Стокгольмский синдром. Рассказываем, как похищенная внучка миллиардера сама стала грабительницей банков

29 498
10 ноября 2022 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: AP, flickr.com, Wikimedia

Стокгольмский синдром. Рассказываем, как похищенная внучка миллиардера сама стала грабительницей банков

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

В середине 1970-х годов с экранов американских телеканалов и со страниц печатных СМИ почти два года не сходила история Патрисии Херст. Шутка ли, 19-летнюю студентку университета, внучку одного из богатейших людей страны дерзко похитили из собственной квартиры в калифорнийском городе Беркли. Однако главный шок ждал миллионы американцев позже, когда опубликовали запись с камеры видеонаблюдения, на которой было хорошо заметно, как вооруженная автоматической винтовкой и прежде аполитичная девушка участвует в ограблении банка в компании со своими похитителями. Что же с ней произошло за те недели, которые она провела в заключении? Судьба Патти Херст, ее поведение, преступления и наказание и почти полвека спустя продолжают быть предметом споров, став уже частью материальной культуры страны.

Идеальная жизнь

«Мое детство прошло в больших комфортабельных домах с длинными зелеными лужайками, в загородных клубах с бассейнами, теннисными кортами и поездками на лошадях», — писала Херст в своих мемуарах, вышедших в 1980-е годы. Иного сложно было ожидать от носительницы такой фамилии. Ее дед, Уильям Рэндольф Херст, сам был сыном миллионера, разбогатевшего на серебряных рудниках, однако сумел многократно приумножить доставшееся ему наследство, к концу жизни выстроив настоящую медиаимперию.

С конца XIX века он последовательно скупал газету за газетой, но самым революционным его решением было четкое понимание, чего массовый читатель хочет получить из этого, пока еще основного на то время источника информации. Именно Херст изобрел то, что позже получило название «желтая пресса», поняв, что публика требует сенсаций, рассказов о громких преступлениях, скандалов со звездами шоу-бизнеса со смакованием всех, даже мельчайших подробностей. Писали его издания и о коррупции чиновников и демократически избранных народных представителей, что автоматически сделало прессу инструментом политического влияния, а журналистов — его проводниками.

Уже в 1940-е годы корпорации Hearst принадлежало 2,5 десятка ежедневных газет, столько же еженедельников, журналы, 12 радиостанций, 2 новостных агентства, работавших по всему миру. Около трети всех американцев получали информацию из изданий Херста в ежедневном режиме. Компания Hearst Communications продолжает успешно работать и сейчас, по-прежнему находясь в семейном управлении. В холдинг все еще входят и некоторые печатные газеты (например, San Francisco Chronicle, крупнейшая в районе Сан-Франциско), и журналы (Esquire, Cosmopolitan, Harper’s Bazaar), 29 телеканалов, рейтинговое агентство Fitch и множество других активов.

Все это перечисление нужно для понимания среды, в которой росла Патти Херст, и влияния на умы, которым обладала ее семья.

При этом она была всего лишь одной из пяти дочерей одного из пяти сыновей Уильяма Рэндольфа Херста и непосредственного отношения к корпорации своего деда не имела. Патрисия, конечно, принадлежала к «золотой» калифорнийской молодежи, ни в чем не нуждалась, но собственных средств у ее родителей было не так много, ведь после смерти Херста-старшего управление его империей и распределение доходов осуществлял специальный траст.

Дед девушки отличался крайне правыми консервативными взглядами, был ярым антикоммунистом, что при этом не мешало ему делать деньги на таблоидных историях. Однако сама Патти была аполитичной. После окончания школы она поступила в Калифорнийский университет в Беркли, недалеко от Сан-Франциско, где изучала историю искусств, и к моменту начала событий, перевернувших ее жизнь, была на втором курсе вуза.

В начале февраля 1974 года вместе со своим женихом Стивеном Уидом они снимали небольшую квартиру в Беркли и готовились к свадьбе, намеченной на лето.

Именно объявление о предстоящем замужестве внучки медиамагната, опубликованное в San Francisco Chronicle 19 декабря 1973-го, и привлекло к ней внимание участников Симбионистской армии освобождения, малочисленной и практически неизвестной широким массам леворадикальной террористической группировки.

В руках левых террористов

В начале 1970-х годов по всему миру активизировались левые радикалы, организации которых в своей борьбе за все хорошее против всего плохого не гнушались использовать откровенно террористические методы: от угонов самолетов до политических убийств. В Соединенных Штатах такие тоже действовали, но если о каких-нибудь «Черных пантерах» прекрасно знали и ФБР, и публика, то Симбионистская армия освобождения до похищения Патти Херст была практически неизвестна. Она уже успела провести свою первую «акцию», в декабре 1973 года убив начальника управления образования города Окленд Маркуса Фостера, но продолжала оставаться крайне малочисленной. К февралю 1974-го в нее входили около дюжины членов — преимущественно белая молодежь среднего класса. Главной целью участники САО объявили борьбу с американским правительством за права бедных и достижение гармоничного сосуществования людей, того самого «симбиоза», вынесенного в название группировки.

Своим следующим «мероприятием» организация решила сделать именно похищение Патрисии Херст.

Во-первых, как показала слежка за ней, это было сравнительно просто. Неизвестную широкой публике девушку никак не охраняли, ведь пусть она и была выходцем из влиятельной семьи, таких наследников у Уильяма Рэндольфа Херста были уже десятки. Во-вторых, левые радикалы полагали, что родители Патти крайне состоятельны, не подозревая, что семейными средствами управляет траст. В-третьих, само семейство Херст, правые консерваторы и антикоммунисты, олицетворяли в глазах похитителей все пороки современного мира, против которых они будто бы и боролись.

Участники организации

Вечером 4 февраля 1974 года Патрисия Херст вместе со своим женихом смотрела телевизор в собственной квартире в Беркли, когда во входную дверь постучали. Стучала Анджела Этвуд, начинающая актриса, увлекшаяся идеями САО. Она объяснила паре молодых людей, что попала в ДТП, и попросила воспользоваться их телефоном. За ней в квартиру проникли двое членов Симбионистской армии освобождения с пистолетами. Жестоко избив бойфренда Патти, они связали ее, всунули в рот кляп и натянули на голову мешок, после чего запихнули сопротивлявшуюся жертву в багажник автомобиля.

Практически все следующие 57 дней жизни внучка Херста провела с завязанными глазами в небольшом шкафу размером 2 метра на 63 сантиметра.

Как утверждала потом сама Патрисия, все это время ей угрожали убийством и несколько раз изнасиловали. Первое требование похитители выдвинули уже менее чем через 2 дня. Они настаивали на освобождении из тюрьмы двух членов САО, ранее арестованных за участие в убийстве Маркуса Форстера. Получив отказ властей, они модифицировали условие освобождения девушки. Теперь семья Херст должна была выделить каждому малоимущему Калифорнии продовольственный набор на $70, тогда достаточно существенную сумму, и, кроме этого, профинансировать издание пропагандистской литературы.

В общей сложности выполнение этих требований потребовало от Херстов траты колоссальной суммы в несколько сотен миллионов долларов, которых у родителей жертвы просто не было. Все, что они смогли собрать, это $500 тыс. собственных средств, и еще $1,5 млн выделил семейный траст на организацию раздачи продуктов в городе Окленд. Последнее мероприятие в итоге привело к массовым беспорядкам и насилию в городе, где проживали преимущественно афроамериканцы.

Можно только догадываться, как могли развиваться события дальше, чего бы еще захотела Симбионистская армия освобождения, но 15 апреля 1974 года американские телеканалы, в том числе принадлежавшие корпорации Hearst, показали видео с камер наблюдения банковского отделения Hibernia Bank в районе Сансет-Дистрикт в Сан-Франциско. На распространенных кадрах ограбления была хорошо видна Патрисия Херст, размахивавшая винтовкой M1 и кричавшая напуганным посетителям: «Меня зовут Таня! Первому, кто поднимет голову, я ее снесу!» Обыватели были шокированы.

Преступница или жертва?

Нельзя сказать, что подобное поведение внучки Херста стало полным сюрпризом для властей и родителей девушки. Незадолго до ограбления они получили аудиообращение Патти, в котором та заявила: «[У меня была альтернатива] Или и дальше оставаться в плену, или использовать мощь С. А. О. и бороться за мир. Я решила бороться… Я решила остаться с новыми друзьями», добавив, что она взяла боевой псевдоним Таня в честь соратницы Че Гевары Тани Бунке. Однако эти слова сочли сказанными под угрозой для жизни или после «промывания мозгов».

Непосредственное участие Патрисии в событиях в Hibernia Bank будто бы доказывало, что девушка действует по собственной воле.

После ограбления членам Симбионистской армии освобождения удалось некоторое время успешно скрываться от правосудия, разделившись на несколько групп. В мае того же 1974 года Херст избежала полицейской облавы в Лос-Анджелесе, в ходе которой погибло шесть участников организации (включая ту самую Анджелу Этвуд, которая и постучала в дверь Патрисии Беркли). Она поучаствовала в ограблении еще одного банка, магазина спортивных товаров, занималась изготовлением самодельных взрывных устройств. В результате этих преступлений погиб еще один невинный человек. Ей все время удавалось быть на шаг впереди полиции и ФБР, но 18 сентября 1975 года Патрисию вместе с еще одной ее «боевой подругой» все-таки арестовали в одной из квартир Сан-Франциско.

В тюрьме девушку неоднократно осматривали различные специалисты. К моменту ареста ее вес упал до 40 кг, но страшнее было ее психологическое состояние. По утверждению экспертов, она напоминала «зомби с резко снизившимся IQ и провалами в памяти, касавшимися жизни до похищения». Ее сравнивали с освобожденными военнопленными, говорили о посттравматическом расстройстве психики, интенсивном страхе, кошмарах, крайнем ужасе. Тем не менее суд учел, что согласно видеосвидетельствам, показаниям практически всех очевидцев и жертв преступлений она выглядела действовавшей добровольно, имела множество шансов сбежать, но не пользовалась ими.

В марте 1976 года, через 2 года после похищения, Патрисию Херст признали виновной в вооруженном ограблении банка. Суд назначил ей 7 лет лишения свободы, но на свободу она вышла всего через 22 месяца заключения согласно специальному решению президента США Джимми Картера.

История Патрисии Херст разделила американское общество. Для многих представителей молодежи она стала героиней, старшее же поколение воспринимало ее поведение прямо противоположным образом. Главным был и остается вопрос, почему всего за 2 месяца аполитичная студентка неожиданно превратилась в участницу леворадикальной группировки и насколько добровольными были ее действия. В своих воспоминаниях Патрисия рассказывала, что приняла такое решение, потому что постоянно подвергалась психологическому и физическому (включая сексуальное) насилию. Ей угрожали убийством, и, опасаясь собственной смерти, она не пользовалась даже, казалось бы, стопроцентными вариантами сбежать от собственных похитителей.

Споры по поводу ее мотивации не утихают до сих пор. Многие специалисты рассматривают этот уже полувековой давности сюжет как классический образец «промывания мозгов» и «стокгольмского синдрома», указывая на крайне заторможенное состояние девушки после ареста. Дополнительная дискуссия в этой связи возникает и по поводу адекватности наказания Патти, объективно принимавшей участие в совершении преступлений. Есть мнение, что и мягкий судебный приговор (всего 7 лет), и фактические 22 месяца в тюрьме стали возможны, исключительно благодаря привилегированному статусу внучки Уильяма Рэндольфа Херста и члену влиятельнейшей американской семьи.

Как бы то ни было, 20 января 2001 года в свой последний день нахождения в должности президент США Билл Клинтон даровал Патрисии Херст полное помилование, и вовсе сняв с нее все судимости.

Через 2 месяца после освобождения Патрисия Херст вышла замуж за одного из своих охранников и жила с ним вплоть до его смерти в 2013 году. У пары двое детей. Сейчас ей 68 лет, она живет в пригороде Нью-Йорка и занимается благотворительностью, регулярно появляясь на светских раутах. Образ жизни более естественный для представительницы семьи Херстов, чем участие в ограблениях банков.

Патрисия со своим мужем

 

Патрисия сейчас

 

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: AP, flickr.com, Wikimedia