Нефтеграды в Сибири, агрогородки в Венесуэле, панельные районы в России и роскошные жилые комплексы в Мексике и Флориде: что строили и строят белорусские архитекторы за границей

 
37 723
21 апреля 2014 в 9:08
Автор: darriuss. Фото: Varabyeu Partners, shkolnikov.by, panoramio.by, livejournal.com

После окончания Великой Отечественной войны восстанавливать Минск приехал целый десант архитекторов со всего Советского Союза. Кто-то из них (в основном известные московские и ленинградские архитектурные «звезды») задержался у нас лишь на несколько лет, многие же молодые проектировщики остались в БССР на всю жизнь. Обратный процесс — активного участия белорусских архитекторов в строительстве объектов за пределами республики — начался лишь в конце 1970-х. После определенного перерыва в 1990-е годы наши архитектурные бюро и творческие мастерские с переменным успехом продолжили покорение просторов зарубежья, в том числе и очень дальнего. Onliner.by рассказывает, что проектировали и строили белорусы раньше и какие крупнейшие проекты наших соотечественников реализуются сейчас: в России, Венесуэле, Мексике и даже США.

Полноценный дебют белорусских архитекторов и строителей за пределами республики связан с трагическими событиями раннего утра 26 апреля 1966 года. Ровно за 20 лет до аварии на Чернобыльской АЭС другая катастрофа, природная, фактически стерла с лица земли центральную часть Ташкента, столицы Узбекской ССР.

Последствия разрушительного землетрясения ликвидировали всей страной. В числе прочего были построены и несколько микрорайонов в крупнейшем ташкентском жилом массиве Чиланзар, причем их эскизное решение разрабатывалось в институте «Белгоспроект». Параллельно с этим работники института (арх. Я. Линевич, О. Ладыгина, Б. Кудреватых) выполнили и проект участка, предназначенного для застройки непосредственно белорусскими строителями.

Нашими соотечественниками в узбекской столице в 1967 году были возведены два детских сада, общеобразовательная школа и одиннадцать пятиэтажных домов. Боковой фасад одного из них украсила надпись «Ташкентцам на счастье от белорусского народа».

В самом начале 1960-х годов на бескрайних просторах Западной Сибири советские геологи нашли колоссальные запасы углеводородов. Природные богатства коренных народов Севера на долгие десятилетия стали основой экономики СССР и остаются ей для современной России. Их активное освоение началось в 1970-е, параллельно в заболоченной тундре Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов начали расти поселки буровиков, выросшие в конечном итоге в крупные города: Новый Уренгой, Нижневартовск, Нефтеюганск, Мегион.

Объемы добычи постоянно наращивались, а с ними продолжалась и урбанизация в приполярных болотах. В 1980-х — начале 1990-х годов сразу девять бывших вахтовых западносибирских поселков стали городами. Вместе с солидным статусом населенные пункты приобретали и совершенно новую застройку: на смену деревянному временному жилью барачного типа приходили современные многоэтажные кварталы. Это требовало и иных усилий со стороны архитекторов. Местные и союзные специалисты перестали справляться с возросшим объемом задач, и к проектированию молодых нефтеградов Сибири стали привлекать архитекторов из союзных республик, в том числе и БССР.

Главным «белорусским» проектом в богатой нефтью и газом тундре стал Лангепас (в переводе с хантыйского — «Беличье угодье»). Основанный в 1980 году на севере Тюменской области поселок спустя всего пять лет стал городом. Разработка концепции его застройки при этом была поручена все тому же институту «Белгоспроект» (арх. В. Малышев, А. Соболевский и др.), а строительство — специальному тресту Минпромстроя БССР. На первом этапе из-за значительной удаленности Лангепаса от промышленных центров и отсутствия собственной строительной базы там были возведены несколько десятков брусчатых двухэтажек общей площадью 50 тыс. кв. м, магазин, школа и детский сад.

Впоследствии осуществлялась застройка пяти- и девятиэтажными панельными домами, специально разработанными для суровых климатических условий Западной Сибири на базе домов гомельской серии 152. Примечательно, что производство этих домов организовывалось также на Гомельском домостроительном комбинате, после чего готовые изделия доставлялись за тысячи километров на место сборки. Стоимость подобного жилья подсчитать сложно, но лангепасские углеводороды определенно были еще дороже.

Белорусский эскиз одного из первых микрорайонов города.

Универмаг с кафе на 200 мест.

Поликлиника.

Главный городской спортивный комплекс.

Дом бракосочетаний.

Начинались «угодья белорусской белки» с двух микрорайонов. Сейчас микрорайонов в Лангепасе уже девять, живут здесь более 40 тыс. человек. Это один из трех базовых городов нефтяной компании «ЛУКойл» (буква «Л» в ее названии как раз происходит от названия Лангепаса). Отечественной специфики тут, правда, почти не найдешь, кроме разве что Белорусского шоссе да знакомых жителям Гомельской области многоэтажек. Лангепас — типичный новый город эпохи развитого социализма: с широкими улицами, масштабными общественными центрами на их пересечениях, преимущественно крупнопанельной застройкой.

Автобусная остановка в Лангепасе.

В 1970-е белорусские архитекторы и строительные организации в едином со всей страной порыве участвовали в последней великой стройке социализма — возведении Байкало-Амурской магистрали. По задумке союзных властей, отдельные республики и крупные города непосредственно привлекались к проектированию и строительству новых поселков и городов на трассе БАМ, многие из которых оттого приобретали соответствующий национальный колорит. Украинцы возвели Новый Ургал, молдаване — Алонку, армяне — станцию Кюхельбекерскую и так далее. Зоной ответственности белорусов должны были стать станция Муякан и поселок при ней. К сожалению, в отличие от прочих национальных проектов БАМ, белорусский так и не был реализован. Муякан остался всего лишь железнодорожным разъездом, а проект вокзала несостоявшейся станции, рожденный в недрах института «Белгоспроект», сохранился лишь в виде макета.

Работали белорусы и над строительными проектами иного масштаба, причем куда ближе к границам родины. В 1970-х — начале 1980-х годов специалисты института «БелНИИгипросельстрой» разработали концепцию застройки сразу нескольких сельских поселков в Псковской области РСФСР. Самым любопытным для нас является поселок в Пыталовском районе, несмотря на соседство с Латвией, получивший название Беларусь (сейчас — Белорусский).

Так выглядит псковская Беларусь на картах Google.

Центральная усадьба колхоза «Белорусский» была рассчитана на проживание 1500 человек и застроена одиночными и многосекционными жилыми домами в 1—5 этажей с довольно обширным набором общественных зданий в центре. В Беларуси построили Дворец культуры, торговый центр (с универсамом, универмагом, столовой, домом быта и даже гостиницей), школу с бассейном, детский сад, врачебный пункт, баню и прачечную. ДК в лучших белорусских традициях украсили масштабными панно в технике сграффито.

Свою лепту наши архитекторы и строители внесли и в одну из последних больших общесоюзных строек. В конце 1980-х в Черниговской области УССР началось возведение нового города — спутника Чернобыльской АЭС взамен отселенной Припяти. Славутич строился силами сразу нескольких союзных республик, создавших здесь свои национальные кварталы. Белорусского квартала, впрочем, нет: слишком много работы было у наших соотечественников в это время на родине. Однако наши строители приняли участие в возведении главного торгового центра города, в память о чем единственный универмаг Славутича получил название «Минск».

С распадом СССР поток общесоюзных заказов иссяк. Более того, крупное строительство на несколько лет фактически замерло и в самой Беларуси. Лишь в зажиточные 2000-е внешние рынки вновь стали открываться для отечественных специалистов, а экспорт строительных услуг был объявлен важной задачей правительства и соответствующих организаций. Ныне самым масштабным проектом белорусов за пределами родины является вдохновленная примером высшего руководства обеих стран дружба с братской Венесуэлой. В этой латиноамериканской стране наши проектировщики и строители заняты сразу на нескольких больших объектах, в числе которых целый ряд промышленных и сельскохозяйственных предприятий, теплоэлектростанция и, конечно же, жилые районы разного формата.

Объемы строительства последних лет сравнимы даже с западносибирским Лангепасом 1980-х годов. В частности, в крупном городе Маракай в 80 километрах западнее Каракаса заканчивается возведение сразу двух больших жилых районов. Квартал Лос-Авиадорес в районе военной базы «Либертадор» будет состоять из 112 пятиэтажек на 4448 квартир, 1700 из которых уже сданы жильцам. Кроме жилья, здесь строится и необходимая инфраструктура: торговый и общественный центры, школа, детские сады, поликлиника, церковь.

Второй район в Маракае, Гуасималь, поменьше (72 типовые пятиэтажки на 2520 квартир). Кроме того, похожие по живописности микрорайоны строятся и в других частях страны: 3000 квартир у военной базы «Фуэрте Тиуна», 3000 — в промзоне «Санта Инес» и так далее. Всего белорусы должны построить в Венесуэле около 16 тыс. квартир.

«Белзарубежстрой» возводит в Венесуэле и местные эквиваленты агрогородков, только с индустриальной составляющей, например Фундо ЛаРоана в штате Гуарико на 500 домов с социальной инфраструктурой и несколькими предприятиями в комплекте.

На внешние рынки вышел даже флагман белорусского панельного домостроения — ОАО «МАПИД». В Калуге крупнейший застройщик страны работает над микрорайоном со знакомым всем минчанам названием «Малиновка». Три 19-этажных башни М111-90 и две девятиэтажки М-464-У1 на 700 квартир должны украсить российский областной центр к концу 2015 года.

Калужская Малиновка получится не хуже минской. Первая девятиэтажка квартала уже готова к сдаче в эксплуатацию.

Но домостроительного гиганта из Минска обогнал относительно скромный ДСК из Витебска. Микрорайон «Витебский квартал», который, по смелому заявлению застройщика, станет «уголком новой европейской эстетики» на окраине Смоленска, будет сформирован из 13 десятиэтажных домов серии 111-108.

В настоящее время начался монтаж первых двух образцов «новой панельной европейской эстетики».

Частным белорусским архитектурным бюро и творческим мастерским такая масштабная застройка уже тоже по силам. В 2013 году в Москве в престижном районе Кутузовского проспекта, на улице Василисы Кожиной, был сдан в эксплуатацию крупный многофункциональный гостинично-деловой комплекс «Парк Победы», спроектированный известным отечественным специалистом Борисом Школьниковым.

В состав комплекса общей площадью 136 560 кв. м вошли гостиница на 250 номеров, апарт-отель, спортивно-оздоровительный центр, паркинги и крупный бизнес-центр с рестораном. В 2013 году «Парк Победы» получил Большой Гран-при XVI Республиканского конкурса лучших архитектурных произведений.

На этом же конкурсе тот же творческий коллектив мастерской Б. Э. Школьникова получил диплом I степени в номинации «Жилые одноквартирные и малоэтажные дома (1—3 этажа)» за вторую очередь застройки коттеджного поселка «Морозово-хаус» в Дмитровском районе Московской области: несколько современных коттеджей площадью от 128 до 220 кв. м.

Наиболее же обширную практику за рубежом сейчас имеет бюро «Воробьев и партнеры». Ныне международная компания, помимо офиса в Минске, имеет свои подразделения в России и США и в настоящее время занята на целом ряде объектов в Мексике, Соединенных Штатах, Саудовской Аравии.

Сразу несколько проектов «Воробьев и партнеры» реализуют на известных курортах Мексики и США. В Акапулько, прямо на побережье Тихого океана, ведется строительство ЖК Península Diamante («Бриллиантовый полуостров»). 150 квартир, лофт-зона, 3D-кинотеатр, спа-салон и детский клуб объединены в современном комплексе с высотным корпусом в виде волны.

Еще один курортный проект, Bolongo, в солнечной мексиканской Пуэрто-Вальярте. На 22 гектарах побережья разместились 270-квартирный жилой дом с трехуровневыми лофтами и эксплуатируемой для разведения садов кровлей, 63 индивидуальные виллы, имеющие панорамные виды на Тихий океан, и 21 особняк с прямым выходом к нему. Собственные пляжи, вертолетная площадка, пляжный клуб, спа, ресторан, спортзал и кинотеатр составляют инфраструктуру комплекса.

На той же мексиканской тихоокеанской здравнице уже сдан в эксплуатацию другой жилой комплекс от компании «Воробьев и партнеры» — 230-квартирный Peninsula Nuevo Vallarta. Судя по информации местных риелторских агентств, квартира в этом здании обойдется в $285 000—1 200 000 в зависимости от ее площади.

Два жилых кондоминиума спроектированы компанией «Воробьев и партнеры» для американского Форт-Лодердейла в штате Флорида. Клубный дом Aqualuna Las Olas общей площадью 6 тыс. кв. м рассчитан всего на 16 апартаментов, в каждом из которых будет три спальни, две ванные комнаты и обширная терраса с видом на воду и скайлайн города.

ЖК Riva Residences в несколько раз крупнее. В 15-этажном здании разместилось всего 100 квартир и пентхаусов, причем жилыми являются исключительно уровни от пятого и выше. Нижние этажи заняты доставляющей удовольствие жителям инфраструктурой: частным клубом, фитнес-центром, бассейном, террасами и летней кухней.

Сразу три объекта «Воробьев и партнеры» спроектировали для Гвадалахары, крупного мексиканского мегаполиса. Central Park Guadalajara — многофункциональный комплекс из трех 27-этажных жилых зданий, 25-этажного офисного центра, здания гостиницы, кинотеатра, ресторана, торговой зоны, подземных паркингов. В настоящее время проходят отделочные работы в первом жилом здании и ведется строительство следующей очереди, включающей офисную высотку и второй кондоминиум. Сдача в эксплуатацию всего комплекса планируется в 2016 году.

Cima Park Green Residences — крупный жилой комплекс из пяти 14-этажных башен общей площадью 90 тыс. кв. м. Кроме собственно жилых корпусов, в инфраструктуру квартала входит двухэтажный «клубный дом» с бассейном, тренажерным залом, бизнес-центром, спа, кинотеатром и прочими объектами.

И еще один важный проект в этом же городе — CityTower. Две высотные жилые башни в 20 и 22 этажа с панорамными видами на город установлены на трехэтажном стилобате, занятом торговым центром. Г-образная композиция с развернутыми перпендикулярно друг к другу высотками должна стать новым привлекательным архитектурным акцентом в центральной части одного из крупнейших городов Мексики.

Для мексиканской же столицы «Воробьев и партнеры» спроектировали свой первый небоскреб. Три изломанные под разными углами башни, образующие единый комплекс, должны разместиться в быстрорастущем финансовом районе Мехико — Санта-Фе. При этом в небоскребе высотой более 200 метров, получившем название Paradox Tower Santa Fe, разместятся жилые апартаменты и соответствующая инфраструктура.

Отечественные архитекторы все охотнее выходят на внешние рынки, где куда лучше платят и полегче с творческой свободой. Председатель Белорусского союза архитекторов не устает жаловаться на утечку кадров: лучшие проектировщики или начинают брать зарубежные заказы на аутсорсинг, оставаясь при этом жить в Беларуси, или вовсе уезжают из страны в поисках лучшей доли. Этот тренд четко выражен и пока выглядит труднообратимым — количество «белорусских» проектов за пределами страны в будущем будет только увеличиваться.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Varabyeu Partners, shkolnikov.by, panoramio.by, livejournal.com