Silent Hill, одиночество и пустота. Так сегодня выглядят когда-то популярные торговые центры

1663
01 мая 2020 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий

Silent Hill, одиночество и пустота. Так сегодня выглядят когда-то популярные торговые центры

По белому кафелю пустого торгового центра дребезжат два электросамоката. Парни пытаются выжать максимум, а на разворотах обсуждают успехи. Их соседи говорят, что продавцы техники и раньше устраивали дружеские гонки, но теперь трасса всегда свободна: можно беспрепятственно кататься практически весь рабочий день, проводя условный карантин в свое удовольствие. В других ТЦ рыночного типа ситуация примерно такая же, хотя некоторые стараются извлекать из происходящего выгоду. Поговорили с соскучившимися по живому общению «ипэшниками» о прошлом, настоящем и будущем.

Сразу скажем: с предпринимателями мы общались еще до подписания президентом указа «О поддержке экономики». Как объяснял председатель совета РОО «Перспектива» Анатолий Шумченко, этот документ открывает для занятых в сфере какое-то поле для маневра. По его словам, он дал предпринимателям законные основания требовать налоговые каникулы и отсрочки по налогам.

В то же время указ не оказывает «ипэшникам» главную поддержку — материальную. Да и будем честны: настроение белорусских предпринимателей вряд ли изменится даже после окончания пандемии: они и раньше любили говорить о тяжелой жизни, а сейчас и вовсе загрустили. Границы закрыты, клиентов нет, просвета все еще не видать.

 «Московско-Венский». Здесь дуют ветра

Время обеда. О стены опустевшего ТЦ бьются мужские голоса, расходящиеся эхом на три этажа. Больше вокруг никого.

— Ой, а что вы фотографируете? — интересуется мужчина с пышными усами, трансформирующимися в улыбку.

— Людей, которых больше нет. 

— Как это нет? Вот же они — на самокатах катаются, — говорит случайный посетитель ТЦ и исчезает в дверях. Мы заходим в первый павильон и попадаем в печатный центр.

— А что у нас? Да ничего. Людей нет. Даже продукция, которую заказывали раньше, лежит. Не забирают, — сокрушается девушка и предлагает поговорить с начальством, которое сидит за стенкой.

— Нам сказали, здесь надо начальство искать. Это к вам? 

— К нам, — улыбается продавец и говорит, что теперь здесь больше никого и не найти. — Проходимость стала очень плохой, почти никого нет. У нас специфика немножко другая, поэтому к нам ходят. А вообще беда. Многие съезжают. Тут у каждого павильона свой собственник. У нас вот по одному павильону пошли на уступки, а по другому — нет. Если не дадут, будем тоже что-то новое искать.

— А вы хотя бы в ноль выходите? 

— Мы — да. Скажем так: у нас до эпидемии все было хорошо, а сейчас не очень хорошо. Количество клиентов упало процентов на 60—70, — делится Мария и произносит сильное непечатное слово, характеризующее ситуацию в стране и мире.

— Но мы отбиваемся, люди работают, зарплаты платятся. Мы Instagram начали активно развивать, почтой доставляем и так далее. В общем, осваиваем новые методы работы. Держимся и надеемся, что все наладится.

Ее сосед, Сергей, продает настольные игры. У него клиентов почти не осталось, зато застрявший дома народ стал активно заказывать игры курьером. Это помогло компании перестроиться и практически ничего не потерять.

Закрытых роллетов на этаже практически нет: позволить себе уйти и проедать запасы у нас могут единицы. В павильоне с одеждой застаем засыпающего на руке продавца, который от звука шагов поднимает глаза и холодно смотрит вперед.

— Как у вас дела? направляем вопрос в бездну безразличных глаз женщины.

— Никак. Все хорошо. Не хочу говорить, — отвечает она, не меняя позы.

Решаем не отвлекать ее от дел и заходим в маленькую кофейню.

 — У нас Silent Hill. Все так, как выглядит со стороны, — говорит мужчина.

Дела совсем плохо или не совсем?

— Могу число гостей показать на пальцах одной руки. 

— Давайте, — отвечаем мы. Бариста отрывается от кофейного автомата и крутит пальцами ноль.

Исследований о влиянии шуб на лечение COVID-19 пока нет, а потому продаются они слабо. Со стороны кажется, что с летней одеждой должно быть повеселей, но продавец Екатерина эту догадку оспаривает.

— Как дела? 

— Холодно, — укутывает себя руками девушка.

— А кроме температуры? 

— На душе тоже холод, — смеется она и говорит то же, что и все остальные: жить стало непросто. — Я наемный работник, но вроде арендодатель на 50% цену скинул. Доход был в три раза выше, то есть сейчас его вообще практически нет. Раньше у меня к этому времени было человек тридцать, а сегодня пришло только восемь.

Ее соседка добавляет, что Екатерина нынче самый успешный продавец: больше клиентов ни у кого нет.

«Импульс». Продавцы начали уходить

В торговых центрах в последний месяц дела идут так же тяжело, как и везде: многие предприниматели работают по субаренде и зачастую не могут добиться от арендодателей адекватного отношения к ситуации.

На прошлой неделе предприниматели из «Экспобела» решили показать свое отношение к происходящему и плотной жужжащей толпой вышли к зданию администрации. У крыльца собралось человек двести. «Ипэшники» требовали у руководства рынка вдвое снизить аренду и дать рассрочку на лето. Директор обещал рассмотреть предложения. Недавно рассмотрел и дал ответ: отказать. На это бизнесмены пока не отреагировали.

Предприниматели из всем хорошо известных ТЦ в центре города, которые работают примерно в таком же формате, никаких требований не выставляют. Говорят, народ просто опускает роллеты и уходит, если не может вести бизнес.

Со стороны кажется, что в «Импульсе» все относительно неплохо. По рядам ходят люди, шумят, разговаривают.

— Какие люди? Это наши все, продавцы! — смеется женщина в ответ на наше замечание. — Продавцы туда-сюда ходят, потому что делать нечего.

Мы проходим по рядам и интересуемся, как идет бизнес. Народ странным образом шарахается, напрягается и отказывается говорить. Из десятков опрошенных на разговор соглашаются единицы.

— Сейчас хоть кто-то пришел, а до обеда мы сидели вообще без клиентов, — отмечает женщина и стеснительно отворачивается. — У нас выручка процентов на восемьдесят упала как минимум. Все, не хочу общаться! Все у нас хорошо!

Судя по всему, здесь у многих «все хорошо», а потому народ сбивается в кучки, зевает и болтает ни о чем в ожидании конца пандемии.

— Есть смысл сейчас работать или проще уйти? спрашиваем у девушки из павильона с косметикой.

— Проще уйти, если учитывать аренду, зарплаты и так далее. Не вытягиваем. Ходим, просим, но пока все тяжело. Я знаю, что с началом мая продавцов станет намного меньше, потому что многие просто досиживают до конца месяца. 

Бывает, сидишь до обеда и наторгуешь на два рубля. А когда и ничего. Сейчас нам хотя бы заработать на аренду и чуть-чуть себе, но не получается. В лучшем случае в ноль выходишь, — рассказывает Елена.

На втором этаже как-то потише. Только кавказские женщины шутливо кричат «Не снимайте наши фейсы» и о чем-то смеются.

В удаленном от центра темном уголке застаем загрустившую женщину, спрятавшуюся на стульчике за развешанными вещами.

— Дела ужаснее некуда. Я здесь совсем недавно — открыла точку в середине марта.

— Очень вовремя. 

— Говорят, кто в кризис начинает, тем потом везет. Моя соседка давно работает. Она говорит, что продажи упали вплоть до 90%. Все же из России вещи возят, а граница закрыта. У некоторых людей запасы уже заканчиваются.

— У вас сегодня сколько покупателей было?

— Ни одного. 

— А вчера?

— Две примерки и ни одной покупки. У меня павильон небольшой, да и не все находят из-за места. Но я скажу, что администрация пошла на уступки. Сначала скинули 22%, а потом подписали новый документ и скинули на 70% от первоначальной суммы. То есть если «квадрат» стоил 50 долларов, то теперь стал 20.

— Это помогло вам выйти в ноль? 

— Нет, я работаю в минус. Но кому-то это сыграет на пользу. Когда я пришла, мне предложили только это место, а сейчас классные места освобождаются. Я вот присматриваюсь, — заканчивает Анна.

В другом конце зала, в окружении закрытых павильонов, идет на диалог женщина в марлевой повязке.

— У нас все хорошо. Купите халатик! Красивый, качественный. 

— У вас же и без нас все хорошо. 

— Ой, такое «хорошо» врагу не пожелаешь. Видите, сколько пустых боксов? Еще два месяца назад все они были заняты, а теперь пусты. Люди уехали.

«Силуэт». На кризисе тоже можно сыграть

В торговом центре напротив нас встречают молчащие манекены и улыбчивый Миша. Еще недавно этот парень работал официантом в Golden Coffee, а теперь вынужден подрабатывать продавцом.

— На той работе мне дали выходные, которые не кончаются уже месяц. Говорят, там вообще сейчас официантов нет, все дома сидят. Зарплату я пока тоже не получил. Жду вот и параллельно работаю здесь. Я и раньше торговал, решил вернуться. А что делать? Без денег я месяц дома сидеть не могу, — говорит Михаил и признается, что почти ничего не продает.

— Сегодня ноль продаж, вчера было две или три. А прошлой весной могло уйти 15—20 пар за это же время.

Мишин сосед перекладывает коробки и наводит порядок в боксе. Он только открылся и работает первый день.

— Нужно быть смелым, чтобы открываться в такое время.

— А какое время? Это больше страх, — пожимает плечами Сергей.

— В том-то и дело: никто не понимает, как все будет складываться. Народ даже прогнозировать не берется. 

— Сейчас есть два варианта: либо сидеть на месте и ждать, либо двигаться и надеяться.

— То есть вы решили сыграть на кризисе? 

— Конечно. В обычное время найти большое место здесь было нереально, а сейчас можно выбирать. Собственник немного изменил условия работы, хотя это несильно сказывается. Сегодня каждый выкручивается как может.

Читайте также: 

Суши и роллы, чтобы вкусно проводить время в изоляции. Есть в наличии

сет, 40 шт, 1214 г, икра летучей рыбы, креветка, кунжут, лосось, лосось копченый, морские водоросли (чука), творожный сыр
роллы, ура маки, 8 шт, 198 г, зеленый лук, кунжут, сливочный сыр, особенности: вегетарианское
сет, 20 шт, 1290 г, кунжут, лосось, сливочный сыр

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий
Без комментариев