Солнце, волны и ветер ярмарки тщеславия: репортаж из Биаррица, самого аристократического курорта Европы

 
238
28 июля 2015 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский

В начале прошлого века по золотому песку атлантического побережья здесь бродил, укрываясь от солнца зонтиками, весь цвет мировой элиты. Русские великие князья размышляли о судьбах конституционной монархии на родине под эскарго с белым вином, американские нувориши нежились на пуховых перинах Hotel-du-Palais, дачи, построенной Наполеоном III для своей императрицы, европейская аристократия смотрела на других и показывала себя в казино под вечерние фейерверки. Ныне этот французский город, который Набоков называл не иначе как раем на земле, стал куда более демократичным. Но и сейчас среди буржуазных семейных пар с детьми и неформалов-серфингистов нет-нет да и встречаются выгуливающие персональных гончих надменные дамы в потускневшем фамильном золоте и вальяжные старички на роскошных «олдтаймерах». Корреспонденты Onliner.by, оказавшись в Биаррице, почувствовали неповторимый запах денег, оценили местные пляжи и решили, что красиво жить не запретишь.

Как и у абсолютного большинства других «старых» европейских курортов, особой истории у Биаррица на самом деле нет. Своим относительно недавним славным прошлым и респектабельным настоящим этот городок на крайнем юго-западе Франции, у самой границы с Испанией обязан популярности морских купаний, ставших модным трендом к середине XIX века.

Зарождавшийся пролетариат вкалывал на фабриках и угольных шахтах, с потом и кровью рожая промышленную революцию. Молодой, 30-летний немецкий философ по фамилии Маркс размышлял, что еще, кроме своих цепей, могут потерять рабочие при наступлении коммунизма. И в то же самое время еще не растерявшая состояния старая аристократия и уже заработавшая первые миллионы новая буржуазия с удовольствием открывали для себя целебный эффект морского воздуха и воды, с помощью которых эксплуатировать угнетенные классы было еще приятнее.

Биаррицу повезло с климатом. Теплая зима, относительно прохладное лето, комфортная температура воды в Бискайском заливе в высокий сезон, песчаные пляжи — природа постаралась создать здесь максимально комфортные условия для пассивного отдыха и активного лечения, без экстремальных температур и риска неожиданных погодных эксцессов.

По легенде, атлантическими волнами в этих краях успел в промежутке между попытками завоевать мир насладиться еще Наполеон I, но по-настоящему Биарриц прославил среди высшего света Европы его племянник, в 1852 году ставший императором французов Наполеоном III. Его супруга, графиня Евгения Монтихо, испанка по происхождению, неожиданно выбрала именно эту глухую деревушку во французской части Страны Басков для своих летних отпусков. Возможно, императрица Евгения желала хоть изредка бывать поближе к родине, возможно, дело было действительно в удачном климате, а скорее всего роль сыграла, как обычно, комбинация факторов. Как бы то ни было, внимание увенчанных коронами особ гарантировало Биаррицу светлое будущее.

Началось все с летней резиденции императрицы, «Виллы „Евгения“», построенной для супруги Наполеона III уже в 1855 году. Относительно скромный особняк впоследствии был значительно расширен, превратился в настоящий дворец (в память о знатной хозяйке напоминающий в плане букву «E») и с конца XIX века стал роскошным «Отелем-дю-Пале», главной архитектурной достопримечательностью города.

Гостиница по-прежнему привлекает красивых, богатых и знаменитых. Здесь, например, каждый год проводит свой летний отпуск российский телеведущий Владимир Познер, познакомившийся с прелестями Биаррица еще в детстве. Стать его соседом может любой желающий, способный выложить за местные «пять звезд» с историей в высокий сезон €350—370 за стандартный номер с видом на город или почти €3 тыс. за многокомнатный именной императорский сьют с океанской панорамой. Естественно, в сутки.

Хемингуэй, Пикассо, Чаплин, Черчилль, Бисмарк, Дебюсси, Флобер, королева Виктория и король Эдуард VII, императрица Елизавета Австрийская и бельгийский король Леопольд II, бесчисленное множество куда менее известных персонажей сплошь императорской и королевской крови — к началу XX века Биарриц стал главным морским курортом Европы, летним убежищем элиты, утомленной приевшимися водами Баден-Бадена или Карлсбада.

Действительно, здесь было все то же самое, только с океаном и возможностью принимать солнечные ванны. Те же спа-отели с будоражащими воображение названиями, те же частные виллы в стиле belle epoque, где так удобно было предаваться неге и творчеству, прекрасная кухня, вдохновленная басконскими традициями. Были даже собственные казино, главное из которых по-прежнему работает по назначению совсем рядом с местным «Гранд-пляжем».

Русские, знавшие толк в подобных удовольствиях, не отставали от своих европейских коллег. В Биаррице отдыхали Шаляпин, Чехов, Набоков, жил Василий Аксенов, сюда за вдохновением приезжали Стравинский и Айвазовский, не обошлось и без целого набора князей императорского дома. Но при этом особого следа в русской истории, культуре, литературе этот курорт (в отличие, например, от все того же Баден-Бадена) не оставил. Сейчас главным напоминанием о русских в истории города служит православная церковь в византийском стиле, стоящая в двух шагах от «Отеля-дю-Пале» на авеню Императрицы. При этом храм даже не принадлежит РПЦ, являясь приходом Константинопольского патриархата и окормляя, помимо достаточно многочисленной русской паствы, редких греков, румын и болгар.

Впрочем, те, кого компания соотечественников, бывших и нынешних, скорее пугает, чем радует, разочарованы Биаррицем не будут. Сейчас здесь куда больше немецких, американских, китайских туристов, чем гостей с пространства бывшего СССР. Для последних басконский городок на высоком скалистом берегу Атлантики расположен далеко от привычного ареала обитания, здесь слишком прохладно летом, случаются (о ужас!) дожди и грозы, а океан, пусть и в виде Бискайского залива, чересчур норовист.

Здесь нет салонов одежды «Ирина», музеев Фаберже, вывесок «Мы говорим по-русски» и концертов звезд провинциальных дворцов культуры. Биарриц пусть и подрастерял за послевоенное время свой аристократический блеск, все же и сейчас является курортом для всей Европы, а не алчным паразитом на властелинах нефте- и газопроводов.

Целое столетие этот город был морской здравницей для элиты, но сейчас Биарриц демократизировался. Кроме роскошных исторических отелей, здесь появились куда более скромные гостиницы эконом-класса, а доходная застройка конца XIX века соседствует с современными многоэтажками.

Совершенно необязательно тратить €3 тыс. на сьют времен Второй империи, ведь можно ограничиться номером в новом отеле без громкого имени, но за €70—100 в сутки. Примерно во столько же вам обойдется квартира на четверых в пешей доступности от пляжей, хотя при желании вы, конечно, всегда сможете снять и дизайнерскую виллу за €18 тыс. в неделю. Многочисленные риелторские агентства на авеню Верден предложат вам варианты недвижимости на любой вкус, и цена покупки иной будет сопоставима с апартаментами в пресловутой минской Каменной Горке.

Вместо однообразного (пусть и ритмичного) панельного окружения, безлимитной колы в Burger King и лимитной публики в очереди за ней вы получите живописный классический европейский курорт с душеспасительной исторической архитектурой, острым запахом рыбы в старом порту, летящей в лицо океанской водой на утесе Святой Девы и соседями, которым уже, в принципе, все равно, до какого колена ты можешь проследить историю своей семьи и сколькими душами та владела в XIV веке.

Самое главное, что при этом вам оставляют возможность выбора. Зайти в бутики Prada и Hermes на авеню Эдуарда VII или в привычные Zara и H&M в универмаге Galeries Lafayette на пляс Жорж Клемансо. Съесть утку c перчеными нектаринами под соусом из сангрии за €90 в ресторане La Rotonde (одна мишленовская звезда, пиджак обязателен) или ограничиться кебабом за €5 в безымянной забегаловке (никаких звезд, зато можно в шортах) у церкви Святой Евгении. Воспользоваться спа-комплексом в пятизвездочной гостинице La Regina Biarritz или абсолютно бесплатными пляжами, которых в городе и его окрестностях в достатке.

Ведь главное тут — это не пафос Hotel-du-Palais, не изумрудная зелень клуба Golf de Biarritz Le Phare, не осьминог с томатным шербетом под тайским базиликом в мишленовском Chez Albert, не прекрасная межвоенная архитектура Музея моря и его собственный аквариум и не игры в Casino Municipal. Главное тут — море, точнее Атлантический океан, который, очевидно, не всегда тебе рад, но которому всегда рад ты.

Спасибо теплым течениям: летом его температура всегда комфортна. Но традиционные купания здесь представляют определенную сложность. Особенная конфигурация местной бухты способствует формированию больших и устойчивых волн. Это мешает предаваться меланхоличному барахтанью в воде, зато учит активному сопротивлению прибою и преодолению созданных природой препятствий.

Благодаря такому специфическому волнообразованию Биарриц сегодня — один из центров серфинга, по крайней мере, Европы. С конца 1950-х годов курорт все активнее привлекал любителей этого вида спорта, и сейчас представить город без молодых и не очень людей с доской под мышкой просто невозможно.

Серфингисты дали Биаррицу второе дыхание. Курорту для аристократов грозила скучная участь курорта для пенсионеров, как это в итоге случилось с Баден-Баденом, но активная молодежь свой выбор сделала. Теперь сюда интересно приезжать не только с семизначным счетом в цюрихском банке и семью десятками лет за плечами.

Ведь когда выходишь на «Гранд-пляж», главный в городе, оставляя за спиной ар-деко Casino Municipal, променад с фланирующей публикой и даже нависший над песком местный эквивалент «Дома у Троицкого» — это, пожалуй, единственное, что роднит Биарриц с Минском. После того как с тем или иным комфортом располагаешься у линии прибоя, взгляд непременно падает не на сомнительных с точки зрения эстетики французских, немецких, английских или русских туристов, многие из которых годятся тебе в дедушки и бабушки. Глаз тут радует совершенно иная красота, доставляющая удовольствие, которое сложно передать словами.

В 1913-м Александр Блок, побывав в Биаррице, поставил городу суровый диагноз: «Биарриц наводнен мелкой французской буржуазией, так что даже глаза устали смотреть на уродливых мужчин и женщин… Да и вообще надо сказать, что мне очень надоела Франция и хочется вернуться в культурную страну — Россию, где меньше блох, почти нет француженок, есть кушанья (хлеб и говядина), питье (чай и вода), кровати (не 15 аршин ширины), умывальники (здесь тазы, из которых никогда нельзя вылить всей воды, вся грязь остается на дне)».

Сложно сказать, какое стечение обстоятельств так расстроило великого русского поэта. Скорее всего, обуреваемый болезнью и ностальгией по родине, он был не до конца объективен в своей оценке курорта и Франции. Как бы то ни было, сейчас уродливых мужчин и женщин в Биаррице практически нет, а с кроватями, кушаньями и умывальниками все в полном порядке.

Здесь приятно не только проводить собственную старость в созданных столетия назад интерьерах. Здесь хорошо вне зависимости от возраста или любой принадлежности, постоянно или во время сезонных приездов. Город-космополит по-прежнему наслаждается жизнью, а мы наслаждаемся городом.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Вам будет интересно:

Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский
ОБСУЖДЕНИЕ