Спецпроект

Круче, чем в США: как в Китае появилась настоящая азартная столица планеты

29 104
0
24 сентября 2020 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com
Спецпроект

Круче, чем в США: как в Китае появилась настоящая азартная столица планеты

У большинства американцев довольно своеобразная картина мира, в которой существуют Соединенные Штаты и где-то там, на далекой периферии, весь остальной мир. Соответственно, все самое-самое находится между Калифорнией и Мэном, Монтаной и Флоридой, а другие государства вынуждены довольствоваться жалкими аналогами. Мировой столицей азартных игр принято считать Лас-Вегас, и благодаря пропаганде массовой культуры, кино, телевидению и музыке в это охотно верится. Между тем оборот игорного бизнеса не просто Вегаса, но и всего штата Невада давно отстал от маленького клочка суши, приютившегося на небольшом полуострове и нескольких островках в устье реки Жемчужной на побережье Южно-Китайского моря. Это Макао, некогда португальская колония, а сейчас единственное место на территории КНР, где любой желающий (включая даже члена партии) может легально сыграть в покер, рулетку и баккару. Его действительно создавали по образу и подобию Лас-Вегаса, но это тот случай, когда копия превзошла оригинал. Мы продолжаем совместный с онлайн-казино Parimatch проект «Столицы развлечений» рассказом о Макао.

Европейский форпост

По сравнению с Лас-Вегасом, возникшим благодаря железным дорогам и обилию вокруг полезных ископаемых и энергетических ресурсов, Макао куда как старше. И дело даже не в тысячелетней стране, частью которой эта территория всегда являлась. Именно здесь, в устье реки Чжуцзян (Жемчужной), в 1513 году на берег континентального Китая впервые высадился европеец, прибывший сюда морем. За бортом приплывшей с полуострова Малакка джонки был век Великих географических открытий, героя звали Жорже Алвареш, и был он подданным португальского короля Мануэла Счастливого.

Случайное место оказалось очень удачным, и в течение следующих нескольких десятилетий португальцы основали там свою торговую факторию. В 1553 году, через 40 лет после судьбоносной высадки Алвареша, небольшая территория под названием Макао была официально арендована Португалией у империи Мин и пробыла под фактическим управлением Лиссабона более четырех столетий.

Впрочем, тогда на нынешний источник процветания города ничто не намекало. Основу благосостояния колонии составляла посредническая торговля. Династия Мин наложила запрет на прямые экономические отношения своей страны с Японией, чем и пользовались португальцы, сделавшие Макао перевалочной базой между глубинным Китаем и Нагасаки, портовым городом, который был японским «окном» в Европу и мир. Корабли европейских купцов везли из Макао в Нагасаки шелк, а в обратном направлении — серебро. Кроме этого торгового маршрута существовали и другие важнейшие направления коммуникации: через Гоа (португальская колония в Индии) в Лиссабон и Европу, а также через Манилу в испанскую Мексику.

Вся эта бурная деятельность крайне благоприятно сказывалась на состоянии Макао. К 1640 году там жило около 26 тыс. человек, десятую часть из которых составляли европейцы. От того периода до наших дней, несмотря на всю яростную девелоперскую активность застройщиков, дошло немало образцов колониальной архитектуры, выглядящих сейчас в Китае инопланетными пришельцами, а потому пользующихся неизменным успехом у приезжающей в Макао публики.

Как это часто бывает, эра процветания через некоторое время сменилась депрессией. После выдающихся достижений эпохи Великих географических открытий могущество португальской колониальной империи начало постепенно увядать. На торговых маршрутах появились сильные конкуренты, а в середине XIX века в 60 километрах к востоку и вовсе возник Гонконг, со всей британской инициативой перехвативший почетное знамя «европейских ворот» в Китай. Португальцы, впрочем, особо не унывали. Страна у них была небольшая, амбиции — тоже, и, например, в те же 1850-е годы, когда подданные королевы Виктории вовсю строили на Цзюлунском полуострове свой новый аванпост, в Макао было принято ключевое решение, повлиявшее на всю последующую историю территории и ее современность. В колонии разрешили азартные игры.

Макао в 1870 году

Монте-Карло Востока

XIX век стал временем, когда подобные развлечения становились популярными в среде европейских аристократов. Казино открываются на Южном берегу Франции и на многочисленных спа-курортах континента, куда «на воды» приезжали лечиться и себя показать селебрити того времени. Надо понимать, что игорная атмосфера в Макао первые сто лет разительно отличалась от респектабельных европейских нравов. Там не было дворцов, в которых бы степенные господа в цилиндрах и дамы в пышных вечерних платьях просаживали бы состояния за игрой в рулетку. Первые азартные заведения Макао напоминали скорее опиумные притоны, и самым популярным развлечением в них были традиционные китайские игры вроде фан-тана.

Посетителями таких казино (всего к середине XX века их насчитывалось более двухсот) были в основном китайцы, ну а порядки способствовали повышенному вниманию к этим заведениям представителей триад, этнических тайных преступных организаций. Впрочем, ровно так же дело обстояло и в начавшем свое оформление в качестве игрового центра американском Лас-Вегасе. Самое главное, что и там, и там это был, наверное, неминуемый, но лишь временный этап в развитии индустрии.

В Макао в цивилизованное русло азартная отрасль стала входить после окончания Второй мировой войны. Спокойное сосуществование «большого Китая» и португальской колонии, когда границы были эфемерны, а обстановка давала миллион разных возможностей для сравнительно честного (и не очень) обогащения, закончилось. Китайская Народная Республика принялась строить социализм, причем формы этого строительства, благодаря личности кормчего Мао, приобретали порой чрезвычайный вид. Макао же при этом (как и соседний Гонконг) оставался оплотом капиталистического мира со всеми его недоступными уже обычным китайцам «пороками».

Макао в 1960-е

В 1961 году власти колонии (точнее, тогда уже «заморской провинции» Португалии) приняли принципиально важное решение. Они провели конкурс на продажу единственной (по сути, монопольной) лицензии на азартные игры. Цель администрации заключалась в консолидации как рычагов управления индустрией, так и прибылей от нее. Еще одной важной задачей победителя стала трансформация отрасли на западный манер.

Проведенный тендер семья Фу, до сих пор контролировавшая игорный рынок территории, проиграла, а заветную франшизу приобрел синдикат бизнесменов из Макао и Гонконга, получивший название STDM (Sociedade de Turismo e Diversões de Macau, «Туристическая и развлекательная компания Макао»). Главную роль среди партнеров конгломерата сыграл Стэнли Хо, во время Второй мировой войны наживший состояние на контрабанде между Макао и Китаем, ну а в конечном счете, разобравшись с коллегами по STDM, построивший одну из крупнейших игорных империй всей планеты.

Стэнли Хо умер в мае 2020 года в возрасте 98 лет

Азиатский Вегас

Стэнли Хо энергично взялся за дело. Как того и требовали власти «заморской провинции», он начал перестраивать всю индустрию на общепринятый манер. Вместо подозрительных притонов с китайскими национальными играми появились современные высотные отели, где помимо привычных для региона развлечений предлагались уже и западные соблазны (к примеру, рулетка и покер). Флагманом постоянно растущего бизнеса Хо, сделавшего его в итоге миллиардером, стал отель и казино Lisboa («Лиссабон»), чей 12-этажный корпус в форме цилиндра до сих пор является символом города.

Вряд ли бы развитие Макао как азартной столицы так бы впечатлило, если бы она оставалась небольшим анклавом, замкнутым в себе. Еще одной инновацией Стэнли Хо стала организация скоростной морской линии между Гонконгом и португальской колонией. К тому времени главный конкурент Макао превратился в один из мировых финансовых центров, деньги там водились, но вот возможности потратить их в казино не было. Азартные игры в Гонконге были запрещены (и запрещены до сих пор). Зато скоростные катера TurboJET компании STDM преодолевали 60 километров между городами за час с небольшим, что позволяло состоятельным и не очень гонконгцам стремительно перемещаться к столь вожделенным удовольствиям.

Отель-казино Lisboa

Хо выполнил свою задачу — перенес западные стандарты бизнеса в Макао, но со временем полученная им в начале 1960-х игорная монополия стала тормозом на пути развития отрасли. Как показал опыт Лас-Вегаса, следующим этапом эволюции становилось превращение азартных игр в настоящую индустрию развлечений, что требовало инвестиций совсем иного масштаба. Казино Lisboa казалось современным лишь в 1970-е годы, а к XXI веку пришло время мегакурортов: огромных высотных гостиниц на тысячи номеров, игорных залов на сотни тысяч квадратных метров, совмещенных с торговыми комплексами, концертными аренами, гольф-полями и бесконечным числом других разнообразных развлечений.

Монопольная лицензия STDM на игорные заведения в Макао закончилась в 2001 году, и власти города решили ее больше не продлевать. Точнее, вместо одной выдать три лицензии, а впоследствии еще три. Компания STDM, естественно, получила одну из них и по-прежнему владеет почти половиной из всех 40 казино Макао. Остальные пять лицензий достались крупным международным игрокам рынка — Wynn, MGM, Las Vegas Sands, Galaxy и Melko.

К этому моменту в Макао произошло еще одно важнейшее событие. В 1999 году контроль над территорией был возвращен Китаю. Бывшая португальская колония стала особым административным регионом КНР, пользующимся широкой внутренней автономией. Партийные деятели из Пекина не стали запрещать азартные игры (в собственно Китае и Гонконге игорный бизнес вне закона), а сохранили Макао как специфический анклав с эксклюзивными предложениями для практически бездонного китайского рынка.

Места для масштабного нового строительства в Макао уже не было. Это и так самая густонаселенная территория в мире. Но привыкшие к масштабным инфраструктурным проектам китайцы нашли выход. Благодаря намывным землям, отвоеванным у моря, за сто лет, к 2018 году, Макао увеличило свою территорию втрое, и значительная часть этих работ была проведена (и продолжает проводиться) уже в XXI столетии. На новой территории была создана улица, получившая названия Cotay Strip (по аналогии с главным игорным лас-вегасским бульваром), где и расположилось крупнейшее новое строительство.

В течение последних 15—20 лет в Макао открылись просто грандиозные развлекательные комплексы отелей-казино, включая в принципе крупнейшее в мире казино The Venetian Macau. Площадь его игорных залов превысила 50 тыс. кв. метров. Для сравнения, у второго казино мира (тоже The Venetian, но в Лас-Вегасе) этот показатель достигает лишь 11 тыс. кв. метров.

Компанию The Venetian составили и другие азиатские филиалы известных мегакурортов Вегаса: Wynn Macau, Sands Cotai Central, Sands Macao, MGM Macau, MGM Cotai, Wynn Palace, The Parisian Macao, к которым добавились отели-казино местных компаний City of Dreams, Galaxy Macau, Studio City. Обновлялись и привычные объекты. Например, гостиница Lisboa, флагман империи Стэнли Хо, получила новый корпус: 260-метровый небоскреб стал не только высочайшим зданием Макао, но и благодаря своей форме (должна напоминать лотос) — туристической достопримечательностью.

По своему обороту игорная индустрия Макао обогнала Лас-Вегас еще в 2007 году и к настоящему моменту оказалась далеко впереди. Впору называть не Макао «азиатским Вегасом», а Лас-Вегас «американским Макао». Несмотря на некоторый спад в последние годы, за который ответственны многочисленные конкуренты, появившиеся, например, в Австралии и на Филиппинах, да и в принципе возникшую у китайцев возможность выезжать далеко за пределы родины, азартные игры и сопряженная с ними индустрия гостеприимства по-прежнему формирует до 60—70% всего бюджета города. Макао является одним из мировых лидеров по доле ВВП на душу населения и не собирается в сколь-нибудь обозримом будущем терять свою роль мировой столицы азартных игр. Несмотря на то что создавалась она по образу и подобию своего знаменитого американского собрата, все же сейчас каждый из городов пошел своей дорогой. Вегас все больше превращается в семейный курорт, а Макао остается верен игре. По количеству крупных игроков в VIP-залах его казино конкурентов у бывшей португальской колонии нет. Ну а китайцы — ресурс, стремящийся в бесконечность.

Читайте также:


Parimatch — первое лицензированное онлайн-казино Беларуси. Виртуальное заведение создано по всем канонам классического: оцифрованные игровые автоматы (слоты) и лайв-казино. Крупье в белых перчатках, зеленое сукно на столах. Даже карты игрокам здесь раскладывает дилер, а не бездушная машина. За происходящим можно наблюдать с помощью веб-камеры. Играть можно как с компьютера, так и с мобильного приложения на iOS или Android.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com
Без комментариев