Нутро городской свалки. Почему вокруг Минска растут горы мусора и когда белорусы научатся сортировать отходы?

 
272
13 марта 2015 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Малиновский

В нескольких километрах от Минска находится место, которое, пожалуй, ярче остальных может рассказать о жизни горожан: что они едят, носят, какой бытовой техникой пользуются, на что готовы тратить деньги и к чему в конце концов охладевают. Полигон «Тростенецкий» не на виду, а по сравнению с «Северным», который можно наблюдать даже с кольцевой, так и вовсе запрятан в глубинах Минского района. Меж тем тихо и методично вдали от глаз посторонних рукотворные горы подрастают каждый день, напоминая своеобразный конструктор, детали которого, правда, далеки от знаменитого LEGO.

Дорога к полигону непродолжительная, но живописная: красивый сосновый лес, в котором уже почти сошел снег, сменяется жилым районом — старые и новые «панельки» с детскими площадками и вполне ухоженными дворами. Правда, картина остается идиллической недолго, буквально до небольшого поворота. А сразу за ним за бетонным забором возвышается впечатляющих размеров земляная гора, верхушка которой манит разноцветными, как в калейдоскопе, пятнами-узорами. Это и есть полигон «Тростенецкий», принимающий разномастный мусор из Партизанского, Ленинского, Заводского и части Московского района.

Противоположная от полигона сторона тоже «помечена»: сильные порывы ветра уносят со свалки полиэтиленовые пакеты, и они, цепляясь, оседают на кустах, деревьях, земле. Весенняя прохлада не дает нам прочувствовать все 50 оттенков «аромата» «Тростенецкого», но непривычные к такого рода запахам носы брезгливо морщатся, уловив специфические нотки.

Самый молодой среди ныне существующих, полигон «Тростенецкий» был открыт в июле 2007 года. Его общая площадь — аж 30,8 га. Правда, мусором завалена далеко не вся территория — даже меньше, чем половина. Предполагается, что принимать отходы полигон будет в течение 22 лет, но, как показывает белорусский опыт, его жизнь, если в подходах к сбору и утилизации мусора ничего не поменяется, может теплиться намного дольше. Яркий тому пример — неоднократно исчерпавший себя полигон «Северный», который и по сей день продолжает спасать город от грязи, принимая две трети минских отходов и весь пристоличный мусор.

Как оказывается, свалка — место, где кипит жизнь. И не только потому, что на ней обитают, зарабатывая при желании солидные суммы, бомжи, избавиться от настойчивых визитов которых просто невозможно, а в первую очередь потому, что груженые машины приезжают на КПП каждые три-пять минут, а то и сразу целой вереницей.

— Машины заезжают на электронные весы, информация с которых напрямую поступает операторам и заносится в компьютер. Данные обобщаются и передаются в расчетно-договорной и налоговый отделы, ведь некоторые виды отходов облагаются так называемым экологическим платежом, — поясняет внутренний «механизм» главный инженер предприятия «Экорес» Александр Жуковец.

Полигон, «активный» возраст которого не насчитывает пока и десяти лет, имеет во всех смыслах слова большое будущее: сейчас «Тростенецкий» работает только по первому пусковому комплексу, вторая карта захоронений еще ждет своего часа. А ведь зарезервированные за проектом площади позволяют развернуться, и новая проектная документация по расширению полигона для захоронения коммунальных бытовых отходов уже разрабатывается.

— Помимо непосредственно захоронения отходов, развиваем и другие направления. В прошлом году нами был введен в эксплуатацию комплекс по утилизации трупов животных и медицинских отходов. А в конце февраля запустили линию сортировки отходов. Параллельно с работой первой линии ведется монтаж оборудования для второй. Когда все работы по возведению будут завершены, накроем линии легкой металлической конструкцией, чтобы это все было не на открытом воздухе, — продолжает знакомство с объектом главный инженер. — Здесь также находится участок по переработке отходов железобетона: все железобетонные изделия после демонтажа и строительства поступают к нам на полигон, подвергаются измельчению. В результате получаем цементогранулят, который может быть использован в дорожном строительстве.

Только попадая на полигон, понимаешь все масштабы городского мусорного «производства». Поднявшись по специальной лестнице на насыпь, сколько хватает глаз видишь только одну картину — мусор. Тут тебе и покрышки, и куклы, и упаковки, и пакеты, и бог его знает что еще. Изучать состав столичной помойки — не самое приятное занятие.

— Полигон для приема отходов — объект повышенной опасности: здесь работает техника. А вот что касается экологического вопроса, то волноваться нет причин: «Тростенецкий» спроектирован и построен с соблюдением современных достижений и является самым безопасным с этой точки зрения во всей стране, — уверяет Александр Жуковец.

Конструкция полигона до поры до времени чем-то напоминает айсберг: немалая его часть скрыта от глаз людей. Довольно примитивный с виду объект на самом деле оказался куда сложнее: еще на первоначальном этапе свалка серьезно ушла в землю на глубину 11 метров. На этой глубине по всему периметру и на боковых стенах был уложен специальный изолирующий материал — что-то наподобие пленки, чтобы богатая на всевозможные химические реакции жизнь свалки и потоки грунтовых вод никогда и ни при каких обстоятельствах не пересекались. Так что, прежде чем вырасти до нынешних видимых «этажей», отходы заполнили пустующие 11 метров. Также были укреплены земляные откосы, которые не позволяют мусору праздно шататься и убегать с отведенной для него территории.

Рядом с линией сортировки лежат аккуратные тюки уже отобранного и спрессованного вторичного материала. Видно, что самый серьезный улов — среди пластиковых бутылок и жестяных банок.

На функционирующей буквально три недели линии трудится 13 человек: 8 мужчин на подаче мусора, который горожане выкидывают в цветные контейнеры, и 5 женщин, каждая из которых забирает с конвейерной ленты свой конкретный «трофей»: стекло, картон, ПЭТ и так далее.

— К сожалению, мы еще не достигли того уровня сознания, чтобы внимательно сортировать мусор и выкидывать его в соответствующие контейнеры, — переживает за дело Александр Жуковец. — Вот вроде стоят желтые баки по городу, в них, как потом выясняется, бросают все подряд, а не только пластик или картон. Кто-то спешит и выкидывает мусор, не глядя, а кто-то вообще не задумывается об этом. В результате даже в специальном контейнере очень много лишнего, вплоть до органических отходов.

В целом за весь прошлый год Минск произвел более 2,5 млн кубических метров отходов. Из них было отсортировано около 5% — такая статистика… К тому же каждый год общее количество мусора увеличивается где-то на 5%, и если мы не будем развивать раздельный сбор и переработку, то и полигоны неминуемо будут расти.

Когда в 2007 году только запускали проект по установке во дворах цветных контейнеров и раздельному сбору мусора, то рассчитывали на гораздо лучшие результаты. Вроде же и информации у людей много, специальные баки появляются в новых местах, а начинать с себя и отделять хотя бы пластик люди не хотят. Из всего, что поступает в желтые контейнеры, только 30% можно отнести ко вторичным ресурсам.

Любопытно, но такая популярная упаковка, как Tetra Pak, не представляет для «вторресурсщиков» никакого интереса и отправляется прямиком на полигон, становясь мертвым грузом: «С переработкой Tetra Pak во всех странах проблема, и это при том, что более 70% такой упаковки составляет чистая целлюлоза. Но вот как ее отделить от пленки, пока остается вопросом». То ли дело любимая специалистами ПЭТ-упаковка, считающаяся лучшим сырьем для переработки. Единственная просьба к горожанам, все-таки практикующим раздельный сбор мусора, — не закручивать бутылки крышкой и по возможности споласкивать их водой после извлечения содержимого.

А вот упаковки от яиц можно смело выбрасывать в общий мусор, так как это чистый полистирол, который никто не перерабатывает. Правда, и с ПЭТ-бутылками в последнее время появились проблемы: красивые упаковки (чаще всего от йогуртов), своей формой напоминающие силуэт женщины, сопровождены ПВХ-этикетками, которые, увы, не подлежат переработке. С одной стороны, этикетку достаточно легко снять, но с другой — сделать это можно только вручную. Тратить время на такое занятие, когда непрерывно идет конвейер, не получается.

— Как мотивировать людей, чтобы они начали раздельно собирать мусор? Наверное, только деньгами. За рубежом как: если ты собираешь мусор раздельно — платишь за услугу по утилизации одну сумму (около €10), если бросаешь в контейнер все подряд — в десять раз больше. Плюс штрафы за неправильный сбор, да еще не отвертишься: соседи обязательно расскажут, если ты поступаешь не как положено. А у нас сколько? Тысяч 9. Разве это кого-нибудь заставит задуматься?..

Сегодня больше всего выкидывают макулатуру, стекло и ПЭТ. Сортировка мусора идет вручную — поверьте, не все можно сделать при помощи машин и автоматических линий. Не сравнивайте европейские государства, где люди четко сортируют отходы и надо лишь досортировать, а не делать все практически с нуля. По сути, мы получаем смешанный мусор, хоть и из специальных контейнеров.

Учитывая размеры наших кухонь, мне очень хотелось бы, чтобы наши люди разделили весь мусор хотя бы на два пакета: один для органики, мусора от уборки, а второй для всего остального, что может еще получить вторую жизнь, — говорит Александр Жуковец.

Благодарим товарищество «Зеленая сеть», экологическое движение «Зеленый дозор» и предприятие «Экорес» за содействие в подготовке материала.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Малиновский
ОБСУЖДЕНИЕ