Не хотелось жить в панельке. Минчанин купил двухуровневую квартиру и уже три года судится из-за перепланировки и шума у соседки

524
15 января 2018 в 7:30
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий

Не хотелось жить в панельке. Минчанин купил двухуровневую квартиру и уже три года судится из-за перепланировки и шума у соседки

Все началось три года назад. Интеллигентный минчанин, только-только переехавший в новую двухуровневую квартиру, пришел к соседке, чтобы попросить сделать музыку потише. Девушка вежливо согласилась. Бытовая ситуация могла закончиться приятельской улыбкой и тут же забыться, но вместо этого переросла во взаимную неприязнь, тысячи потраченных долларов, бесконечные суды, жалобы и попытки испортить друг другу жизнь. Как не узаконенная вовремя перепланировка превратила жизнь двух современных молодых людей в нескончаемую войну — в материале Onliner.by.

Старая хрущевка на улице Сердича, мансардный этаж, уютная двухуровневая квартира со стильным ремонтом. Александр купил ее в 2014 году, когда предприятие «Белоир» затеяло необычный для Минска проект — надстройку мансардных этажей над уже существующими домами. Квартира была недешевой и претендовала на звание жилья повышенной комфортности. Но как бы не так.

— Когда выбирал квартиру, панельные дома даже не рассматривал: не понимаю, зачем плодить это уродство в городе. К тому же хотелось жить в нормальных условиях, в чистом подъезде, с хорошими соседями, — начинает историю своих бед молодой человек. — Я был одним из первых дольщиков в этом доме, видел, как он рос, периодически приезжал сюда, контролировал строительство: застройщик разрешил строителям переодеваться в соседней квартире, поэтому можно было в любое время прийти и посмотреть, что там делается.

Когда я закончил ремонт, моя соседка только начинала работы. Конечно, была пыль, шум и все остальное, но никаких конфликтов у нас не было, я же все понимаю. Только один раз я попросил строителей сильно не шуметь по выходным, и те любезно согласились.

Как и большинство современных жителей многоквартирных домов, друг о друге соседи почти ничего не знали. Это всех устраивало, но в один из вечеров новоселам все же пришлось познакомиться.

— В какой-то из дней соседи сильно расшумелись, и я решил сходить к ним обсудить вопрос с лестницей: когда они взбегают на второй этаж, я слышу около пятнадцати громких глухих ударов. Это кажется мелочью, но на деле доставляет жуткий дискомфорт.

Прихожу. Дверь мне открывает девушка лет 25. Я спокойно прошу вести себя чуть потише и рассказываю о технической проблеме с лестницей. Мы любезно общаемся, и в этот момент я замечаю, что ступеньки вплотную примыкают к смежной с моей квартирой стене, а балка, которая идет вдоль всей квартиры, просто срезана! Я оканчивал строительный факультет и прекрасно понимаю, что узаконить такую перепланировку просто невозможно: это серьезное техническое нарушение.

Я не хотел конфликтовать и предложил найти какой-то выход. Обсуждать вопрос перепланировки она не захотела, пройти в мою квартиру и послушать, как звучит подъем по ее лестнице, тоже отказалась. Сказала: «Хочешь сделать ремонт — оплачивай. Я за свои деньги ничего делать не буду». Стало понятно, что диалога у нас не получится.

Александр поднимается на второй этаж и приносит огромную коробку с документами. В ней — все бумаги, собранные за три года разбирательств. Сразу после неудавшегося разговора с соседкой мужчина отправился в ЖЭС, где оставил заявление с просьбой направить в ее квартиру комиссию, которая определит, узаконена ли перепланировка.

Через какое-то время молодой человек снова отправился в ЖЭС, где ему предоставили фотографии соседской квартиры. Мужчина утверждает, что на снимках было прекрасно видно, что нужные балки отсутствуют, но решать вопрос коммунальщики не торопились. Александр направился в ЖРЭО, чем сделал первый шаг на трехлетнем пути разбирательств и судов.

— Коммунальщики засыпали меня отписками, а затем прислали ответ, в котором сказано, что девушка получила штраф за неузаконенную перепланировку, но сейчас проблема уже решена: они согласовали изменения постфактум. Оказывается, наше законодательство позволяет так сделать. Я посоветовался с адвокатом и подал в суд на Евгению и администрацию района.

Мы запрашиваем всю документацию по перепланировке и получаем любопытный документ за подписью госпожи С. Составлены они были грамотно, и тогда никаких вопросов у нас не возникло. Но буквально через полгода я открываю сайт МВД, где размещена интереснейшая новость: эту чиновницу осудили за коррупцию. За взятки она согласовывала перепланировки в квартирах… Тем не менее мне это никак не помогло.

 

В суде Александру предстояло доказать две вещи. Первая — шумоизоляционные нормы действительно не соблюдены. Вторая — такой эффект возник из-за перепланировки и неправильно смонтированной лестницы. Чтобы доказать свою правоту, мужчина нанял специалистов, которые проводят звукоизоляционную экспертизу. Они установили источник звука в квартире Евгении, а микрофоны расположили у Александра. Со слов хозяина, замеры показали серьезные нарушения.

— Этот факт доказывал, что стена действительно не обладает необходимыми звукоизоляционными характеристиками, но связь с перепланировкой это не доказывает: может, это застройщик так работу выполнил.

Мне пришлось заказать еще одну экспертизу, другого характера. Я должен был доказать, что в стене есть крепления от лестницы, которых по проекту там быть не должно. При помощи специального прибора специалисты прозвонили стену и нашли там множество анкеров.

Суд Александр выиграл, девушку обязали вернуть лестницу в проектное состояние и возместить ему судебные расходы — около $1500 в эквиваленте. По словам хозяина, Евгения попыталась обжаловать решение, но проводить такую же экспертизу отказалась.

Казалось бы, на этом история должна бы закончиться. Но конфликт себя не исчерпал. Истец уверен, что, несмотря на решение суда, девушка ничего не исправила. Он снова подал иск: на этот раз под прицелом оказался отдел принудительного исполнения.

— Я знаю, какая в этом доме должна быть звукоизоляция: я прекрасно помню времена, когда в соседской квартире жили строители. Бригада мужиков со всеми привычками строителей не мешала мне так сильно, как одна девушка. Сейчас она уже не устраивает таких шумных вечеринок, но я уверен, что проект не был разработан и согласован,— утверждает молодой человек.

— Мы с женой уже три года не спим в собственной спальне из-за шума, и сейчас ситуация не изменилась. В отделе принудительного исполнения мне не смогли пояснить, на основании чего они сделали вывод о том, что лестница приведена в проектное состояние. Снять декоративный короб, за которым должны быть балки, Евгения отказывается, а потому я считаю, что они не могут знать, исправила ли она нарушения. Мы уже проиграли два суда, но при надобности я буду подавать иск даже в Верховный суд.

После трех лет «войны» отношения между соседями, очевидно, навсегда испорчены. Александр подает бесчисленные иски и, вероятно, не хочет отступать из принципа, Евгения, если верить мужчине, жалуется на него в милицию и присылает кляузы ему на работу. Хозяин достает из коробки несколько листов, подписанных Евгенией.

— Почитайте, это очень смешно. Она прислала эту бумагу моему руководителю. На нескольких страницах она описывает мое поведение, утверждает, что я не даю ей жить, звоню в дверь и убегаю, пакощу и все в этом духе. Представьте мое удивление, когда с этими листиками ко мне пришел начальник. Кстати, за это она тоже ответила в суде.

Спрашиваем у Александра, почему бы ему просто не сделать звукоизоляцию за свой счет. Неужели так не проще? Ведь время — деньги.

— Я думал об этом с первого дня. Раньше я смеялся над людьми, которые годами судятся с соседями, а теперь сам оказался в такой ситуации. Я мог бы просто терпеть, как настоящий белорус, мог бы продать квартиру или просто потратиться на звукоизоляцию. Но есть несколько нюансов. Я всегда хотел жить в таком доме и съезжать из-за плохой соседки не стану. Что же касается звукоизоляции, то без участия дамы за стенкой я ничего не добьюсь: от ударного шума я могу избавиться, только сделав ремонт у нее в квартире, а она на это ни за что не пойдет: ее же все устраивает. К тому же сейчас, наверное, уже поздно что-то делать.

Александр дает номер соседки, но предупреждает, что она вряд ли пойдет на контакт. Девушка снимает трубку и, кажется, не слишком удивляется вниманию журналистов. Она соглашается на встречу и обещает показать злополучную лестницу, однако за несколько часов до встречи перезванивает и отменяет интервью.

— Не думаю, что этот конфликт стоит обсуждать. Мне очень надоело все это мусолить и в очередной раз вспоминать о моем соседе. Он проиграл уже два суда, но все равно не отстает. Какие выводы можно сделать о таком человеке? — вежливо объясняет свое решение девушка с приятным голосом. — Мы живем в обычном многоквартирном доме, как все люди. Неужели Александр не понимает, что невозможно избавиться от бытового шума в многоэтажке? Если он так любит тишину, ему, вероятно, следовало бы переехать в частный дом.

Лестницу я переделала, креплений в стене больше нет. Надеюсь, все это когда-нибудь закончится.

От редакции: хотите рассказать историю конфликта в сфере недвижимости? Пишите на dm@onliner.by.

Кукольные домики в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий
ОБСУЖДЕНИЕ