С виду обычная хата, а внутри — сюрприз. Дала вторую жизнь столетнему дому прадеда

24 мая 2022 в 8:00
Автор: Снежана Инанец. Фото: Александр Ружечка. Коллаж: Максим Тарналицкий

С виду обычная хата, а внутри — сюрприз. Дала вторую жизнь столетнему дому прадеда

Снаружи это обычная аккуратная деревенская хата, а вот изнутри она за последний год сильно преобразилась. Бизнес-леди, блогер Светлана Зере вдохнула вторую жизнь в дом прадеда. Она рассказывает: «Мама собиралась продать, но мне сложно было представить, что там будут жить чужие люди». Историю восстановления усадьбы хозяйка рассказывала в Instagram плюс посвятила этому отдельный канал в Telegram. Мы посмотрели на необычный ремонт и узнали, в какие деньги он обошелся.

«Прадед перевез дом с хутора в 1939 году»

Светлана Зере с мужем Андреем и детьми приехала на выходные в деревню прадеда в Глусский район. Теперь это происходит все чаще, так как за последний год семья привела дом в порядок. История у места огромная.

— Это дом моих прадедушки и прабабушки, их звали Виктор Кастецкий и Мария Иосифовна. Сначала дом стоял на хуторе, километрах в пяти от деревни. В 1939-м его перевезли сюда, посадили вон тот дуб у забора. Даже со времен моего детства он очень вырос, стал огромный и шикарный.

По прикидкам минчанки, дому уже около 100 лет.

— Здесь, в деревне его только собрали заново и сделали небольшую пристройку, сенцы.

Бабушка Светланы жила здесь только в детстве, потом уехала в Бобруйск и приезжала в деревню летом, как на дачу.

— В 2018-м бабушка умерла, а дом остался. Идея привести его в порядок пришла, как только мама сказала, что хочет продать. Я была против: для меня это место много значит. В детстве и юности я проводила здесь немало времени. Тут у нас были первые поцелуи, отсюда мы ходили на дискотеки в соседнюю деревню, в сельский клуб. Не могла представить, что здесь будут жить другие люди, — рассказывает Светлана. — И мы решили снова сделать это уголком, куда можно постоянно приезжать.

Но было ясно: надо делать ремонт.

— В бытовом плане тут было ужасно, а я очень люблю комфорт. Например, категорически не устраивали туалет на улице, отсутствие возможности помыться, постирать. Это вдвойне важно, когда в семье трое маленьких детей.

Несколько выходных у семьи ушло, чтобы разбарахлить пространство.

Так выглядела жилая комната в доме до реновации

«Снаружи минимум изменений: терраса и стеклопакеты, а так даже шифер оставили»

С улицы дом выглядит почти так же, как и до ремонта.

— Поменяли крыльцо на новое, так как старое пришло в негодность. Плюс сзади пристроили к дому террасу, чтобы можно было сидеть и встречать закаты. А в остальном хата выглядит так же, как раньше. Еще два года назад обновили краску на фасаде: покрасили в прежний цвет.

На крыше остался старый добрый шифер.

— Люди, которые занимаются шифером, сказали, что он еще лет 100 пролежит: сам в хорошем состоянии, как и кровля.

Андрей, муж собеседницы, добавляет:

— Варианты были: нам предлагали черепицу, металлочерепицу. Но нет здесь сейчас ни у кого в округе таких крыш. Не хотелось выделяться.

Из новенького — стеклопакеты в окнах.

— Для нас было принципиально сохранить рисунок окна. Мне не нравится, как на старых домах выглядят стеклопакеты без перегородок. Заказывали окна в Бобруйске, сделали без проблем. Окна, кстати, пластиковые. Когда сделала в блоге запись, что буду ставить пластик, некоторые критиковали: мол, Зере и пластиковые окна — это несовместимо. Это все непрошеные советы, меня абсолютно устраивает то, что получилось, — объясняет Светлана.

Она добавляет: снаружи стремились сделать изменения малозаметными, чтобы не привлекать излишнего внимания.

На все работы ушло $20 тыс. по курсу

Планировку дома сохранили. Она стандартная: два помещения и сени.

— Вот здесь у нас кладовка была, где бабушка хранила консервацию. Теперь там санузел, осталось установить душ, — рассказывает Светлана.

Двери сохранили, но отреставрировали. Оригинальный рисунок, металлический замок-клямка — все на месте.

В первой комнате — кухня-столовая.

Там сберегли традиционную русскую печку. Ее прочистили, облицевали.

— Бабушка почему-то считала, что она давно не работает. Но в процессе облицовки выяснилось, что все исправно. Пользуемся, — говорит Светлана.

Сразу притягивает внимание внешняя проводка, которую не только не спрятали в стены, но и визуально подчеркнули.

— И смотрится стильно, и удобно: когда сверлишь, не нужно думать, где у тебя там спрятаны провода, — говорит Андрей.

Буфет сохранили.

— Раньше тут стояли энциклопедии, 12 томов, теперь я храню там посуду, — говорит хозяйка.

В основной комнате — открытое пространство с печкой-лежанкой, диваном, большой кроватью и шкафом.

Дизайн-проект Светлана заказала в Минске, в студии Елены Кожеуровой.

— В основном за такую работу не хотели браться или просили много денег, а сами не имели опыта подобной переделки домов. А Елена сама мечтала купить домик в деревне, так что была очень вовлечена в процесс, — рассказывает хозяйка усадьбы.

Строителей нанимали в Бобруйске. Ремонтом бригада занималась примерно полгода.

Стены в комнате были сильно кривые — решили выравнивать.

— Расхождение было до 20 сантиметров. Наши строители сказали, что родные стены невозможно выровнять на прежнем фундаменте: дом станет более тяжелым и начнет опускаться. Поэтому взяли гипсокартон: он легкий и ровный. Им отделали стены, потолок, обшили балки, — рассказывает Светлана.

— Наверное, полметра объема съело это выравнивание, — добавляет Андрей. — Зато получилась такая воздушная подушка, которая помогает сохранять тепло в доме.

Полы оставили дедовские. Не помешало этой идее даже то, что они оказались поточены короедом.

— Они все равно очень крепкие, дубовые. Мы посмотрели, сколько теперь стоит дубовая доска, и поняли, что менять незачем. Отшлифовали, покрыли лаком, — говорят хозяева.

Из старой мебели сохранили не только буфет, но и шкаф.

— Причем нам посоветовали вообще не трогать эту мебель, не лезть с реставрацией: она и так хорошо выглядит. Конечно, можно переклеить зеркало, но пока не до этого.

Современную мебель покупали в IKEA и Jysk.

Светлана прикидывает, что на все работы (рыли скважину, проводили канализацию, делали ремонт, строили террасу и укрепляли стену) с мебелью отдали примерно $20 тыс. по курсу.

— Казалось бы, все по отдельности недорого, но копеечка к копеечке — и выливается в крупную сумму.

Самые крупные траты — плитка на две печки и работа строителей.

Место силы

На видном месте — книга про бабушку. Несколько лет назад Светлана заказывала исследование родословной, а потом и печать книги о своих предках. Внутри семейные истории и фото из альбомов — на них и прадеды, и этот самый дом.

— А где там мой дедушка? — услышав разговор, тут же спрашивает трехлетняя Катя.

Постепенно дом превращается в родовое гнездо уже и для детей Светланы.

— Муж сначала не очень любил мою деревню, но теперь сам заставляет меня сюда ездить, — улыбается собеседница. — Умудряется здесь даже работать, вот только что вернулся с созвона по Zoom. Со связью тут плохо, так что приходится отъезжать к лесу, где более стабильный интернет.

Впрочем, супруги сходятся на том, что проблемы со связью в деревне воспринимают скорее как плюс.

— Так у нас есть возможность по-настоящему отдохнуть. И у детей тоже: интернет не работает — все, телефон им больше не интересен, — говорит Андрей. — Кстати, здесь отлично спят, в том числе младший, которому месяц. А спит ребенок — спят родители, так что приезжаем сюда высыпаться.

Жить в деревне зимой семья не планирует.

— Но тут точно тепло, если протопить, — поясняет Андрей. — Как-то были здесь еще в снег — то ли осенью, то ли весной. Когда приехали, в комнате было −1, а когда уезжали — уже +19. Печки дают тепло и долго его держат.

В округе живут близкие. Почти напротив — родительская хата троюродной сестры Светланы, а в соседней деревне — дом тети.

— Мечтаю выкупить один из соседских домов. Дело в том, что в нашем одна комната, сейчас все спим в одном помещении. Хорошо, что у нас никто не храпит. Но у меня есть хорошие друзья, которые храпят! А очень хочется позвать их в гости, — улыбается Светлана.

Во дворе пока стоит старый дедовский сарай.

— С ним тоже связаны воспоминания. В сарае был сеновал, и мы в детстве иногда ночевали там летом. Бабушку это не очень радовало: вдруг мы сено подожжем? Но позволяла. Было здорово.

Сарай хотят убрать: на его месте Светлана уже запланировала поставить дом-баню с панорамными окнами.

— Отсюда вид на закат, будет классно. А рядом муж собирается вырыть пруд, — говорит Светлана.

Неподалеку — Птичь, можно рыбачить и купаться.

Само собой, в усадьбе появилось то, что семья называет «местом силы»: прямо за огородом стали расти сосенки. Супруги хотят высадить еще несколько деревьев и обустроить уголок, где можно будет собираться на семейные посиделки у костра.

раскладные, 3-местные, каркас: сталь, сидение: мягкое, до 280 кг
3-местные, каркас: сталь, сидение: мягкое, до 180 кг
3-местные, каркас: сталь, сидение: мягкое, до 180 кг
Нет в наличии

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Снежана Инанец. Фото: Александр Ружечка. Коллаж: Максим Тарналицкий