Минус частный сектор? Как живут усадьбы на Долгиновке, которые хотят снести

27 мая 2022 в 8:00
Автор: Снежана Инанец. Фото: Александр Ружечка

Минус частный сектор? Как живут усадьбы на Долгиновке, которые хотят снести

Недавно стало известно об изменениях, которые хотят внести в проект детального планирования на участке аж в 109 гектаров. Судя по документам, опубликованным агентством «Минск-Новости», еще несколько крупных кусков частного сектора в районе Долгиновского тракта могут пойти под снос (мы отметили их на карте). Первого июня стартует общественное обсуждение на этот счет, а мы пока прогулялись среди усадеб, которые могут исчезнуть.

Где хотят снести частный сектор?

На повестке дня изменения в проект детального планирования для территории в таких границах: улицы Щедрина — Нововиленская — переулок Червякова — улицы Пригородная — Гая.

Вопрос вынесут на общественное обсуждение, оно пройдет с 1 по 25 июня. Пока ПДП с изменениями выкладывали только на сайте агентства «Минск-Новости».

Подробную информацию обещают опубликовать до 1 июня на сайте администрации Центрального района. Там же пройдет электронная презентация проекта. Пока похоже, что вживую обсудить изменения в каком-нибудь школьном зале у жителей на этот раз не получится.

Осваивать участок в 109 гектаров будут в два этапа: первый — до 2025 года, второй — до 2030-го. Заказчик — комитет архитектуры и градостроительства Мингорисполкома, разработчик изменений в ПДП — «Минскградо». Кто будет застройщиком, общественности пока не известно.

Что же изменится? Пока известно немного. Важное: слева от Долгиновского тракта будет «значительная трансформация усадебной застройки», рассказала главный архитектор района Надежда Авдеева.

Показываем это фото, чтобы проще было сориентироваться. Многие знают этот почти деревенский магазин на Долгиновском тракте. Как раз территорию вокруг планируют изменить. Частный сектор со стороны «Щедрого» сплошняком сносить не будут, а вот дома по другую сторону Долгиновского тракта хотят отправить под нож

Что подразумевают под значительной трансформацией? В новом ПДП черными линиями с крестиками обведены здания, которые планируют снести. То есть почти сплошняком будут сносить частный сектор выше улицы Щедрина аж до Нововиленской (слева) и переулка Червякова (сверху). Там хотят построить жилую высокоплотную застройку.

По правую сторону от Долгиновского тракта частный сектор выше улицы Щедрина проредят лишь на нескольких участках. Там вместо усадеб в двух случаях появится низкоплотная многоквартирная застройка, а в одном — общественная территория. В остальном «родной» частный сектор останется на месте.

Участки, которые хотят пустить под снос в этом районе, мы отметили на карте Минска красным.

Что говорят местные? От «в эти планы мы больше не верим» до «ждем переезда»

Частный сектор по обе стороны от Долгиновского тракта выглядит крепким. Хаты в основном ухоженные, даже деревянная застройка выглядит аккуратно. Часто попадаются каменные особняки: иногда скромные, иногда роскошные.

Исследуем сторону, где планируются глобальный снос и высокоплотная застройка многоэтажками.

Усадьбы, расположенные прямо у тракта, давно отгородились от него высокими заборами. Многие водители называют эту улицу одной из самых неудобных в городе: при большом потоке в направлении Новинок всего две полосы, есть неудобные повороты. Доставляет неудобства эта дорога и жителям частного сектора: шума и пыли хватает.

Лидия Александровна живет в доме по Щедрина, 17 давно, с начала 50-х.

— Когда отец строился, это была окраина города! А сейчас практически центр, — говорит.

Дом на две половины. Во второй части живет двоюродная сестра Лидии Александровны. Женщина поясняет:

— Наши отцы — два брата, женились на двух родных сестрах. 

В хате есть газовое отопление, горячая вода, туалет.

— Чего нет, так это душевой кабины или ванны. Но я очень люблю баню, так что хожу в общественную, она недалеко. Из нашего частного сектора много кто ей пользуется, — рассказывает.

Лидия Александровна помнит, как в 2018 году в районной администрации обсуждали будущий снос частного сектора чуть дальше, у Орловской. В то, что пришла очередь и кварталов выше улицы Щедрина, пока верит слабо.

— Все эти разговоры очень давние. Помню, как нас собирались снести еще к Олимпиаде-80, — смеется. — Но если все же будут сносить, хотелось бы взамен квартиру где-то поблизости. Считай, 70 лет здесь живу, поэтому не хочется куда-то к черту на кулички ехать. Нужно, чтобы обжитый был район: с медициной, с магазинами. 

Женщина признается, что следить за домом все тяжелее:

— Муж умер в декабре. Тянуть все это хозяйство на одну пенсию становится как-то тяжеловато. 

Чем дальше от наводненного машинами Долгиновского, тем более уютными становятся улицы.

Прохожий от вопросов о сносе отмахивается:

— Да 40 лет уж собираются! Сейчас тем более не снесут. Я считаю, не та ситуация сейчас в стране. Откуда деньги на стройку? Только если найти какого-нибудь арабского шейха!

Скептически смотрит на возможный снос и Татьяна Ивановна. Пенсионерка несет с дачи саженцы смородины, посадит на 2-м переулке Щедрина, где живет.

— Если все-таки будут сносить, я спокойно отреагирую. Поеду жить на дачу, она благоустроенная и рядом с городом. А в квартире я бы жить не смогла, потому что выросла и все время жила на земле. Чем буду брать компенсацию от застройщика? Вы что, я о таком еще и не думала! Мы до этого времени не доживем, — иронизирует.

А вот ее молодые соседки Александра и Дарья и насчет общественного обсуждения в курсе, и на возможный снос возлагают большие надежды.

— Лично мы за снос. Но у нас особая ситуация: в одном доме две семьи живет, — объясняет одна из девушек. — У меня маленький ребенок, у моей тети семья пополняется. Хотелось бы уже как-то разъехаться. 

Вспоминают, что в 2020-м ходили в исполком: хотели согласовать второй вход, а стеной разделить дом на две квартиры:

— Все это без увеличения квадратных метров, просто для большего удобства. Не разрешили. Якобы тогда застройщику придется давать нам большую компенсацию. Разрешили только туалет и ванную пристроить, но пока мы этого не делали. 

Дом, в котором живут, 1958 года постройки. Семья купила его больше 20 лет назад.

— А строил его председатель колхоза! — вдруг добавляет пожилая соседка Тамара Ивановна.

Девушки добавляют, что с точки зрения коммуникаций тут все в порядке. Почти все.

— Единственное, в нашем частном секторе нет центральной канализации. У каждого во дворе выгребные ямы. А в остальном в домах есть все, что надо, — отмечают.

Если вдруг снос, жительницы планируют брать компенсацию жильем:

— Денежную компенсацию брать не будем. Предложат копейки, за которые ничего не купишь. Так уже было у наших знакомых.

В глубине усадебной застройки, в коттедже на Новаторской, 12, живет Моника. Она 30 лет назад приехала в Беларусь из Литвы, тут стала многодетной мамой. И в Минске ее семья уже однажды пережила снос дома.

— Тут, на Новаторской, мы живем всего восемь лет, — рассказывает. — А раньше жили на Папанина, на Грушевке. Там был теремок такой послевоенный, один из домиков, которые после войны себе строило начальство курортного бюро.

Дом Моники на Грушевке снесли в 2013-м. На тот момент в семье было 11 несовершеннолетних детей.

— Была большая проблема для застройщика — подобрать для нас подходящее жилье, — вспоминает женщина. — Наш прежний дом был где-то 240 «квадратов», попробуй найди компенсацию. Сначала искали две квартиры по-соседству, но таких больших площадей рядом в многоэтажках почти не найти. Вышли на вот этот частный дом.

Моника в курсе, что частный сектор может пойти под снос, но надеется, что это будет «экономически нецелесообразно».

— А может, сносить будут все же не все дома... — говорит женщина. — Что-то я не представляю, как они для нашего дома снова компенсацию найдут…

— А после первого сноса вы быстро оклемались?

— Не то слово! — удивляет ответом собеседница. — Мы как в рай попали. Все, что нужно, есть рядом, даже речка с диким пляжем. Боялись, что будем долго привыкать, но уже скоро думали: «Как же тут хорошо».

С Новаторской и соседних улиц хорошо видны невысокие новостройки ЖК «Левада». Любопытно, как будет выглядеть высокоплотное жилье, которым планируют застроить частный сектор по соседству.

Двухэтажка, которую тоже «спишут»

Как мы уже писали, с другой стороны Долгиновского тракта по измененному ПДП предлагают отправить под снос немного жилых домов и, например, куски небольшой промзоны.

Двухэтажка по адресу Долгиновский тракт, 42 — среди тех зданий, что помечены крестиками на плане.

Житель дома Дмитрий пьет чай среди цветущей сирени во дворе и ничего не подозревает о затеях градостроителей.

— Хотят снести? Что-то новое, — удивляется молодой человек. — Вот про то, что частный сектор на Орловке будут сносить, слышал. У меня там теща живет, к ней уже приходили, фотографировали дом для оценки. Но с тех пор тишина.

Двухэтажка, в которой живет Дмитрий, необычная: на 12 квартир, у каждой отдельный вход.

— С улицы можно зайти только в квартиры, расположенные на первом этаже. Со двора — в квартиры на втором, — объясняет житель дома.

Тем, у кого большинство окон выходит на Долгиновский тракт, повезло меньше.

— Шумно, а когда грузовики проезжают, так окна трясутся. Копоти тоже хватает. Но мы к этому быстро привыкли. Уже лет пять здесь живем, — рассказывает Дмитрий.

Другие окна выходят в спокойный и по-своему колоритный двор.

Тут еще стоят сараи, которые сейчас используются для хранения вещей. Изначально там хранили уголь для печей. Дом, построенный в 1961-м, сначала был неблагоустроенным: ни центрального отопления, ни воды.

— Позже подвели коммуникации и сделали все удобства, — говорит мужчина.

Снесут — не снесут, Дмитрий гадать не собирается. Но подозревает, что жители двухэтажки особо сопротивляться не будут: квартиры старенькие.

— Но слышал, в городе обсуждали эксперимент: селить людей из частного сектора в многоэтажки, которые строятся в их же районах. Думаю, это бы многих устроило, — добавляет собеседник.

А что со сносом неподалеку, который запланировали раньше?

В 2018 году было бурное общественное обсуждение планов застройки Орловки. Говорилось, что уберут почти 400 усадеб, в том числе в квартале от Орловской до Щедрина. Это дело решенное, но дома до сих пор стоят. Жители, с которыми мы пообщались, на это кивают и говорят что-то вроде такого:

— Зачем браться за нас, если и задуманное еще не снесли?

Владимир — житель улицы Озерной, одной из тех, по которым уже «все решено».

Мужчина живет здесь уже 17 лет. Своими руками серьезно перестраивал старый домик, изготавливал сам даже плитку для облицовки нового дома и колонны для ограды. Так что работы жаль. К слову, поначалу планировал строить двухэтажный дом, но, говорит, не разрешили: опять же в связи с извечными планами по сносу.

Но в прошлом году дело пошло.

Владимир вздыхает: да, приходили специалисты, смотрели все, фотографировали.

— Сказали: будет оценка — вас вызовут. Но пока все заглохло, — добавляет.

Поэтому житель до последнего надеется: вдруг что-нибудь не срастется.

И все-таки по этой территории конкретики больше. Застройкой пяти кварталов ниже улицы Щедрина от Старовиленского тракта и аж до улицы Гая будет заниматься УКС Центрального района. Там журналисту Onlíner рассказали:

— Пока мы проводим юридическую работу с гражданами: уведомляем, оценку провели. А физический снос, предположительно, начнется не раньше третьего квартала 2023 года. Большой район, много работы.


2 Вт, лампы: светодиодные, питание: солнечная батарея
1 Вт, лампы: светодиодные, питание: солнечная батарея
2 Вт, лампы: светодиодные, питание: солнечная батарея

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Снежана Инанец. Фото: Александр Ружечка