Масштабная мистификация. Как канадцы притворились, что их захватили

36 396
17 мая 2022 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: AP, flick.com, Wikimedia

Масштабная мистификация. Как канадцы притворились, что их захватили

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

В районе 5:30 утра, задолго до рассвета, на заснеженных улицах мирно спящего города появились первые нацистские патрули. Спустя 15 минут была захвачена радиостанция, а еще через час сирены ПВО сообщили всем жителям о начале воздушной атаки люфтваффе. В этом всем не было бы ничего удивительного (ведь на календарях было отмечено 19 февраля 1942 года), если бы не одно обстоятельство: Третий рейх захватил Виннипег, один из крупнейших городов Канады, расположенный в глубине территории страны, в тысячах километров от ближайших побережий. Оккупация столицы провинции Манитоба продолжалась меньше суток, ведь это не был какой-то дерзкий десант немецких парашютистов-диверсантов во главе с Отто Скорцени. Речь шла о масштабной мистификации, пропагандистской акции, призванной показать канадцам, «что будет, если». Крайне необычное мероприятие, вошедшее в историю как If Day, удалось.

Все для победы

Ко Второй мировой войне Канада подошла уже суверенным государством. Во главе его формально по-прежнему находился британский монарх, но, по сути, с 1931 года внутреннюю и внешнюю политику страны определяло собственное правительство во главе с премьер-министром. Тем не менее из-за сохраняющихся теснейших связей с бывшей метрополией предположить, что в вопросе вступления в новый мировой конфликт Канада займет отличную от Великобритании позицию, было трудно. Война Германии была объявлена 10 сентября 1939 года, спустя 10 дней после гитлеровского вторжения в Польшу.

При этом, мягко говоря, непосредственно к участию в боевых действиях Канада была не готова.

Ее экспедиционный корпус весьма успешно участвовал в Первой мировой, благодаря чему страна и вошла в число государств-победителей, однако за этим последовали почти два десятилетия пренебрежения финансированием армии. Сказывалось достаточно мощное антивоенное лобби, преимущественно среди франкофонного населения и представляющих его политиков. В марте 1939 года численный состав постоянно развернутых частей едва превышал 4 тыс. солдат и офицеров. Еще 50 тыс. человек официально числились в резерве. В первый месяц после вступления в войну Канада смогла выставить лишь одну дивизию.

Однако канадцам надо отдать должное. В последующие месяцы и годы конфликта они смогли привлечь в свои сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы более миллиона человек, причем большей частью на добровольной основе. Велика была роль их торгового флота в трансатлантических перевозках союзников. Наконец, стратегически важными были поставки продуктов питания на фронтовые нужды, в первую очередь пшеницы, одним из крупнейших производителей которой Канада была.

Впрочем, сами жители страны далеко не сразу прониклись военным энтузиазмом.

Все же активные боевые действия шли крайне далеко от собственно канадской территории, а случаи непосредственного ее вовлечения в войну были в буквальном смысле единичны. Да, немецкие подводные «волчьи стаи» рыскали у берегов Канады и Ньюфаундленда, тогда бывшего отдельным британским доминионом, заходили в устье реки св. Лаврентия и даже топили канадские корабли, в том числе и военные. Но по факту нацистская торпеда лишь однажды (осенью 1942 года) угодила (да и то случайно) в причал погрузки железной руды на острове Белл (это стало единственной прямой атакой немцев по территории Северной Америки за всю историю Второй мировой). А за несколько месяцев до этого японская субмарина обстреляла канадский маяк на противоположном, тихоокеанском, побережье страны у Ванкувера. Этим весь ущерб территории Канады за 1939—45 годы и исчерпывался.

Канадские успехи по мобилизации собственной экономики были бы невозможны без военных облигаций. Как и во многих других странах мира, эти долговые бумаги, выпускаемые правительством, помогали тому финансировать армейские расходы и бороться с инфляцией, но была в них и еще одна, идеологическая польза. Покупая Victory Bonds (такое название облигации носили в Канаде), любой ее гражданин в каждом уголке огромной территории мог почувствовать себя причастным к борьбе за справедливость, даже если он формально не был задействован в оборонных проектах.

«Репетиция» нападения нацистов на Виннипег была на самом деле рекламной акцией одного из очередных выпусков подобных долговых инструментов, локальной для Манитобы. В соответствии с планами правительства, в феврале — марте 1942 года в провинции должно было быть продано облигаций на $45 млн (в современном эквиваленте эта сумма превысила бы $800 млн). Из них по плану Виннипег, как крупнейший город и столица, должен был предоставить чуть больше половины.

Из Виннипега в Гиммлерштадт

Идея мероприятия родилась в недрах Greater Winnipeg Victory Loan Committee, региональной организации, ответственной за размещение облигаций. Возглавлял ее Джон Дрейпер Перрин, один из крупнейших виннипегских предпринимателей, разбогатевший на золотодобыче. В комитете боялись, что в условиях февральской погоды достижение поставленных финансовых целей может стать проблемой. Поэтому было решено показать жителям города, расположенного в самом сердце Канады, примерно в 2,5 тыс. километров как от тихоокеанского, так и от атлантического побережий, что из себя представляют нацисты и какими бедами грозит их победа в случае, если горожане не проявят должной инициативы в помощи общему делу.

Одновременно данная пропагандистская кампания стала и крупнейшими военными учениями за всю историю Виннипега.

Она не была спонтанная, подготовка шла месяцами. У киностудий было арендовано необходимое количество нацистской униформы, в которую переодели добровольцев из молодежной организации местной Торговой палаты, объединявшей региональных предпринимателей. Три с половиной тысячи солдат и офицеров, которые должны были «играть» за силы Сопротивления, предоставили различные части канадской армии, включая ВВС. Акция была продумана самым тщательным образом, что стало понятно из дальнейшего развития событий. О ней было даже сообщено крупнейшим канадским и американским газетам и новостным агентствам. Сообщения о ее проведении были заранее опубликованы в прессе. Как оказалось, среди виннипегцев нашлись и те, кто газеты не читал.

Морозным утром 19 февраля 1942 года мать 12-летней Дайан Эджлоу отправила дочь за хлебом. Семьдесят пять лет спустя уже 87-летняя Дайан рассказала журналистам издания Legion, посвященного канадской военной истории, о своих впечатлениях.

«В центре все охранялось немецкими солдатами. Казалось, они были повсюду. Я была так напугана, — вспоминала то утро героиня. — За хлеб мне на сдачу дали германскую рейхсмарку».

К этому моменту «оккупация» Виннипега уже завершилась.

А началось все около 5:30 утра, когда в городе появились первые нацистские патрули. Сначала они заняли западную часть столицы Манитобы и захватили местную радиостанцию, по которой начали передачу речей Гитлера и германских военных маршей. В 6:30 утра в восточной части Виннипега развернулись канадские силы, выполнявшие роль армейских подразделений, резерва и сил территориальной обороны. В 7 утра самолеты Королевских ВВС с нанесенной на них символикой люфтваффе имитировали бомбардировку города. В нем зазвучали противовоздушные сирены, зенитки ПВО пытались дать отпор. В 7:03 началась перестрелка между сухопутными частями. Силы самообороны сначала контролировали периметр в пяти километрах от городской ратуши, затем под ударами наступающих нацистов его сократили до трех километров. Раздались взрывы у важнейших мостов. Естественно, во всех случаях вместо реальных боеприпасов использовались их холостые версии. В 9:30 утра защитники города сдались, он был оккупирован.

Ну а дальше нацисты начали по своему обыкновению терроризировать Виннипег и горожан. В здание Законодательного собрания Манитобы вошел офицер с моноклем и шесть солдат, которые арестовали премьера провинции Бракена, лейтенант-губернатора (представителя британского короля) МакВильямса, находившихся внутри министров правительства и генерального прокурора Манитобы. Заодно под стражу был взят находившийся с визитом в городе посол Норвегии. В ратуше точно так же были арестованы чиновники городской администрации, включая мэра Джона Куинна.

Чиновников отправили в «лагерь для военнопленных», попутно подняв на флагшток вместо канадского флага свастику.

В городе была назначена оккупационная администрация во главе с гауляйтером Эрихом фон Нойренбергом. Появился и свой локальный шеф гестапо. Новая власть немедленно переименовала Виннипег в Гиммлерштадт.

Окончание репетиции

В вышедшем утром выпуске главной местной газеты The Winnipeg Tribune, напечатанной под новым названием Das Winnipeger Lügenblatt («Газета виннипегских лжецов»), был опубликован пространный декрет гауляйтера, в котором гражданам сообщалось о введении комендантского часа, запрете массовых собраний, необходимости каждому домовладельцу принять на постой пятерых германских солдат, реквизиции автомобилей и сельхозпродукции, роспуске всех военных и общественных организаций. Остальные заметки в газете представляли собой пародию на немецкую пропаганду, написанную на плохом английском.

Например, был напечатан официальный анекдот, за отказ смеяться над которым было положено тюремное заключение.

Проводились и другие мероприятия. Перед публичной библиотекой города устроили большой костер из книг (предварительно отобранных как подлежащих утилизации). В одной из школ арестовали директора, после чего были проведены показательные занятия с «правдой о нацизме». В церквях запретили службы, священники были задержаны. Оккупанты останавливали автобусы и обыскивали пассажиров, «ограбили» некоторые магазины, «украли» бизоновые шубы из полицейского участка, «реквизировали» и съели обед в одной из рабочих столовых. Официальной валютой стали специально выпущенные рейхсмарки. В конце дня состоялся парад.

Официально If Day («День, если…») завершился в 17:30 показательным освобождением всех арестованных ранее. С лозунгом «Это не должно здесь произойти» по городу прошли активисты кампании по покупке облигаций с призывами активнее их приобретать. Все «награбленное» было возвращено законным владельцам. Издателю газеты, владельцу радиостанции и хозяину столовой вернуть что-либо было невозможно, поэтому они получили компенсации, и уже не в рейхсмарках. Компенсации выплатили и двум официальным жертвам оккупации: поскользнувшемуся на льду солдату, который растянул лодыжку, и домохозяйке, готовившей завтрак и порезавшей палец во время утреннего отключения электричества. Совокупный бюджет акции составил $3 тыс. ($50 тыс. в современном эквиваленте).

Идея стоила затрат. Всего за один «День, если» Виннипег привлек $3,2 млн в «облигациях Победы». План по их продажам был выполнен досрочно, и в общей сложности в рамках этого этапа размещения долговых бумаг провинция Манитоба вместо необходимых $45 млн дала стране $60 млн. При этом оценить влияние репетиции на аналогичные сборы средств в других регионах страны и даже за ее пределами (ведь If Day широко освещался не только в канадской, но и в американской прессе) куда сложнее.

Одно из самых необычных мероприятий в глубоком тылу закончилось ко всеобщему удовольствию полным успехом, ну а в семье Дайан Эджлоу до сих пор хранятся те самые выданные на сдачу рейхсмарки как воспоминание об одном заурядном походе за хлебом, оставшемся в памяти на всю жизнь.

Читайте также:


Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: AP, flick.com, Wikimedia