«Рамы и ванну заберем на следующей неделе». Такие странные продавцы квартир

 
07 октября 2021 в 19:20
Автор: Оксана Красовская. Фото: архив Onlíner; фото носит иллюстративный характер

«Фантастика», — скажут «мимо проходящие» читатели. «Жизнь», — спокойно заметят те, кто успел совершить не одну сделку купли-продажи недвижимости, а значит, и пообщаться с самыми разными людьми. Полторы недели назад мы попросили вас поделиться своими необычными/забавными/возмутительными историями взаимодействия с продавцами жилья. И вот — первое воспоминание. Если вам также есть что поведать миру, пишите на ok@onliner.by.


С того момента, как произошла эта ситуация, минуло много лет. И, честно говоря, я вспоминаю ее с улыбкой. К семье продавцов у меня нет никакой агрессии, и я ни в коем случае не хочу «ославить» их на весь мир: люди они хорошие и чему-то у них даже можно поучиться. Просто мне захотелось поделиться своими эмоциями (на тот момент), а именно удивлением, — объясняет свою позицию минчанка.

Сделка купли-продажи, о которой далее и пойдет речь, произошла в конце 2007 года.

В то время я училась на пятом курсе университета и уже четыре года была в отношениях с молодым человеком. Жили мы с ним, его мамой и сестрой в трехкомнатной квартире. В какой-то момент я взяла ситуацию в свои руки и отвела молодого человека в ЗАГС. На свадьбу моя мама подарила нам квартиру. О ней и пойдет речь.

Это была малосемейка на Бельского, 53. Многие риелторы прекрасно знают этот дом с 12 квартирами на этаже, 10 из которых — однокомнатные с «удобным метражом» в 29 «квадратов». Удобство заключается в том, что по тем временам еще можно было встать на льготную очередь по нехватке метров (меньше 15 метров на человека).

Продавцы этой квартиры — удивительные люди! Жили они довольно кучно: на 17 жилых метрах размещались муж, жена и их двухлетний ребенок. А на кухне, на кресле-кровати, обитала сестра жены. Несмотря на все трудности, семья накопила $28 000 (как они потом рассказали, собирали всем миром — кто сколько мог дать из родственников) и хотела уехать в двушку на Жудро. И вот день сделки…

Мы (в составе меня и мамы) поехали в банк за заказанными наличными деньгами (на минуточку, убитый «бабушатник» в то время стоил нам 55 тысяч американских портретов Вашингтона).

Мама, выходя из банка с зажатой под мышкой женской сумочкой, заполненной деньгами, мне шептала: «Такое ощущение, что на меня сейчас смотрят все воры мира!»  Пройти нам нужно было 500 метров, и сейчас мне кажется, что мы тогда их почти пробежали.

В агентстве нас уже ждала семья контрагентов. Они тоже привезли свою часть денег для доплаты… в пластиковом пакете сетевого магазина, немного дырявом, и в небольшую дырочку которого был виден файлик для документов, в котором и лежали доллары. Это придавало некоторый сюрреализм ситуации, но сама цепочка сделок прошла успешно. Да, в то время сделки совершались в USD абсолютно спокойно, и на саму сделку пришла работник небезызвестного государственного банка и собственноручно проверила денежку, запечатала ее по конвертикам, которые мы повезли нотариусу.

И тут настало время для второй части моих эмоций, основными из которых было удивление. И возникло оно во время передачи ключей. Дело в том, что квартира на момент осмотра не представляла собой вообще ничего примечательного и я не рассчитывала на то, что мне пригодится там хоть что-то. Но увидев всю картину, я была даже в некотором замешательстве.

Квартира была практически пуста: без мойки на кухне, но с одинокой газовой плитой 1978 года выпуска, без розеток и лампочек.

На мой немой вопрос в глазах бывшая хозяйка сказала, что у них совсем не осталось денег на ремонт, а тут были хоть и дешевые, но относительно новые розетки, «им даже 10 лет нет!».

Затем она продолжила: «Мы пока (тут был сделан акцент) оставили раздвижную дверь в комнату и балконные рамы!» На мой вопрос: «В смысле „пока“?» Она сказала, что просто быстро не нашли машину, чтобы их вывезти и, если мы не против, они заедут на следующей неделе и заберут их вместе с чугунной ванной и унитазом.

Окончание истории хорошее: семья эта хоть и осталась без балконных рам, но претензий не выставляла. Сейчас понимаю, что все это им было действительно нужнее, а мне бы их розетки-лампочки все равно не пригодилось, пришлось бы выбрасывать.

Квартиру эту я продала в 2013 году за $51 000, вложив туда еще $14 000 в ремонт (не спрашивайте, зачем делать дизайнерский ремонт в малосемейке, — мне было 22 года). Вот такие чудеса рынка недвижимости, когда покупаешь на пике, а продаешь в яме, но это уже совсем другая история. После этой квартиры у меня был десяток других сделок, но все они были стандартными и «без огонька».

Своей историей я бы хотела оставить нотку позитива людям, которые, возможно, с таким столкнутся. Потому что или вы в договоре прописываете, что покупаете квартиру с 20 розетками и тремя гвоздями в стене, или потом не удивляйтесь, если нет вообще ничего. И это всего лишь стены, и намного важнее, чтобы в них хотелось возвращаться по вечерам, чем то, какого бренда плитка на полу.


Таблетки для посудомоечных машин — пополняйте запасы в Каталоге Onlíner

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Оксана Красовская. Фото: архив Onlíner; фото носит иллюстративный характер
Без комментариев