Забирай свою рыбу и уходи. Белорус потратил 20 тысяч рублей на обустройство озера, а потом власти взяли и «передумали»

454
09 ноября 2020 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Малиновский

Забирай свою рыбу и уходи. Белорус потратил 20 тысяч рублей на обустройство озера, а потом власти взяли и «передумали»

Густая и тягучая осенняя серость заползает под каждый камыш, лезет в нос и уши. Потерявшие цвет деревья сливаются с травой, трава — с водой, вода — с небом. В центре этой концентрированной белорусской пустоты вжимается в лодку рыбак. Он закрылся шапкой и не пускает утренний холод в свой уютный мирок под бушлатом. Еще несколько мужиков в теплых ватных панцирях дозором ходят вокруг озера в поисках щуки (говорят, она здесь размером с корову, а корова размером с дом). Дмитрий — крепкий широкоплечий парень с твердым взглядом — смотрит на них с сожалением: вся эта атмосфера должна была материализоваться и стать денежкой. Но дяди в пасмурных, как весь этот пейзаж, костюмах вдруг «передумали». Потому что могут.

Озеро Zero

Когда-то у Димы Слуцкого своего озера не было. У него вообще много чего не было, но надо же с чего-то начинать.

Тропинку к этой воде он прокладывал много лет. Сначала работал охранником, потом маляром, после открыл ИП и продавал на столбцовском рынке семена и бытовую химию. О Столбцах мы говорим лишь между делом, потому что нечто подобное могло произойти и в любом другом белорусском городе — увы.

И вот мы стоим на берегу симпатичного водоема, который Дмитрию дали, а потом отобрали.

— Мы с отцом рыбаки, поэтому созрела у нас мысль взять в аренду озеро. На душу это легло. Да и вообще интересно было в чем-то большем себя попробовать: тут 16 гектаров воды, это любопытно, — говорит Дмитрий и ведет нас вдоль берега. — Мы узнавали у других арендаторов, я много литературы прочел, а потом выбрали вот этот вариант. Если бы все получилось, такого водоема, как у нас, вообще в стране бы не было: планы были колоссальные.

В старом добром 2018-м у Димы все получалось неплохо. Он собрал пакет документов, отнес в райисполком, подписал договор аренды на пять лет и пошел заниматься своим новым бизнесом (так в двух строках выглядят нудные месяцы подготовки).

За ноябрь и декабрь ему насчитали всего 43 рубля, размер оплаты за следующий год вообще почему-то предложили высчитывать самостоятельно. Звучит это странно, но как есть. Парень заплатил еще 1250 рублей, а потом купил несколько тонн карпа и занялся благоустройством.

Двадцать тысяч нулей

Своих накоплений у Слуцкого было немного. Он занял у друзей, поблагодарил за помощь родителей и постарался с душой подойти к созданию маленького районного чуда. Парню показалось, что просто выкосить траву и пустить сюда рыбаков будет недостаточно: он построил мостики, установил лавочки и мусорки, навел порядки и даже привлек ассоциацию инвалидов-колясочников, чтобы сделать первое в стране инклюзивное место для рыбалки. А еще хотел провести соревнование для трудных подростков. Но не вышло.

К этому моменту он уже потратил около 20 тысяч рублей. И это не считая мелких расходов, которые бумагами не подтвердишь.

— Рыбацкий сезон длится пять месяцев — с мая по октябрь. Я на самом деле даже прибыль не считал, потому что не знал, когда мы сможем открыться. Знаю, что люди на таких озерах зарабатывают по 15—20 тысяч за сезон. Наверное, мы могли бы столько же иметь, но нам не дали, — Дмитрий закуривает и подводит нас к рыбакам, которые его хорошо знают.

Чужеродная рыба

После зарыбления предприниматель приезжал к озеру каждый день. Он гонял рыбаков, которые покушались на запущенную рыбу, следил за порядком. Живи, карп, и радуйся, пока сезон не настал! Дима проводил здесь по 18—20 часов в сутки — только спать домой уезжал. Местным все это сильно не нравилось: они так не привыкли.

Этот водоем растекся между двух поселков, стоящих у городских окраин. На водной глади отражаются высокие кирпичные дома (говорят, в одном из них аж 64 окна). Жильцы этих коттеджей всю жизнь ловили здесь щупаков и карасей, а потом пришел бизнесмен, и людям пришлось перестраиваться. А это всегда неприятно.

— Я всегда разговаривал с ними по-человечески и шел на диалог. Разрешал ловить карася или щуку, которые водились тут и до меня. Просил только карпа не трогать, за которого я заплатил большие деньги. Но мужики кричали: «Мы будем делать все, что захотим». И начали писать на меня жалобы везде, где только можно. С этого все и началось, — замолкает предприимчивый белорус на подходе к рыбакам. Мы обращаемся к мужчине в теплой куртке хищного цвета.

— Говорят, некоторые люди были против того, чтобы Дмитрий озеро арендовал. Все так?

— Некоторые? Почти все были против. Идите к Сергею, он тут главный рыбак, — отправляет нас поближе к воде мужчина и просит своего коллегу на лодке подойти поближе.

— Мы сами когда-то собирали деньги и запускали сюда рыбу. Да, он разрешал местным щупака и карася ловить, но мы же и карпа сюда запускали! И амура! Вот люди и писали обращения, — говорит «главный рыбак».

Отделить свою рыбу от чужой и разобраться, кому озеро нужнее, у конфликтующих так и не получилось. Разбираться в тонкостях рыбоводства пришлось прокуратуре.

Вместо одного озера — два

Мы подходим к бобровой плотине — воды здесь стало куда меньше, чем год назад. Самих бобров сегодня нет (видать, уехали в район на совещание, как это обычно бывает на селе). Мосты и лавки Дима уже спилил — предписано властями. Еще ему предложили забрать свою рыбу, но пока парень думает, как это сделать, а параллельно готовит документы для суда. Он уверен, что произошла какая-то глупая ошибка.

— В 2018 году я получил документ, в котором говорится, что препятствий для аренды озера нет, — Дима показывает толстую папку с ответами из различных ведомств. Их копии имеются в редакции. — Совет депутатов рассмотрел нашу просьбу и выдал разрешение на пять лет. 

В то время в управлении сельского хозяйства был другой юрист. Она выдала мне документы, согласно которым озеро может сдаваться (это предусмотрено постановлением Совмина №333). По ее мнению, были соблюдены все пункты: была оформлена комплексная карт-схема, краснокнижных видов здесь не обнаружили, мест для купания нет и так далее. 

Но спустя год выяснилось, что юрист ошиблась. На это озеро нет карт-схемы, а потому его вообще нельзя было сдавать в аренду, — Дима разводит руками и листает удивительные ответы, которые явно составляли очень опытные чиновники.

После того, как все эти странные факты вылезли наружу, прокуратура обязала райисполком устранить нарушения. Те устранили — и расторгли с Дмитрием договор, предложив до конца месяца выловить свою рыбу.

Как выловить четыре тонны карпа и куда его потом деть — непонятно. Спускать воду нельзя, неводов нужных размеров не найти, рыбхозы в этих махинациях участвовать не хотят. Да и как отличить свою рыбу от не своей? Но всем все равно.

— Если я что-то выловлю, то буду просто раздавать по детским домам, судя по всему. А куда еще ее деть? Райисполком подал на меня в суд, а потом иск отозвал. Но мне за это еще и штраф влепили (этого я вообще никак понять не могу).

На этой неделе, скорее всего, подам в экономический суд. Сейчас готовимся с адвокатом. Специалисты (по учебнику) посчитали, на сколько вырос мой карп за год, сколько его померло за это время и так далее. Я за это 1200 рублей, между прочим, отдал. У нас тут и кислотность воды, и все на свете посчитано. Мы ж реально готовились, — перечитывает документы несостоявшийся бизнесмен.

А вот что говорят чиновники 

В таких историях чиновники чаще всего отвечают по запрограммированным шаблонам, которых не так уж много:

  • Перезвоните после праздников.
  • Я первый месяц работаю, ничего не могу сказать.
  • Пришлите запрос. На официальном бланке. По факсу.
  • Молодой человек! Вам что, заняться нечем? Еще раз, как ваша фамилия? До свидания.

Но работники столбцовского райисполкома решили высказаться и дали развернутый комментарий по поводу происходящего. С нами согласился пообщаться главный специалист отдела экономики Павел Мамонько.

— Как вышло, что озеро дали в аренду, а потом договор расторгли?

— Когда подаются документы для рассмотрения вопроса о предоставлении объекта в аренду, потенциальный арендатор должен ознакомиться, оценить все нюансы, а также в соответствии со всеми пунктами этого положения предоставить документы и в том числе разработать план мероприятий.

В этом случае нюанс был в том, что в одном населенном пункте есть два озера. Одно с карт-схемой, а второе нет. Почему — не скажу: специалист у нас уже не работает. Но факт остается фактом. Прокуратурой было написано представление об отмене решения райсовета. Это решение отменили, после этого были у нас переговоры с арендатором. В итоге мы подписали допсоглашение о расторжении договора по соглашению сторон.

Со Слуцким были переговоры, порядка шести месяцев велась переписка, чтобы поступить правильно и минимизировать убытки арендатора.

— А как их можно минимизировать?

— Разными способами.

— Например?

— Основное, что имеет арендатор с арендованного озера, — рыба, которая по договору принадлежит ему.

— Вы ему предложили рыбу достать из озера?

— Не только. Там была долгая переписка, оговаривались разные пункты.

— Поправьте меня, если я ошибаюсь. Ваш специалист допустила ошибку, из-за которой человек получил в аренду озеро, которое не должен был.

— В какой-то степени да, но я немного не согласен с вашими формулировками.

Вы сказали о том, что допустила ошибку, но лично мое мнение — здесь все-таки неправы две стороны, потому что две стороны могли смотреть и изучать нормативно-правовые акты, то есть постановление №333. Как у них переходили переговоры и все остальное — я не скажу.

Но с точки зрения буквы закона, у нас нормативка находится в открытом доступе, и без ее изучения арендатор не может подготовить даже пакет документов, который предоставляет. То есть арендатор смотрит и видит, сможет он или не сможет. Информация о том, что находится в карт-схеме и какие именно пруды, — она тоже в открытом доступе, размещена на сайте Министерства сельского хозяйства.

Меня не было здесь, когда приносили документы, я по факту работаю только с этого года. Что было раньше — я не прокомментирую.

Согласился с нами поговорить и председатель столбцовского районного Совета депутатов Сергей Шестень. Это он подписывал документы о выдаче озера в аренду. Говорит, что все хотели как лучше.

— Управление сельского хозяйства готовило пакет документов, мы его рассматриваем только на районной сессии Совета депутатов. Юрист управления сельского хозяйства не сверила правильно площадь и ошибочно вынесла на обсуждение именно это озеро, которое сдано в аренду, а площадь учла другого совершенно. Из-за этого возник вопрос. Сейчас, я так понимаю, арендатор будет расходы учитывать и в суд подавать. Но я не понимаю, что ему мешает выловить рыбу, продать и возместить свои затраты. Мы бы могли оказать содействие, подумать как. 

Я понимаю, что есть определенные затраты. Но скажите, в чем наша вина как депутатов? Мы хотели благое дело сделать!

Чтобы на озере был порядок, правильно? И человек чтобы развивал свой бизнес, и чтобы зона рекреации была сделана, мы из этого исходили. К сожалению, получилось так.

В ближайшее время Дмитрий подаст заявление в экономический суд, где постарается постоять за себя. Мы будем следить за развитием событий и обязательно расскажем, чем закончится это дело.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Малиновский