587
12 декабря 2019 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: Максим Тарналицкий, Александр Ружечка, Максим Малиновский
Спецпроект

Ожидания и реальность. Как изменился Минск за 10 лет

В 2010 году новый председатель Мингорисполкома Николай Ладутько поделился с журналистами планами по развитию белорусской столицы и, конечно, насмешил ими бога. По мнению господина Ладутько, уже в обозримом будущем МКАД должна была стать внутригородской магистралью, ведь Минск, согласно всем установкам, мощной волной социального жилья обязан был выплеснуться за ее пределы. Как показало будущее, концептуально развитие самого чистого из городов обитаемой части Вселенной пошло по другому пути. Десять лет — достаточно большой срок, чтобы для большинства минчан изменения, произошедшие со средой их обитания, выглядели естественно и незаметно, но на расстоянии становится очевидно, что Минск 2010 года и Минск 2020 года — это два разных города. Совместно с компанией Samsung мы продолжаем проект «Десятилетие» и вспоминаем, каким парнем Минск был и каким стал спустя 10 лет. Что хорошего и плохого случилось со столицей Беларуси, стало ли жить в ней лучше и веселее? Вся правда в 17 пунктах.

Сакральный объект десятилетия

В мае 2010 года Николай Ладутько объявил о начале строительства нового жилого района «Северный», который должен был стать крупнейшим в Минске. Полутора миллионам квадратных метров жилья в полях около поселка Новинки появиться было не суждено. Вскоре после запуска мегапроекта неожиданно для городских властей выяснилось, что пахотные земли — это святое, изымать их из сельхозоборота никак нельзя, а вместо панельных многоэтажек для льготников лучше продолжать выращивать на этом месте гречиху, рапс и прочие ценные культуры. Два мира, один «мэр».

Если бы все градостроительные планы городских властей образца 2010 года осуществились, у города сейчас было бы совсем другое лицо. Особой фантазии не требуется, достаточно мысленно многократно клонировать Каменную Горку (ее первые дома как раз начали заселяться десять лет назад) в «Северном» и перспективных жилых районах за пределами МКАД (у деревней Щомыслица, Тарасово, Дегтяревка, Новый Двор), относительно которых в Мингорисполкоме также строили масштабные планы. Мечта председателя Ладутько, в свое время, кстати, сделавшего карьеру в структурах ОАО «МАПИД», осуществилась бы, и Минская кольцевая действительно стала бы очередным широким внутригородским проспектом.

Любопытнее, впрочем, другой грандиозный проект-гигант, так и оставшийся в ЭВМ архитекторов и инженеров государственных проектных институтов. В конце 2012 года в Мингорисполкоме объявили о том, что в 2016-м начнется освоение земель бывшего танкового полигона к востоку от МКАД. В «Зеленом Бору» планировалось построить 17 микрорайонов, почти пять миллионов «квадратов» жилья, 25 школ и 38 детсадов. Вместо пахотных земель там был не слишком плодородный песочек, и, казалось бы, ничто не мешало домостроительным комбинатам начать работу в три смены. Но отсутствие инженерной инфраструктуры и колоссальная стоимость работ (по оценкам 2012 года освоение «Зеленого Бора» обошлось бы в $8 млрд) похоронили и это градостроительное чудовище.

Фантомный проект десятилетия

Несостоявшиеся бесконечные социальные гетто на сотни тысяч жителей требовалось чем-то заменить, ведь жизнь и работа в столице не теряли своей привлекательности, а страждущих получить свою недорогую жилплощадь требовалось где-то расселять. Альтернативой освоению пахотных земель стало развитие так называемых городов-спутников. Их перечень из шести позиций был определен еще в мае 2014 года, причем на просторах Заславля, Смолевичей, Руденска, Логойска, Дзержинска и Фаниполя предполагалось расселить до 130 тыс. минчан, коренных и не очень.

Пока получается не очень бодро, ведь отчего-то привыкшие к столичным благам горожане не горят желанием переезжать в населенные пункты с сомнительной социальной инфраструктурой и непростой транспортной доступностью. Впрочем, совсем недавно государство сделало, возможно, последнюю попытку оживить проект городов-спутников, фактически переложив инвестиционный груз по их развитию на минский бюджет. Деньги в нем иногда водятся, поэтому, вероятно, что-то из этого и получится уже в следующем десятилетии.

Счастливчики десятилетия

В конце 2009 года в Минске жило 1 млн 837 тыс. человек. По состоянию на 1 октября 2019 года — уже 1 млн 986 тыс. Несложные подсчеты позволяют установить, что за 10 лет население города выросло на 150 тыс. человек. При этом ежегодно столичный жилищный фонд за счет новостроек увеличивался на сотни тысяч «квадратов» (в последние три года, к примеру, по 700 тыс. метров). С учетом строгого запрета на любые покушения на участки, предназначенные для выращивания какой-нибудь кукурузы (в котором, впрочем, в последнее время все чаще делаются исключения), возникает справедливый вопрос: где все это строится? У города в этом смысле резервов все меньше, но пока они есть. Во-первых, это уплотнение. Глава государства неоднократно выступал против него, но по факту оно продолжается, ведь минские чиновники и застройщики старательно разделяют два понятия: уплотнение и переуплотнение. Застраиваются еще каким-то чудом оставшиеся свободными площадки, подходящие под нормативы плотности, постепенно исчезает частный сектор (Сельхозпоселок, район проспекта Дзержинского и совсем свежие примеры на Аэродромной и Кижеватова), где ветхие и не очень усадьбы заменят многоэтажные «человейники».

Меняется и функциональное назначение городских территорий. Дома появляются на месте воинских частей (Масюковщина, Западный поселок), на участках, прежде занятых погибшими организациями (птицефабрика имени Крупской, фарфоровый завод, колония на Кальварийской и так далее). Но и на этом фоне выделяются два особенно ярких девелоперских проекта, один из которых станет, вероятно, символом 2010-х, а второй по инерции перейдет в следующее десятилетие.

«Ад прадзедаў спакон вякоў» Минску достались две крупные и практически полностью свободные территории, находящиеся в лакомых местах и подходящие для создания крупных многофункциональных градостроительных комплексов общегородского значения. Первый располагался на северо-восточном въезде в Минск, у станции метро «Восток», и некогда предназначался для размещения нового кампуса БГУ. Затем здесь построили Национальную библиотеку, но многие еще помнят фруктовый сад, находившийся по соседству. Как раз в конце предыдущего десятилетия этот участок отдали некоему международному инвестору, у которого было много звучных названий: Zomex Investments, «Белинтероба», Worldwide Building Group, Dana Holdings. В историю города войдет последнее. Здесь нельзя не вспомнить показанные публике еще в 2009 году красивые макеты подсвеченных небоскребов, рассказы про «белорусские Дубай и Макао» и пресловутых гондольеров (куда без них). Мы видим, что получилось в итоге.

Второй такой площадкой стала территория аэропорта Минск-1, освоение которой началось также в конце 2000-х. Первоначально основным девелопером должна была выступить российская «Итера», но проект «Минск-Сити» оказался ей не под силу. Впрочем, пришедшая ей на смену все та же многоликая «международная» компания Dana Holdings продолжила начатое «Итерой» строительство жилья, разве что типовые панельки были заменены на «каркасники». В перспективе декларируется создание на этом огромном пространстве «нового международного финансового, делового, развлекательного и жилого комплекса, города XXI века», но пример «Маяка Минска» отчаянно намекает, к какому «чуду» нужно готовиться на самом деле.



И еще один вывод о рынке жилищного строительства, сформировавшемся за истекшую декаду. По сути, бо́льшую его часть сейчас контролирует «большая четверка» частных застройщиков — Dana Holdings, «Тапас», «Айрон» и «А-100», — параллельно которым пока еще работают государственные УКСы.

Неудачники десятилетия

Признаем таковыми белорусские парки вообще и зеленые насаждения в частности. Можно до бесконечности выращивать кусты вдоль дорог и проводить бог знает где «компенсационные» посадки юных прутиков, но слаще жить от этого не станет. Город продолжил избавляться от мешающих ему деревьев, выдавать разрешения на строительство в парковых зонах и не предлагать ничего достойного взамен. Минск по-прежнему не знает, что такое современные рекреационные пространства и какую роль они могут играть в общественной жизни мегаполиса. Основные городские парки (Горького, Челюскинцев, Купалы) остались «приветом из 1970-х», новые парки (Чавеса или Павлова) оказались образцом «зеленстроевского» творчества с его глубокой консервативностью и провинциальностью.

Продолжалось и наступление на водно-зеленые диаметры столицы, где строились и отдельные объекты (гостиница «Пекин»), и целые жилые комплексы («Аквамарин»). При этом денег на реконструкцию и основного диаметра, проходящего вдоль Свислочи, и Слепянской водной системы так и не нашлось. Не идет речи и о достройке Лошицкого водного полукольца, третьего в этом беспрецедентном комплексе. Уникальные объекты, не имеющие аналогов на просторах бывшего СССР, постепенно приходят в упадок.

Амбивалентность десятилетия

За прошедшие 10 лет Минск наконец-то практически полностью избавился от долгостроев и «заброшек» советского периода и первого постсоветского десятилетия. Какие-то из них доделали («Колизей», «Триполтавр», поликлинику на Платонова, ДК на Козлова), какие-то снесли (спорткомплекс у станции метро «Могилевская», кинотеатр «Авангард»). Однако взамен в Минске появились новые долгострои, причем они оказались куда масштабнее. Несостоявшийся комплекс с отелем Kempinski у парка Горького, «Газпром-центр», «Магнит Минска», Novotel на Маяковского, гостиница Hyatt у Комсомольского озера, ТРК Gulliver на Притыцкого, «Деревня гипермаркетов» на МКАД строятся уже многие годы, а перспективы их сколь-нибудь оперативного завершения по-прежнему туманны. Есть и площадки, которые целое десятилетие никак не могли найти себе очередного «солидного» инвестора. Кто-нибудь может вспомнить, зачем сносили старый Червенский рынок?

На этом не слишком позитивном фоне радует, что некоторые из прежде «безнадежных» проектов, годами мозоливших своими костями глаза горожанам, все-таки закончили. Да здравствуют БЦ Futuris и ТРЦ Palazzo!

Потери десятилетия

Повторим для порядка сакраментальное «город — живой организм и все время меняется». Сносы старых зданий и строительство на их месте новых неизбежны. О каких-то из них можно жалеть лишь из ностальгических побуждений, как об уходе живых свидетелей истории Минска, другие действительно представляли ценность, и их уничтожение не может не вызвать закономерного вопроса, так ли оно было необходимо. Просто перечислим самые знаковые объекты, которые за 10 лет потеряла столица: стеклянный павильон ВДНХ на Купалы и ГКБ №2, музей Великой Отечественной войны на Октябрьской площади, первая минская электростанция у парка Горького, автовокзал «Московский», застройка Тракторного поселка, дома по улице Освобождения и сразу три старых советских кинотеатра: «Дружба», «Современник» и «Авангард».

Приобретения десятилетия

Естественно, Минск не только терял, но и получал здания, которыми справедливо может гордиться. За декаду в городе появились первые образцы действительно современной архитектуры, которые уместно выглядели бы в любом европейском городе. Пусть среди них нет шедевров мирового значения, но на фоне предыдущих десятилетий и они выглядели откровением. Первенцем стала штаб-квартира Белорусской калийной компании у гостиницы «Беларусь», которую, впрочем, в итоге занял Банк развития. Построенное по проекту бюро Varabyeu and Partners, оно продемонстрировало новое качество архитектуры, на которое может равняться платежеспособный заказчик с развитым художественным вкусом. К сожалению, подобные новостройки так и не стали массовыми, но все же общая ситуация стала принципиально улучшаться. Гостиница Renaissance, бизнес-центр на улице Кирова, ТЦ Galleria Minsk с отелем Doubletree by Hilton, комплекс Falcon Club и Дворец художественной гимнастики, даже несостоявшийся Kempinski (если закрыть глаза на место его строительства) уже гарантировали, что искусствоведам будет чем заполнить главу «Архитектура 2010-х» в соответствующем учебнике.

Появились и первые жилые кварталы нового, современного типа, пусть формально и за пределами Минска. Проект «Новая Боровая» продемонстрировал, что средствами архитектуры, ландшафтного дизайна, актуальным благоустройством и самим принципом организации пространства для жизни можно вызвать нешуточный спрос на достаточно дорогое и преимущественно панельное жилье за МКАД. Остается только надеяться, что и другие застройщики воспримут эти новации как руководство к действию.

И еще одно важное событие случилось в середине 2010-х: в Минске появились первые небоскребы. Пионерами стали жилой комплекс «Парус» на Кальварийской и БЦ Royal Plaza на проспекте Победителей. У обоих зданий высота превышает 130 метров, они самые высокие в городе. Их уже обошел не законченный пока ЖК «Лазурит», а рекордсменом должен стать 189-метровый «Газпром-центр».

Фейл десятилетия

К сожалению, во многом все эти архитектурные достижения были нивелированы двумя абсолютно одиозными проектами, вызвавшими всеобщее возмущение — и в среде неравнодушной общественности, и у архитекторов-профессионалов. Речь о достроенном в 2013 году «Доме у Троицкого» и бизнес-центре «Капитал Палас» на Октябрьской площади, сооружение которого сейчас завершается. Автор «дома Чижа» сравнил его с Эйфелевой башней, с которой далеко не сразу смирились парижане. Оставим столь самоуверенное заявление на совести архитектора. Ясно одно: гаргантюанских размеров и при этом абсолютно старомодный жилой комплекс, увы, на десятилетия вперед останется памятником безвкусию застройщиков. Бизнес-центр же на Октябрьской, постмодернистский выкидыш, занявший место старого музея Великой Отечественной войны, тоже, конечно, станет символом, но уже разнузданности чужих Минску людей с весьма своеобразными представлениями о прекрасном, которые, похоже, получили карт-бланш на изменение и самого центра города, создававшегося когда-то силами лучших советских и белорусских архитекторов.

Бум десятилетия

Благодаря сначала чемпионату мира по хоккею, который Минск принял в 2014 году, а затем (хотя и в куда меньшей степени) Европейским играм — 2019 белорусская столица стала городом отелей. Гостиниц, куда было бы не стыдно поселить интуристов, нам действительно не хватало, но все же с их строительством переборщили. Номерной фонд увеличился в разы, и, хотя введение безвиза помогло с их наполняемостью, все же предложение пока значительно опережает спрос. Из позитивных изменений — за десять лет в городе появились уважаемые международные гостиничные бренды.

Из негативных — некоторые отели из-за переизбытка их на рынке превратились в долгострои с неясными перспективами. Вновь вспоминаем Hyatt, не-Kempinski и Novotel.

Прогресс десятилетия

Это почувствовали все горожане на бытовом уровне. К 2020 году оказалось, что жителям Минска больше не надо ездить в Вильнюс, Киев, Москву или Белосток, чтобы прикоснуться к благам цивилизации. За 10 лет в городе появились первые по-настоящему современные торговые центры (в ассортименте — от открывшегося еще в 2012-м «Замка» до свежайшего Palazzo), к нам пришли почти все главные бренды одежды, обуви и прочих товаров повседневного спроса, которые раньше возили из какого-нибудь Akropolis или Galeria Biala, заработали несколько мультиплексов и аквапарков. Пожалуй, из очевидных объектов, которые должны быть в любом приличном городе, осталось дождаться открытия кинотеатра IMAX и пресловутой IKEA.

Отметим и еще одну тенденцию: на рынке продуктового ретейла установилось абсолютное доминирование крупных сетей. Независимых крупных универсамов практически не осталось. «Евроопт», «Виталюр», «Соседи», «Алми», «Белмаркет», «Домашний», «Гиппо», Bigzz и «Санта» теперь делят город между собой.

Движ десятилетия

Страшно представить, но 10 лет назад Минск жил без Октябрьской и Зыбицкой. В 2010-м на территории бывшего Минского завода имени Октябрьской революции начали открываться первые офисы креативных организаций, затем к ним подтянулись точки общепита, цеха завода трансформировались в пространства для различных мероприятий миллениалов и зумеров. Зыбицкая, которой вернули историческое название также как раз в 2010 году, сформировалась как главная барная улица города чуть позже, в 2015—2016-м, и теперь Минск уже сложно представить без нее.

В 2010 году из известных сетей фастфуда (не считая непревзойденных точек «Хутка-смачна») в столице работало только пять ресторанов «Макдональдс». Сейчас выбор заведений — и сетевых, и не очень — максимально обширен. К услугам минчан и респектабельные рестораны, и демократичные кафе, и достаточно богатый набор стритфуда, в честь которого проводятся целые фестивали. Пожалуй, не хватает только ланчерий, раклет-баров, крабоварен и идзокай.

Красота десятилетия

Есть еще один важный фактор, все больше определяющий визуальное лицо города. 2010-е запомнятся победным шествием муралов по стенам Минска. Все начиналось с первого фестиваля Vulica Brasil и четырех рисунков в 2014 году и успешно продолжается до сих пор. Каждый год появляются все новые и новые муралы, и пусть их качество порой вызывает вопросы, одно несомненно: произведения современных уличных художников стали достойными наследниками советского монументально-декоративного искусства, соответствующими духу XXI века.

Настойчивость десятилетия

Минчане стали на самом деле участвовать в управлении городом (или по крайней мере пытаться делать это). Родился и крепнет институт общественного активизма. Бурную, хотя и в основном теоретическую деятельность развили разного рода урбанисты. И дня не проходит без какой-нибудь петиции. Общественные обсуждения порой заканчиваются победой местных жителей, а не интересов застройщиков. Начиналось все с «Жители Уручья против», но потом горожане отстояли Осмоловку, Котовку и улицу Калиновского. И пусть поражений пока больше, радует сам факт отсутствия безразличия.

Со своей стороны власти запустили сервис 115.бел, с помощью которого каждый желающий может сообщить о любой, даже самой мелкой городской проблеме. Головной боли у коммунальщиков стало больше.

Эпопея десятилетия

С упорством, достойным лучшего применения, город продолжил строить метрополитен. За десятилетие в Минске открылось четыре станции вдоль проспекта Дзержинского, после чего «Минскметрострой» принялся с переменным успехом строить третью линию, открытие которой ожидается летом следующего года. Мы уже поднимали вопрос целесообразности ее сооружения, и он по-прежнему остается актуальным, хотя с тех пор городские власти во главе с новым председателем горисполкома Анатолием Сиваком вновь реанимировали идею строительства в столице скоростного трамвая. Эту инициативу можно только приветствовать и надеяться, что хоть на этот раз слова превратятся в дела.

Нельзя оставить без внимания и обновление наземного общественного транспорта к Европейским играм, и появление на улицах электробусов. Сокращение сети маршруток лучшим образом доказывает: система ОТ развивается, ура.

Инновация десятилетия

С приходом Uber, «Яндекс.Такси», а затем и отечественных платформ принципиально изменился рынок минского такси. Теперь, чтобы доехать из точки А в точку Б, вовсе не обязательно звонить диспетчеру, а затем расплачиваться наличными — достаточно несколько раз нажать на экран смартфона. Появление различных шерингов (каршеринга, байкшеринга и кикшеринга) также стало шагом на пути Минска в ряды цивилизованных городов мира. Прогресс не остановить.

Саботаж десятилетия

К 2020 году по большей части завершилось растянувшееся на десятилетия восстановление Верхнего города Минска. На этом сложном пути и в 2010-х были и несомненные удачи (регенерация церкви Святого Духа на площади Свободы), и одиозные провалы. Иначе как волюнтаризмом в угоду инвесторам нельзя не назвать архитектуру той же Зыбицкой. Вместо проекта исторически достоверной застройки, который был разработан общественностью, был выбран вариант архитектурного китча, не имеющего никакого отношения к ушедшей действительности. Искусственные новостройки неожиданно оказывались крупнее согласованных габаритов («Здание с красной крышей» по Музыкальному переулку), а самым вопиющим примером безалаберности стало превращение участка улицы Комсомольской в пешеходный.

Камбэк десятилетия

К 2009 году город избавился от последних коммерческих киосков, по мнению городских властей, уродовавших город. С этим можно согласиться, хотя при этом сотни и тысячи людей потеряли работу. Далее в памяти всплывает фраза «Иногда они возвращаются». Спустя 10 лет киоски действительно «чудесным образом» вернулись, только теперь уже они принадлежат одному собственнику. Видимо, в Мингорисполкоме посчитали, что некоторые подобные объекты только украсят минские улицы. Очень спорный вывод.

Послесловие

Минск 2020 года и Минск 2010 года вроде и похожи, но все-таки они разные, прежде всего на бытовом уровне. Очевидно, мы стали «более лучше» одеваться, питаться и развлекаться, у нас появилась городская культура, стало меньше свободного времени и больше возможностей потратить его на что-то полезное. Минчане одновременно увлеклись ЗОЖем и тусовками до утра в десятках барах за ночь. Иногда город действительно выглядит столицей IT-страны, но вместе с тем регулярно, порой даже слишком часто появляется не слишком приятное ощущение, что не город для горожан, а горожане для города. Для руководства Минска в большинстве случаев интересы застройщика все еще важнее, чем пожелания граждан, а важнейшие городские решения порой принимаются безо всяких консультаций с населением, архитектурных конкурсов и дискуссий.

Но все же поделитесь и вашим мнением в комментариях. Какой Минск вам ближе, роднее, приятнее, комфортнее — нынешний или десятилетней давности?


Samsung Electronics — мировой лидер в области электронных технологий. 50 лет создаем будущее. 10 лет помогаем миллионам пользователей добиваться большего благодаря смартфонам Samsung Galaxy.

Android, экран 6.1" AMOLED (1440x3040), Exynos 9820, ОЗУ 8 ГБ, флэш-память 128 ГБ, карты памяти, камера 12 Мп, аккумулятор 3400 мАч, 2 SIM
Спецпроект подготовлен при поддержке ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», УНП 7703608910.

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Максим Тарналицкий, Александр Ружечка, Максим Малиновский
Без комментариев