1130
08 августа 2019 в 15:05
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий

«Коробки открыли, а они полные денег». Выселение из минского дома закончилось дракой с милицией

Вчера кто-то из жителей Лебяжьего выложил в социальные сети видео с подписью: «Вот так выселяют людей из их собственного жилья». На записи — милиция, скорая, человек на носилках и какая-то неразбериха. Оказалось, там развернулся большой скандал со странными подробностями. Впрочем, завязка этой истории еще страннее.

Конфликт произошел на улице Ильянской, где сейчас готовится площадка для строительства многоэтажного жилого комплекса. Посреди расчищенного экскаваторами поля стоит один-единственный дом — ветхая деревянная лачуга. Рядом люди с зонтами, на входе милиция и судебные приставы, на подоконнике подписывает документы мужчина средних лет. Мы проходим во двор, представляемся, пытаемся заговорить.

— Нам сообщили, что тут принудительно семью выселяют. Все так?

— Нет. Люди добровольно переезжают в новую квартиру, — быстро отвечает женщина в гражданском.

— Неправда! Принудительно выселяют! Я сейчас все расскажу, — не соглашается мужчина и просит подождать.

Во дворе в этот момент уже работают грузчики, которые заполняют кузов грузовика старой мебелью. У входа сложены метровые горы мусора, под покосившимся сараем разрывается дворняжка на цепи. Колорита добавляет и дождь, который пошел как раз вовремя. Мужчина в рабочем предлагает осмотреться и отводит в сторону.

— Ты иди посмотри, что мы грузим. Тут жесть. Видал такое? — предлагает заглянуть в машину грузчик. — Короче, вчера тут вообще творилось черт знает что. Этих людей не могли выселить с 2011 года, сейчас уже принудительно выселяют. Приехала милиция, а бабка легла поперек хаты и не пускает никого. Детки ее тоже сопротивляются и говорят, что «только через труп матери». Вызвали скорую, бабке померили давление — все в порядке. И тут она вскакивает и убегает в комнату. 

Закрылась там, дверь держит и никого не пускает. Милиция открыть не могла — так эта бабка «выздоровела». В итоге как-то открыли, а бабка за кочергу схватилась и драться с милицией начала. Увезли в Новинки. 

Мы стали разгребать завалы, коробки открыли, а они полные денег. Там еще старые рубли лежат какие-то. Представьте, что творится. В итоге приставы сидели и каждую купюру переписывали. Жуть. 

Милиция слышит наш разговор и предлагает зайти внутрь, если не боимся. Уже в прихожей становится понятно, что дом находится в ужасном состоянии. Половые доски прогнили и проваливаются под ногами, в комнатах сложены горы мусора — от коробок с обувью до бревен с гвоздями. Мужчина продолжает подписывать документы, а его мама в это время пытается собрать вещи для переезда. Представители многочисленной комиссии объясняют, что происходит.

— У этих людей нет документов ни на дом, ни на землю. Точнее, где-то они, может, и есть, но предоставить их жильцы не могут. Может, закопаны где-то здесь — попробуй разберись. 

— То есть это самострой? 

— По современным правилам — да. Но! Этот участок застраивает пекинско-минская компания [Речь идет о компании BUCC. — Прим. Onliner]. Людям, несмотря на отсутствие документов, застройщик согласился выделить трехкомнатную квартиру в новом доме. Причем здесь же, на Ильянской. 100 квадратных метров площади — даже больше, чем их дом. Но они все равно не соглашались. Сейчас мы принудительно их переселяем. Вещи перевозятся прямо в новую квартиру, сразу туда, — рассказывают нам представители комиссии.

Одна из женщин в комнате представляется нам двоюродной сестрой хозяина. Приличного вида женщина говорит, что много лет не общалась с родственниками, но вчера решила приехать и проследить, чтобы их не выселили на улицу.

По ее словам, в этом доме живет пожилая женщина со взрослым сыном и дочерью. Дети не пьют, оба работают, но в то же время почему-то живут так. Вероятно, из-за особенностей характера их матери.

— Они мне вчера позвонили и попросили приехать. Я, честно говоря, не знаю, что тут и как было. Но у бабушки вот оказалась рука сломана… Я все понимаю, но как можно было так с пожилым человеком?

Думаю, мой брат хочет переехать, но мама его заставляет так говорить — что, мол, незаконно и так далее. Я согласна, что надо проследить за законностью — вы же знаете, как иногда бывает, — вздыхает женщина и возвращается в дом.

Мы спрашиваем у милиции, как старушка получила травму, но сотрудники только пожимают плечами.

К этому моменту как раз освобождается хозяин и подходит к нам. Понять, как разгорелся конфликт и что вчера происходило, у нас не выходит, но общий посыл становится ясен: мужчину не устроили условия переселения. По его словам, документы на дом были, но потом почему-то «потерялись», когда начались разговоры о сносе.

— Понимаете, я мужик немолодой, мне 50 лет. А они дают одну квартиру. Я считаю, что можно было не спешить и решить все нормально, по-человечески. Они же еще не строят тут.

— Вам же дали трехкомнатную квартиру. Или вы хотели две?

— Ну да, можно же было разделить… Или как-то счета разделить. Ну подумать как-то…

Сейчас выселение в самом разгаре: грузчики выносят мебель, хозяйка пытается искать в общей массе вещей что-то ценное. Официального комментария о происходящем нам пока получить не удалось. Мы отправили запрос в администрацию Центрального района, где обещали уточнить информацию.

Читайте также:

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. sk@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий