли деньги и чего ждать минчанам. Однако «из-за высокой занятости» говорить по телефону Равиль Рауфович отказался, попросив при этом выслать интересующие нас вопросы через Viber. Неделю назад Onliner отправил список руководителю долгостроя, но ответа пока так и не получил. Мы готовы дополнить статью мнением второй стороны сразу же, как только получим обратную связь.

Готовое жилье ищите при помощи сервиса «Дома и квартиры» Onliner

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Малиновский