Самые жуткие места мира. Рассказываем про закрытую для жизни «красную зону» в центре Западной Европы, где погибли сотни тысяч человек

20 марта 2022 в 8:00
Источник: Валерий Волатович. Фото: AP, flickr.com, pinterest.com, Wikimedia, Оливье Сен-Илер

Самые жуткие места мира. Рассказываем про закрытую для жизни «красную зону» в центре Западной Европы, где погибли сотни тысяч человек

В Беларуси есть своя «зона отчуждения» — огромная территория, вынужденно отселенная из-за аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году. Во Франции такого рода техногенных катастроф не было, но, как ни странно, нечто подобное существует и там. В соответствующих документах ее описывают следующим образом: «Опустошена: полностью. Ущерб собственности: 100%. Урон сельскому хозяйству: 100%. Очистить: невозможно. Человеческая жизнь: невозможна». Как и почему вдоль франко-бельгийской границы появилась Zone Rouge, «Красная зона»?

В сердце мясорубки

В нашей стране о Первой мировой войне говорят значительно реже и знают куда меньше, чем о Второй. Между тем для современников она стала событием такого масштаба, что получила у них определение войны Великой. Никогда еще наша планета не знала конфликта со столь большим количеством участников, с использованием вооружений такой разрушительной силы, со столь колоссальным числом жертв, погибших и на всю жизнь искалеченных.

Отличительной особенностью событий в 1914—1918 годах было большое количество ожесточенных столкновений, носивших крайне затяжной характер. На отдельных участках линии фронтов могли не меняться не то что месяцами — годами! И  это не было вялое позиционное противостояние при практически полном отсутствии реальных боевых действий. Стороны могли свирепо, даже остервенело обстреливать друг друга из всех доступных видов оружия, включая то, что сейчас считается запрещенным. Хрестоматийным примером стала т. н. «Верденская мясорубка» — растянувшаяся почти на 10 месяцев 1916 года битва при французском городке Верден, в результате которой погибло более 300 тыс. человек, что, впрочем, никак не повлияло на линию фронта. На месте же сражения остался «лунный» пейзаж.

Железный урожай

Верденская битва — лишь одно из многих кровопролитных сражений Первой мировой, последствия которой чувствуются и спустя уже более чем столетие. Причем в отдельных местах эти ощущения носят конкретный физический характер. Во Франции, например, в районах, где в те годы шли жестокие сражения, у местных фермеров даже появилось выражение récolte de fer — «железный урожай». В среднем на каждый квадратный метр здешних территорий было в том или ином виде использовано около тонны взрывчатых веществ. Каждый третий снаряд, мина, бомба не сдетонировали и так и остались лежать на поле боя. Часть этого смертоносного наследия оказалась под землей и лишь сейчас вновь появляется на поверхности.

Как у нас периодически случаются находки оружия времен Второй мировой войны, так и французские фермеры ежегодно при весеннем севе или осенней вспашке после уборки полей извлекают из их недр сотни тонн боеприпасов времен мировой Первой. Это все и составляет дополнительный «железный урожай», утилизацией которого во Франции и Бельгии занимаются специальные правительственные организации. И периодически список жертв Первой и Второй мировых, увы, пополняется новыми фамилиями. Согласно только французской статистике с 1945 года при разминировании таких вот «даров земли» погибло 630 саперов.

Красная зона

В той или иной степени от боевых действий в ходе Первой мировой войны во Франции пострадало около 7% территории страны. В некоторых районах довоенный пейзаж полностью исчез. Были уничтожены и больше не восстанавливались не только города и поселки. Тотальному разрушению подвергались целые ландшафты. В ожесточенных боях под миллионами снарядов погибли леса, поля, фермы, на смену которым пришла в буквальном смысле выжженная земля. Просто вернуться на эти территории и начать жизнь заново было невозможно, поэтому уже в 1919 году во Франции принимается закон, позволяющий правительству выкупать у прежних владельцев особо пострадавшие участки. Собственники получали финансовую компенсацию своих потерь и избавлялись от потенциально взрывоопасных проблем.

В результате изучения таких территорий специалисты создавали карты, где цветом дифференцировалась степень нанесенного ущерба. Например, на карте северо-восточной Франции ниже синим цветом отмечены области, которые не пострадали, зеленым — те, которые пострадали в незначительной степени и где хозяйственная деятельность могла продолжаться в прежнем объеме. Желтые — районы, требовавшие реабилитации. Ну а красный цвет получила территория, где реабилитация была или невозможна в принципе, или должна была занять очень продолжительное время.

«Опустошена: полностью»

В общей сложности в состав «красной зоны» внесли 1200 квадратных километров французской территории. Здесь запрещались не только постоянное проживание, но и любая хозяйственная деятельность человека, например ведение сельского хозяйства. Причин было несколько. В первую очередь, именно в этой зоне было сконцентрировано самое большое количество необезвреженных боеприпасов, и речь идет, разумеется, не о единичных забытых снарядах. Счет им шел на миллионы. При этом с течением времени они деградировали, разрушались под воздействием окружающей среды, а самую большую опасность представляли боеприпасы с отравляющими веществами. Например, с ипритом, ставшим одиозным именно на фронтах Первой мировой. Их случайная детонация угрожала мирным жителям, ну а проникновение свинца, мышьяка и ртути, использовавшихся в оружейных технологиях начала XX века, в землю и грунтовые воды грозило долговременными последствиями.

Вторым фактором стало то, что «красная зона» была усеяна трупами людей и животных. Боевая обстановка не позволяла убирать их вовремя, и в некоторых районах таких останков скопилось слишком много. Если тела погибших солдат со временем постарались собрать и захоронить, то с животными дело обстояло сложнее. Все это делало даже просто нахождение в рамках этой закрытой территории по-настоящему опасным.

Новый ландшафт

С тех пор прошло чуть больше ста лет. За это время «красная зона» постепенно сокращалась, но так и не исчезла полностью. И по сей день во Франции остаются территории, где содержание опасных веществ в почве намного превышает допустимые дозы. Французские и бельгийские саперы продолжают извлекать, обезвреживать и утилизировать по несколько сот тонн боеприпасов времен Первой мировой ежегодно, но темпы этого процесса, а также предполагаемые остатки всех этих снарядов и бомб таковы, что прогноз окончания работ стремится в бесконечность. По разным данным, саперам предстоит трудиться еще от 300 до 700 лет.

Рекультивировать же отравленную землю куда сложнее. Для ученых «красная зона», сейчас находящаяся на территории сразу 11 департаментов страны, стала живой лабораторией того, как ведет себя природа в таких обстоятельствах. Бывшие сельскохозяйственные территории, изувеченные войной, лишенные городов и деревень, сейчас покрылись лесами, но специалисты отмечают, что разнообразие жизни в них гораздо скуднее, чем в их аналогах на «чистых» землях. Жить на постоянной основе здесь по-прежнему запрещено, однако спасением всех этих мест стал мемориальный туризм. Ежегодно сюда, в точки, где век назад сотни тысяч людей обрекали друг друга на смерть, приезжают их потомки, чтобы посетить военные кладбища, памятные комплексы, созданные на месте крупнейших битв первой великой войны современности. Ну а «красная зона» также выступает своего рода памятником. Напоминанием о последствиях конфликтов такого масштаба.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Валерий Волатович. Фото: AP, flickr.com, pinterest.com, Wikimedia, Оливье Сен-Илер