Дело проклятого хлеба. Рассказываем, как и почему французский город сошел с ума

39 762
26 февраля 2023 в 8:00
Автор: darriuss

Дело проклятого хлеба. Рассказываем, как и почему французский город сошел с ума

Автор: darriuss

Жаркое лето на юге Франции. Небольшой 10-тысячный городок Пон-Сент-Эспри погружен в свою тихую провинциальную жизнь. 16 августа 1951 года этому безмятежному спокойствию приходит конец. К врачам начинают обращаться сначала единицы, потом десятки, наконец сотни местных обитателей. Сперва симптомы напоминают жестокое пищевое отравление, однако с каждым часом ситуация усугубляется. Люди жалуются на галлюцинации, они неожиданно нападают друг на друга, идут линчевать городского пекаря, кто-то кончает жизнь самоубийством, пытается задушить собственных родственников. Складывается такое впечатление, что жители Пон-Сент-Эспри вдруг одновременно обезумели. Как оказалось, это была последняя (пока) эпидемия удивительной болезни, столетия назад представлявшей собой куда более страшное бедствие.

Август апокалипсиса

Больницы в городе не было. Первичный осмотр пациентов проводили два врача, каждый из которых имел в Пон-Сент-Эспри собственную практику. 16 августа запомнилось им на всю оставшуюся жизнь. С утра к ним выстроились очереди. Мирные обыватели жаловались на боли в животе, тошноту и рвоту, понос, их бросало то в холод, то в жар. Все это сначала выглядит как пищевое отравление, однако привычная в таких заурядных случаях помощь не помогает.

С течением временем симптомы лишь ухудшаются, к ним добавляются новые, все более пугающие. В следующие дни у многих из заболевших начинаются галлюцинации, конвульсии, они впадают в делирий, поведение приобретает агрессивный характер. Случаются вспышки насилия. 11-летний ребенок пытается задушить собственную мать. 24 августа один из жителей воображает себя самолетом и выпрыгивает из окна второго этажа. Несмотря на небольшую высоту, несчастный погибает. В общей сложности жертвами происходящего становится семь человек, несколько сотен выздоравливают, но не все в домашних условиях. Часть жителей Пон-Сент-Эспри оказываются в стационарах, обычных или психиатрических. Полиция начинает уголовное расследование, ну а у специалистов-эпидемиологов своя задача — понять, что это все-таки было.

Проклятый хлеб

На самом деле после массового опроса пациентов врачам все быстро становится понятно. За день начала локального апокалипсиса горожане ели, разумеется, совершенно разные продукты, но у всех в рационе присутствовал хлеб, купленный в местной пекарне Роша Бриана. При этом посетители второй городской пекарни были абсолютно здоровы. Точно так же была обнаружена семья из семи человек, лишь пять членов которой пробовали хлеб Бриана. Те родственники, которые предпочли хрусту французской булки другие пищевые эмоции, жалоб на самочувствие не имели.

Сами жители разобрались в ситуации еще быстрее. Еще когда эпидемия была в самом разгаре, виновник сам собой определился в бытовых беседах. Горожане не просто поняли, что хлеб может быть не только всему головой, но и источником крайне неприятных ощущений, но и вспомнили, что продукция пекарни Бриана выглядела крайне непривлекательно, батоны и багеты имели сероватый цвет и были каким-то влажными. Отдельные горячие головы даже призывали разобраться с отравителем самостоятельно. На двери пекаря нарисовали крест, но в этот момент в дело вмешалась полиция, несчастного булочника превентивно арестовали и поместили за надежные решетки. К счастью — потому что Бриан был ни в чем не виноват.

Без государства не обошлось

Все произошедшее стало косвенным результатом действовавшей в это время во Франции политики регулирования продажи хлеба, точнее сырья, из которого он изготавливался. Во время Второй мировой войны в стране была введена государственная монополия на торговлю мукой как стратегически важным продуктом. Пекарни не могли сами выбирать себе поставщика, а вынуждены были брать то, что им отпускали из централизованного пункта распределения. После окончания войны жесткую систему сделали чуть более либеральной. Теперь разрешалась свободная торговля мукой в рамках своего департамента (французский эквивалент наших районов).

Однако если тот или иной департамент не производил достаточного количества собственной муки, для компенсации разницы его власти были вынуждены вновь-таки обращаться к государственному посреднику, который занимался распределением излишков продукции территориальных единиц с большей урожайностью. Естественно, такими излишками была лишь мука низшего качества, попадавшая на госсклады по остаточному принципу. Пон-Сент-Эспри находился как раз в не слишком хлебоносном департаменте Гар и вынужден был «импортировать» плохую муку у соседей.

Виновник найден

Уже к концу августа формальный виновник странной эпидемии был найден. Как оказалось, весь зараженный хлеб был произведен из муки производства мельника Мориса Майе из городка Сен-Мартен-Ривьер на севере страны. Дальнейшее расследование показало, что Майе производил муку из пшеницы, но, желая сэкономить и из-за недостатка высококачественного сырья, смешивал ее с ржаной мукой. Конечный микс отправлялся на государственный склад и далее распределялся в департаменты с недостатком муки. Тут же выяснилось, что на продукцию Майе жаловались многие пекари, а порой были и случаи отравления покупателей, просто они не приобретали такого массового характера, как в Пон-Сент-Эспри.

Дело было фактически раскрыто. Пекарю Бриану и жителям Пон-Сент-Эспри не повезло: им досталась партия муки, зараженная спорыньей. Спорынья — паразитический гриб вида Cláviceps purpurea, который просто обожает при определенном стечении обстоятельств поражать рожь или пшеницу. В спорынье при этом содержатся алкалоиды, в том числе эрготинин.

Антониев огонь

При попадании в организм в определенным дозах эрготинин вызывает серьезное расстройство пищеварительной системы, спазмы гладкой мускулатуры, судороги, а также нарушения психики, в том числе психозы и галлюцинации. Во многом по своей структуре алкалоиды спорыньи напоминают диэтиламид d-лизергиновой кислоты, психоактивное наркотическое вещество, более известное под аббревиатурой ЛСД. В Пон-Сент-Эспри случилась эпидемия эрготизма, отравления спорыньей (по-французски «спорынья» — ergot). Опасность производства муки из зараженного зерна известна мельникам, однако в темной ржаной муке (отсюда серый цвет хлеба в пекарне Бриана) она плохо заметна.

Раньше такие эпидемии происходили куда чаще и представляли собой серьезную проблему для здравоохранения. В Средние века хлеб (причем в основном рожь из-за своей нетребовательности к почвам и устойчивости к сорнякам и вредителям) составлял основу рациона питания простолюдинов. В холодные и влажные годы повсеместно происходило заражение посевов спорыньей, а затем и отравление ее алкалоидами людей. Эту болезнь раньше называли «Антониев огонь». Святой Антоний был покровителем больных эрготизмом, а «огонь» иллюстрировал конвульсии и сыпь, которая возникала в тяжелых случаях заболевания. В особенно тяжелые годы оно уносило десятки тысяч жизней, однако, к счастью, в Пон-Сент-Эспри случилось последнее известное массовое отравление такого рода. В настоящее время работники сельского хозяйства практически полностью избавились от этого вредного паразита, а произошедшее в 1951 году во Франции осталось, возможно, самой необычной эпидемией современной истории в Европе.

Больной Антониевым огнем

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by