Не нужен бункер, нужна дача! По-новому смотрим на загородные сотки, где можно с комфортом самоизолироваться

657
16 мая 2020 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка

Не нужен бункер, нужна дача! По-новому смотрим на загородные сотки, где можно с комфортом самоизолироваться

Дача — не только отдушина, кормилица, истязательница (у каждого свой опыт освоения соток), но с 2020-го еще и отличное место для изоляции. В городе страшно лишний раз на улицу выйти, за незнакомую дверную ручку взяться, а на даче — свежий воздух, птичий гомон и, если хочешь, — ни одной души в непосредственной близости: забор в помощь. Неудивительно, что, осознав, в какой непростой и сковывающей по рукам и ногам ситуации оказалось человечество, безземельные горожане начали активно интересоваться обустроенными участками — ну не проводить же лето в четырех стенах (лучше на четырех сотках!). Неожиданный спрос заставил продавцов пересмотреть ценовую политику. И вот уже «фазенды», которые зимой продавались за $7000—10 000, становятся дороже в полтора-два раза. И ведь купят же — а что делать? Onliner выбрался в садовые товарищества, чтобы расспросить дачников, как их дела, и узнать, просится ли родня-знакомые в гости на самоизоляцию.

Пандемия — неожиданная и коварная — добавила новую опцию такой, казалось бы, проверенной и устоявшейся «материи», как дача. На фоне крайне желательной изоляции ценность ухоженных соток пусть и с небольшим домиком взлетает до небес: как же правы были те, кто всегда держал «фазенду» про запас, а не думал, что будет каждый отпуск открывать новые страны.

Даже не самый теплый день вмиг становится веселее, если выехать за город. Сочная весенняя зелень очаровывает глаза, солнце заставляет щуриться и улыбаться, пробивающиеся сквозь почву растения доказывают: что бы ни происходило в нашем, человеческом мире, природа живет по собственным законам и всегда берет свое.

Дача — это мое все

Для настоящих и преданных дачников сезон уже давно начался: все, что надо, посеяно, посажено и сейчас требует досмотра. Людмила — из тех, кто не изменяет даче ни при каких обстоятельствах: женщина все отпуска проводит в 25 километрах от Минска, да и выходные тоже.

В распоряжении хозяйки и ее мужа девять соток — четыре с половиной достались по наследству, еще столько же супруги купили, когда соседи решили съехать с насиженного места.

— Эти дачи существуют уже лет 25 точно, может даже больше, — говорит Людмила, разбираясь с посмевшими вырасти на аккуратных грядках сорняками. — В расположенных рядом дачных товариществах нарезали участки по шесть соток, а тут выдавали совсем маленькие — четыре с половиной и все, больше не положено. Поэтому, когда появилась возможность, мы выкупили землю соседей и объединили два участка.

Сезон открываем, как только становится тепло — собрались и поехали (спасибо дочке, которая отвозит и забирает). А какая дача может быть без грядок? Мы выросли в деревне, поэтому поработать с землей только в радость. Иной раз, может, и страшно начинать, когда посмотришь, сколько надо прополоть, а потом как втягиваешься, так не оторваться — понимаешь, насколько красиво получается, когда грядки чистые, и идешь все дальше и дальше. Главное, по весне все выполоть, а потом уже будет легче: видишь, что полезла трава, — пройдись граблями или тяпкой, и все.

И картошку мы сажаем. Да, люди говорят, что проще купить в магазине, но это ж совсем не то: килограмм возьмешь, а как почистишь, так уже и половина осталась. А своя картошечка крепкая, вкусная — сорт под себя выбираешь.

Участок Людмилы буквально утопает в цветах — тюльпаны, клематисы, маргаритки, розы, готовятся «лопнуть» крепкие бутоны пионов. Хозяйка говорит, что сорта и растения подобраны так, чтобы одни сменяли другие — цветастый ковер перед глазами с ранней весны и до поздней осени.

— Мы как с мужем устроены: уже с понедельника начинаем ждать пятницу, когда поедем на дачу. А в воскресенье обратно в город — с грустью в глазах. Я вот три недели в отпуске и все это время пробыла здесь. Скоро выходить, а я уже переживаю, что придется уехать. Вот такая реакция, хотя и работу свою люблю очень, но дачу, получается, больше.

Кстати, и молодежь к даче относится хорошо — они здесь выросли и до сих пор приезжают. Больше на шашлыки, конечно, но все же. На самоизоляцию никто не просится — у всех свои дачи. Внучка, например, коттедж построила недалеко отсюда, теперь сама огород сажает, цветы, говорит — как у бабушки. Вот такая преемственность.

Для нас дача — это все. Это моя настоящая отдушина. Здесь совсем по-другому себя чувствуешь, здоровье только прибавляется. Да и товарищество очень хорошее — все друг друга знают, общаются, обмениваются саженцами: у кого что хорошего выросло, уходит потом по другим участкам, — «оду» даче Людмила произносит с таким блеском в глазах и с такой улыбкой, что становится совершенно понятно: человек счастлив, нашел лучшее для себя место, и не нужны ему никакие курорты.

На дачу, на самоизоляцию

Давид из тех, кто появился на дачном участке для настоящей самоизоляции. Все серьезно. Не так давно парень прилетел из Израиля, где учился, сел в авто к отцу и, не заезжая больше никуда, оказался на родных сотках.

— Уже в понедельник двухнедельный срок самоизоляции закончится — вернусь в город и стану искать работу: я программист. Буду ездить по собеседованиям, общаться с людьми и точно знать, что из-за меня никто не заболеет: выдержал необходимое время в Беларуси плюс в Израиле полтора месяца на самоизоляции провел.

Все, что здесь есть, строил мой дедушка своими руками, хотя он не строитель и не инженер. Так появились дом, банька, сарай — дед во всем разобрался. Раньше у нас, как у всех, было четыре с половиной сотки. Но около пяти лет назад соседи решили продать свою землю, мы ее купили и обустроили газон.

Когда-то, конечно, был у нас и огород, урожаи осенью собирали. Но теперь отошли от этого — надоело всем. Оставили немного земли для грядок за домом, чтобы деду была отдушина (он единственный из всей семьи, кто хотел огород), а все остальное засеяли травой, — объясняет Давид, который скоро сдаст «дачный пост» тому самому дедушке-«основателю».

Внуки приехали прятаться от коронавируса

В другом садовом товариществе примерно такая же атмосфера — буйно цветут дождавшиеся тепла одуванчики, тюльпаны источают свой сладкий аромат, порхают, чирикая, птички. Мир выглядит привычным и беззаботным.

Но на самом деле жизнь изменилась: кто-то приехал на сотки раньше, чем обычно (выгнала «корона»), кто-то во время учебного года отправил детей к бабушкам-дедушкам — подальше от опасного города.

— Я пенсионерка, поэтому с весны провожу время на даче — в конце апреля — мае уже тут. Так что коронавирус ни при чем, — говорит Тамара Владимировна. — А вот дети мои да — привезли двоих внуков, чтобы у них не было лишних контактов с людьми, тем более что у девочки астма. Но она сейчас приболела, поэтому ее забрали обратно в Минск.

И соседи, кстати, поступили так же — завезли внуков на дачу (один в университете на удаленке, другой в школе) и сидят тут: делают уроки, отдыхают — все успевают.

А дача у меня давно — еще лет тридцать назад от Академии наук выделили. Продать свои сотки даже мысли не было: мы все минчане — деревни нет, поехать на выходные некуда, поэтому природу очень любим и ценим. Грядками особо не увлекались никогда, а приезжали просто подышать свежим воздухом, побыть здесь с детьми. Хоть и четыре сотки, но все-таки не в городе сидеть.

У нас, кстати, возле леса есть еще одна сотка земли — выделяли как раз под огород. В этом году сын и внук картошку там посадили. А на основном участке — цветы и ягоды, немного овощей.

Дача — это хорошее дело

В нежных чувствах к даче признается и Александр, физик по профессии: в Академии наук, говорит, работает головой, за городом — руками. Как результат — баланс сил и прекрасное душевное состояние: «Как бы ты ни любил работу, а отвлекаться надо».

— Участки тут начали выделять в конце 80-х годов. Тогда много ерунды и запретов было: построить дом выше шести метров (то есть полноценный двухэтажный) — нельзя, выкопать подвал — нельзя и так далее. К счастью, с развалом Советского Союза эти странные нормы упразднили и люди смогли почувствовать себя хозяевами. Народ начал строить что-то более-менее удобоваримое.

Поначалу выделяли сотрудникам по шесть соток, но желающих иметь дачу оказалось так много, что дирекция решила сделать стандартные участки площадью не шесть соток, а четыре. В общем, уплотнили нас. А потом началась обычная жизнь: одни бросили дачное дело, другие передумали строиться, третьи продали сотку-другую. В общем, появилась возможность расшириться, в итоге у нас стало семь соток.

Дача — это, с одной стороны, тяжелый труд, а с другой — единственный метод быть в форме. Я с трудом представляю, как бы бегал по парку, а вот подправить что-то на даче могу запросто. К тому же дача хорошо показывает разительный контраст между трудом «рабов» в колхозе и хозяев на своей земле: посмотри на урожай, и не нужно слов. При этом на даче работать-то тебя никто не заставляет, все делается по собственному желанию.

Для людей, которые в основном сидят, дача — очень хорошее дело: субботу и воскресенье поработал на свежем воздухе и чувствуешь себя совсем по-другому. А дома, в квартире, ничего путного не высидишь.

Спрятаться на даче от коронавируса? Можно, но разве ж есть гарантия? Хотя внуки приехали как раз по этой причине. Но у них тут не то чтобы сплошной отдых — учу с ними физику, химию. Да и остальные уроки никто не отменял.

Александр рассказывает, что дачная жизнь не всегда была беззаботной — несколько лет назад у него сгорел дом, произошло это на глазах у семьи. Благо пожарные быстро приехали и огонь не перекинулся на соседей: «Попереживал я, думал даже продать дачу — так тяжело было, а потом решил: нет, отстрою заново, но теперь уже никакого дерева».

Лес, речка, люди

Все теплые деньки (и даже погожие зимние) на даче проводит Владимир, заодно подкармливая местных котиков — кто же о них позаботится, «приблудах».

— Я свой участок получил в 1987 году, — вспоминает мужчина. — С тех пор так и повелось: как выходные, едем на дачу. От коронавируса не прячусь: может, уже и переболел им — так мне плохо было зимой, что кто его знает...

Соседи, кстати, некоторые поприезжали раньше и живут дольше, чем обычно. Но у нас же хорошо — автолавка раз в неделю появляется, «Е-доставку» даже видел, так что голодным никто не останется. Иногда и в город можно съездить за харчами — вот я вчера выбирался.

Дача — это хорошо, только по весне проблемы, когда люди костры жгут и дышать нечем. А так все спокойно — лес рядом, речка, люди хорошие.

— И что, не воруют?

— Сейчас народ такой ленивый стал, что даже не ворует, — смеется Владимир. — Это раньше уносили все, что на глаза попадется, — и ведра старые, без дна, и палки, чтобы помидоры подвязывать, и картошку выкапывали. А сейчас «грошы» заплати — никто воровать не будет. С этим проблем нет.


Очевидно, что роковой 2020-й заставит белорусов пересмотреть свои предпочтения и старые добрые дачи займут почетное место в сердцах уже новых поколений. Ведь еще недавно мы думали, что в любой момент можем купить билет на самолет и улететь куда угодно, но уже этой весной обнаружили, что привычный мир может перевернуться с ног на голову. А это значит, надо искать «активы» внутри страны, чтобы в подобной ситуации не только развеяться, отстраниться от людей, но в случае чего и прокормиться.

Ищите загородные дома при помощи сервиса «Дома и квартиры»

Читайте также:

Подписывайтесь на наши новости в Google News!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка