За квартиру просят $500—700, зато зарплаты выше. Истории белорусов, которым пришлось переехать в Киев

467
12 ноября 2020 в 8:00
Источник: Евгений Олейник

За квартиру просят $500—700, зато зарплаты выше. Истории белорусов, которым пришлось переехать в Киев

Прокатившаяся по стране волна задержаний нынешним летом вынудила покинуть родину не только ярых оппозиционеров, но и тех, кто когда-то был далек от политики: айтишников, рабочих с заводов и даже домохозяек с детьми. Подсчитать точное количество эмигрантов непросто. МВД Беларуси рапортовало о 13 тысячах покинувших страну граждан, которые перебрались в Литву, Латвию, Польшу и Украину. В то же время, по данным Государственной пограничной службы Украины, только к ним в августе и сентябре въехали 71 тысяча белорусов (хотя речь, вероятно, идет обо всех случаях пересечения границы, в том числе обычными туристами). Мы решили оставить статистику специально обученным людям и показать, что скрывается за этими цифрами. Встретились с белорусами, которые пытаются обустроиться в Киеве.

Испугалась за брата и решила уехать 

У торговцев в подземных переходах, ведущих на Майдан Незалежности, вот уже несколько месяцев бело-красно-белые флаги считаются одним из самых ходовых товаров. Дело в том, что каждое воскресенье у монумента девушки с калиновой ветвью в руках собираются сотни, а порой и тысячи белорусов. Оттуда они проходят организованной колонной к белорусскому посольству, чтобы поддержать протестующих на родине.

Среди участников митингов рабочие, артисты, журналисты, бывшие силовики, программисты, предприниматели. Многие из них покинули страну, чтобы избежать даже не своего ареста, а ареста своих родных.

— Мой брат Илья в этом году окончил школу, — рассказывает историю вынужденной эмиграции член инициативной группы Тихановской Екатерина Куприянова, собиравшая подписи за своего кандидата на президентский пост в родных Крупках. — Во время централизованного тестирования он заболел, поэтому взял справку в больнице и сдал все в резервный день. Однако потом его обвинили в том, что этот документ — поддельный. Ребенку грозило до двух лет лишения свободы.

В сети есть видео, на котором целая группа следователей Борисовского РУВД пытается забрать брата Екатерины на допрос из квартиры его родителей в Крупках. Один из них поясняет, что парня пришли задерживать, так как он «предоставил заведомо подложные документы в БГУ».

Илью тогда отвезли в Управление внутренних дел, после допроса отпустили, но потом еще неоднократно вызывали вместе семьей.

— В последний раз повестку принес следователь 27 июля прямо в наш магазин (семья занимается продажей обуви. — Прим. Onliner). Он постоянно спрашивал, точно ли мы явимся, не планируем ли куда-то уехать на отдых, — вспоминает Екатерина необычное поведение сотрудника МВД.

Намек девушка поняла — тем же вечером собрала за два часа вещи и вместе с братом и сыном поехала на пункт пропуска «Новая Гута». До перехода ее на машине довезли родители, а на украинской стороне встретил знакомый. Семья поселилась на пару дней в одном из хостелов Киева, а затем нашла съемное жилье. Сейчас она пытается здесь как-то устроиться.

Как оказалось, каких-то особых преференций для получения вида на жительство у белорусов нет. Нужно быть высококвалифицированным специалистом, к примеру, программистом, учиться здесь, иметь родственников или хотя бы 300—400 лишних долларов.

Брату Екатерины не удалось получить ВНЖ, поэтому в октябре, когда истек 90-дневный срок его легального пребывания, он переехал в Польшу. Девушку же, с ее слов, выручила представитель Free Belarus Center Полина Бродик, оформив волонтером в одной из украинских общественных организаций. Реальную же работу белоруске пока найти не удалось.

Отметим, что устроиться официально в Киеве сложно, потому как за лиц с временным видом на жительство работодатель обязан платить в казну несколько сотен долларов. Есть и предложения неофициального трудоустройства, но там могут попросту ничего не заплатить. Однако Екатерина надеется на лучшее.

— Нам здесь попадаются очень хорошие люди, которые хотят чем-то помочь. К примеру, директор одной из киевских школ согласилась взять учиться моего сына, когда у меня еще не было ВНЖ, а классная руководительница объясняла ребенку непонятные моменты на русском, чтоб он не чувствовал какого-то языкового барьера (предметы преподают на украинском. — Прим. Onliner), — перечисляет Екатерина.

Больше всего нашу соотечественницу в Украине поразило отношение полицейских и спецслужб к митингующим. По ее словам, им ни разу не запрещали устраивать различные акции на Майдане Незалежности и около белорусского посольства. Один из силовиков даже дал свой личный номер мобильного телефона с просьбой сообщать об акциях заранее, чтобы на всякий случай митингующим могли обеспечить охрану.

— Очень хотелось бы видеть что-то подобное и в Беларуси. Кстати, была уверена, что 9 августа ситуация поменяется, однако она стала еще хуже… До сих пор тяжело поверить, что милиция может так избивать и унижать собственных граждан. Надеюсь, что этот кошмар скоро закончится и я смогу с ребенком вернуться, — мечтает Екатерина.

Собеседница отмечает, что отношение родных белорусских госорганов и в Украине остается стабильным: за время митингов около нашего дипломатического ведомства посол не особо горел желанием общаться с соотечественниками. По словам девушки, лишь 9 августа он заговорил с белорусами, которые были недовольны, как здесь организовали работу избирательного участка, — внутрь пропускали по одному, поэтому часть пришедших не смогла проголосовать. В диппредставительстве объяснили это вынужденными мерами, принятыми в целях профилактики распространения коронавирусной инфекции. Подобное, кстати, происходило и в Варшаве, где в нашем посольстве установили лишь одну кабинку и одну урну для голосования.

Взял кота, собаку и снял квартиру в киевском «спальнике»

Еще один постоянный участник митингов около посольства Беларуси — Максим Королевский. Он тестировщик мобильных игр. Парень жил спокойной жизнью программиста в центре Минска, получал более 2000 долларов в месяц, жертвовал часть денег в различные фонды защиты окружающей среды, заботился о своей кошке и собаке, а по выходным отдыхал в тихих кофейнях. Акции протеста старался обходить стороной, чтобы лишний раз не нервировать силовиков, однако 11 августа нарушил рекомендации милиции сидеть дома.

Фото — Lelaffise

— Вечером ехал на велосипеде по велодорожке. Около Дворца спорта остановили люди в черном и потребовали показать содержимое рюкзака. Найдя там две медицинские маски, они сказали, что я якобы везу кому-то помощь, меня «запаковали» в автозак и отвезли на Окрестина, — вспоминает белорус.

В изоляторе программист пробыл до утра 15 августа. По словам Максима, на него не составляли никакого протокола и не судили. Выйдя на свободу, он снял побои, написал жалобу в Следственный комитет и заявление об утрате во время задержания велосипеда стоимостью 1000 долларов.

Велосипед так и не нашли, по заявлению ничего не двигалось. Более того, от знакомого адвоката молодой человек узнал, что на некоторых людей, снимавших побои, вроде как заводят дела вплоть до уголовных. Поэтому он решил уехать за границу.

В начале сентября программист переехал в Киев, здесь он без проблем устроился на работу в местную компанию и получил благодаря этому временный вид на жительство. По подсчетам тестировщика, Беларусь уже покинули примерно треть коллег из его белорусской фирмы, многие планируют это сделать в ближайшее время. Также на чемоданах сидят друзья Максима из других IT-предприятий.

— Невозможно нормально работать, когда тебя могут задержать в любой момент просто за то, что ты находишься на улице не в то время и не в том месте, когда границу то закрывают, то открывают, когда коронавируса нет, а потом он есть, когда законы вообще не соблюдаются, — называет причину утечки программистов за границу тестировщик.

Сейчас парень живет вместе со своими домашними питомцами, хаски и «дворянским» котом, на окраине Киева в Святошинском районе — это что-то вроде нашего Уручья. В его жилом комплексе несколько многоэтажек. Территория обнесена забором, при въезде есть двухуровневый паркинг, а внутри множество детских площадок и различных магазинчиков. Подобных ЖК в городе каштанов сотни. Арендовать приличную квартиру здесь даже с двумя питомцами на руках не проблема.

— Свою 50-метровую студию нашел буквально за 10 дней. Очень помогли риелторы. Они здесь реально работают. Не просто набрасывают тебе варианты, а созваниваются с владельцами и улаживают все вопросы, — рассказывает молодой человек.

Аренда квартир в Киеве ощутимо дороже, чем в Минске. Если у нас еще можно найти в центре приличный вариант за 300—350 долларов в месяц, то здесь за аналогичное жилье просят 500—700 долларов. Правда, и зарплаты значительно выше. Со слов Максима, если таксисты в белорусской столице в среднем получают около 1000 долларов в месяц, то здесь в районе 2000.

За время жизни за рубежом белорусский программист так и не соскучился по стерильной минской чистоте. Говорит, что и в Киеве, в принципе, коммунальщики работают нормально.

Чего действительно здесь нет — так это родных людей и близких друзей. При этом новые знакомства Максим заводить не планирует, не хочет «пускать корни», так как намерен вернуться на родину, когда там все наладится.

Какова судьба протестующего с фото «Я его отпустил»

Еще одним местом встреч уроженцев Беларуси в Киеве стало бывшее здание НКВД на улице Липской, где сейчас располагается Украинский институт национальной памяти. Здесь на втором этаже в небольшом помещении белорусский эмигрант может пообщаться с теми, кто уже освоился на чужбине. Вновь прибывшим как минимум предложат место для ночлега и расскажут, какой фонд и чем способен помочь. В поисковике найти это место можно, набрав «Белорусский информационный центр».

В кабинете инфоцентра несколько наших эмигрантов, живущих в Киеве, обсуждали по видеосвязи с товарищами, которые были вынуждены уехать в Литву и Польшу, созданный недавно белорусский дом в Украине. На экране ноутбука показался Евгений Заичкин, это его омоновец «отпустил» на протестах 9 августа. Мужчина рассказал, как переехал в Вильнюс и оправляется там от полученных на митингах травм:

— Уже все хорошо, два месяца прошло. Здесь советуют, чтобы сходил обследовался, потому что били по голове и всякое может быть. Но пока меня ничего не беспокоит, я и не обращаюсь к врачам.

По словам Евгения, пересекая границу, он не знал о «гуманитарном коридоре», поэтому попросил политического убежища. В итоге оказался полностью на государственном иждивении: ему оплачивают жилье и питание, но при этом молодой человек не может легально работать. Сейчас при поддержке одного из фондов Евгений пытается поменять статус пребывания.

Статистика по въезжающим от Украины

Ближе всего к ноутбуку — бывший кандидат в депутаты Алена Толстая. Два года назад она приковала себя к столбу на Октябрьской площади в Минске в знак солидарности с задержанными тогда активистами. В Киев женщина переехала еще в июле, после того, как у трех желающих баллотироваться на пост президента резко возникли проблемы с законом. Она опасалась, что и ее с большой долей вероятности ждет аналогичная судьба. Сейчас Алена является координатором Белинфоцентра в Киеве и помогает тем, кто был вынужден покинуть нашу страну. По ее словам, таких людей немало.

— По информации Государственной пограничной службы Украины, только в сентябре сюда прибыли порядка 24 тысяч белорусов. Конечно же, это не только пострадавшие во время протестов и репрессированные, но и те, кто приехал на работу, на отдых к семьям и так далее. Но в любом случае эта цифра значительно выше тех 3 тысяч человек, о которых заявляют в МВД Беларуси.

Помощи фондов в Украине на всех нуждающихся не хватает, поэтому многие белорусы перебираются дальше в Литву или Польшу, где государство им предоставляет временное бесплатное жилье и какую-то материальную помощь.

— Мы сейчас ищем какой-нибудь хостел или санаторий под Киевом, где человек мог бы жить первое время, пока не сделает документы, где его бы кормили, оказывали медицинскую и психологическую помощь. Данный вопрос обсуждали с украинскими властями, но пока на это нет финансирования, — поясняет Алена.

Извинился на камеру перед милиционером, боясь, что не выпустят

Во время встречи белорусских эмигрантов в комнату зашел мужчина средних лет. Зовут его Юрий Щучко. До нынешнего лета он работал в Речице бурильщиком в ПО «Белоруснефть», получал от 2000 до 3000 белорусских рублей, на митингах никогда не был и особых проблем с законом не имел. Правда, против системы все же периодически бунтовал: отказался на прошлых выборах идти на участок досрочно, а в 2016-м на профсоюзном собрании осмелился проголосовать против списка людей, которых отправляли на слет объединения: по словам Юрия, в нем не оказалось ни одного рабочего, только сотрудники администрации.

Нынешним летом Юрий пошел дальше и записался в наблюдатели на своем участке. А после жестких разгонов протестующих 9 августа в Минске и ряде областных центров решил сам поехать на митинг в Гомель. Вскоре протесты охватили и Речицу. Мужчина был на каждом митинге. По его словам, силовики при этом никого не били и первое время даже не задерживали.

В РОВД Юрий попал после очередного митинга 30 августа, после чего ему присудили 15 базовых величин. А 14 сентября бурильщик вновь оказался в милиции — уже за оскорбление представителя власти.

— Накануне в Жодино милиционер ударил женщину по лицу. Для меня это стало последней каплей. Решил хоть как-то, в силу своих возможностей, отомстить ему подобным. У нас как раз был такой персонаж, который постоянно выступал свидетелем в суде над протестующими, порой даже не присутствуя на митингах. Нашел его в социальной сети, потом его жену. На своей странице та хвасталась подарком от мужа, iPhone 11-й модели. Меня это еще больше взбесило. Вы же понимаете, как он на него заработал, — объясняет мотив своего поступка Юрий.

Белорус опубликовал в Telegram-канале «Речица для жизни» семейные фотографии милиционера, его жены и дочери. В этом посте он назвал представителя власти нехорошим словом. На следующий день за бурильщиком пришли оперативники.

— Меня обвиняли и в оскорблении должностного лица, и в экстремизме, грозили внушительными сроками. Естественно, когда после этого вежливо попросили извиниться на камеру перед тем милиционером, я согласился, понимая, что иначе вряд ли вообще когда-нибудь отпустят, — поясняет Юрий.

Далее мужчину перевели в следственный изолятор, где осудили на десять суток за участие в митинге 23 августа. На шестой день вызвали к прокурору, где дали ознакомиться с материалами уголовного дела по статье 342 УК РБ, по которому он проходил как организатор беспорядков. Затем набросили еще четверо суток за присутствие на акции 20 августа. Так как рабочий выходил раз десять на протесты, добавлять срок могли еще долго, однако почему-то не стали. Вместо этого, со слов Юрия, попросили подписать исправленный протокол по уголовному делу и по истечении назначенных 14 суток выпустили.

Оказавшись на воле, нефтяник оставил своей пожилой матери-инвалиду половину денег, которые у него были, сел на такси и поехал на белорусско-украинскую границу. Пересек ее пешком. Доехал попутками до Чернигова, а оттуда до Киева. В столице соседнего государства снял квартиру на сутки, чтобы перевести дыхание и подумать о своей дальнейшей жизни.

— Жилье посоветовал таксист, с которым я познакомился в тот же вечер… Спать было, конечно, там страшновато. На всякий случай рядом с собой в тумбочку положил нож, — вспоминает эмигрант.

Официально трудоустроиться Юрий в Украине не может, но пока своих запасов, а также 1500 евро, которые он получил от Bysol после увольнения с «Белоруснефти», ему хватает. Нефтяник снимает квартиру с двумя соотечественниками, которые также были вынуждены уехать из родных городов. Один из них, к слову, бывший правоохранитель.

В конце нашей беседы эмигрант честно признается, что и сейчас бы выложил фотографию семьи речицкого милиционера, но, скорее всего, замазал бы лицо его дочери. С последним он колеблется, говорит, что «ребенок не виноват», а потом добавляет, что «не виноваты и дети митингующих, которым угрожают постановкой на учет в комиссии по делам несовершеннолетних».

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Источник: Евгений Олейник