Маленькая Москва под Берлином: как секретный командный центр нацистов превратился в главный советский город-призрак в Германии

31 999
191
27 сентября 2019 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский, Bundesarchive, Wikimedia, technolirik.livejournal.com

Маленькая Москва под Берлином: как секретный командный центр нацистов превратился в главный советский город-призрак в Германии

Здесь мусульман готовили к первому джихаду XX века против европейской цивилизации, а арийских спортсменов — к победам на Олимпиаде 1936 года. Нацисты испытывали в этих лесах свои танки, а затем построили гигантский подземный центр, где в обстановке абсолютной секретности разрабатывались планы по завоеванию мира, включая и «Барбароссу» для покорения СССР. Отсюда осуществлялось оперативное управление всеми боевыми действиями Германии на фронтах Второй мировой, а потом сюда же с востока пришли солдаты, чтобы создать здесь крупнейший и полностью закрытый от посторонних анклав Советского Союза. В бранденбургских лесах к югу от Берлина почти все прошлое столетие гулко билось сердце прусского, нацистского, а затем и советского милитаризма. А сейчас здесь все вымерло, и лишь бесконечные руины напоминают о бурном прошлом. Onliner оказался в немецкой «Маленькой Москве», выросшей на месте нервного центра Третьего рейха.

Лагерь джихада

Примерно в 40—50 километрах к югу от Берлина проходит пояс лесов и озер. Сейчас он превратился в одно из мест отдыха жителей немецкой столицы, но на протяжении практически всего XX века доступ сюда был ограничен. Ракетные «экспериментальные научные станции», танковые полигоны, аэродромы и многочисленные военные части здесь на каждом шагу. Почти все в статусе «бывшие», но даже их забытые останки впечатляют размахом созданного ради противостояния с реальными и выдуманными врагами. Первый артиллерийский полигон, в Куммерсдорфе, появился в этих краях еще в конце 1870-х (а спустя 65 лет там уже испытывались экспериментальные «агрегаты» доктора Вернера фон Брауна), но по-настоящему военной столицей Германии эта территория стала в начале следующего столетия.

На роль ее центра был выбран городок Вюнсдорф, где в 1910-м сначала построили казармы пехотной школы, а уже в годы Первой мировой вырос и сам учебный комплекс, представительному ансамблю которого удалось пережить все конфликты века. В качестве оберега у него сейчас стоит один из местных Лениных.

Именно здесь примерно в те же годы Великой войны появился и другой по-своему уникальный объект. Барон Макс фон Оппенгейм, сотрудник немецкого Министерства иностранных дел, археолог и большой любитель ближневосточной экзотики, предложил своему руководству крайне оригинальную идею: использовав авторитет турецкого султана (Османская империя в Первой мировой была союзником Германии), инспирировать восстание мусульманского населения британских колоний, прежде всего в Индии и Египте, тем самым нанеся удар в глубоком тылу Великобритании — своего основного геополитического противника. Это должен был быть ни больше ни меньше джихад — священная война против неверных за деньги и с оружием других неверных. Любопытным нюансом всей этой истории было и то, что барон фон Оппенгейм, всё это выдумавший, по происхождению был евреем.

По предложению Оппенгейма именно в районе Вюнсдорфа был создан специальный лагерь для попавших в германский плен мусульман из стран Антанты. Его задачей была вербовка военнопленных для джихада против «угнетавших их колониальных держав». Ради этой задачи узникам «Лагеря полумесяца» были созданы достаточно комфортные условия. Их обеспечивали халяльной едой, причем в Рамадан кормили, как и положено в исламе, после захода солнца. Для них даже построили деревянную мечеть, первую (но, как показало будущее, далеко не последнюю) на территории Германии. Пропаганда немцев сработала плохо. Бóльшая часть из согласившихся сотрудничать 3 тысяч мусульман после возвращения в Северную Африку и на Ближний Восток никаким джихадом заниматься не собиралась, а предпочла по мере возможности дезертировать.

Мечеть в Вюнсдорфе, первая в Германии

После окончания Первой мировой место мусульман в Вюнсдорфе заняли русские эмигранты, а недалеко от мечети появилась и небольшая православная церковь. В середине 1930-х на базе пехотной школы немецкие спортсмены готовились к Олимпиаде 1936 года в Берлине, но параллельно военное использование объектов в городе и вокруг него продолжилось. В строжайшем секрете от соседних стран на местных полигонах испытывались прототипы новой танковой техники, а затем и первые ракеты. Вюнсдорф превращается в главный центр подготовки моторизованных соединений рейхсвера. Нацисты, пришедшие к власти в 1933-м, продолжили эту политику, разместив здесь 3-ю танковую дивизию и военную школу. Это, впрочем, было только начало.

Именно в Вюнсдорфе для командования вермахта и сухопутных сил Третьего рейха построили подземный командный узел, ставший на время следующей уже Второй мировой войны основным военным мозговым центром нацистской Германии.

Объекты Maybach и Zeppelin

На выбор именно Вюнсдорфа для этой важнейшей роли, по всей видимости, оказал влияние целый ряд причин. Во-первых, определяющее значение имели близость к Берлину и хорошая транспортная доступность по железной и автомобильной дорогам. Во-вторых, уже созданная там в предыдущие десятилетия инфраструктура гарнизонного города позволяла провести работы максимально быстро, обеспечив при этом нужную степень секретности. Ее масштабы были таковы, что сейчас известны лишь единичные снимки построенных нацистами объектов во время их непосредственного функционирования. При этом немцы всегда фотографировали много и с удовольствием даже стратегические объекты, к примеру ракетный полигон Пенемюнде или гитлеровскую ставку «Вольфсшанце», но кадров подземного командного центра в Вюнсдорфе практически нет, или они пока не обнародованы.

Строительство объекта Maybach I (назван в честь известной компании, в годы Третьего рейха фактического монополиста в производстве танковых двигателей) начинается в 1937 году. Работы идут круглосуточно и, несмотря на их объем и сложность, завершаются уже к маю 1939 года, как раз тогда, когда неизбежность войны становится очевидной. Созданный комплекс представлял собой систему из 12 отдельных пятиэтажных бетонных бункеров, замаскированных снаружи под обычный провинциальный немецкий дом с высокими скатными крышами, окнами и соответствующей отделкой. Над землей находились три этажа, под землей — два. В центре каждого из зданий имелось укрепленное ядро, через которое осуществлялась коммуникация между уровнями. На своем нижнем этаже все 12 бункеров были объединены подземным кольцевым тоннелем, превращавшим созданный комплекс в единый объект. В конце августа 1939 года, всего за несколько дней до нападения на Польшу и начала Второй мировой, в Maybach I въезжает OKH (Oberkommando des Heeres) — верховное командование сухопутных войск.

Сразу после окончания работ над первым «Майбахом» на расстоянии в один километр начинается сооружение объекта Maybach II. Он строился как уменьшенная копия (11 бункеров вместо 12) своего предшественника, полностью повторявшая его устройство. Возведение аналога шло еще быстрее. Всего через год, осенью 1940 года, Maybach II занимает OKW (Oberkommando der Wehrmacht) — верховное командование всего вермахта (вооруженных сил Третьего рейха).

Формально OKH подчинялось OKW, но фактически сухопутные войска фельдмаршала фон Браухича пользовались большой автономией у штаба OKW фельдмаршала Кейтеля. А после немецкого разгрома под Москвой зимой 1941 года и отставки Браухича их функции и вовсе были разделены. OKH контролировало действия на Восточном фронте, а у OKW остался западный театр Второй мировой войны. При этом фактическим главой обеих структур стал лично Адольф Гитлер.

Именно в этих двух бункерных системах, расположенных среди бранденбургских сосен у Вюнсдорфа, на бесконечных совещаниях высшего командного состава вермахта осуществлялась разработка Директивы №21, плана «Барбаросса» по нападению на СССР и непосредственное тактическое руководство боевыми действиями на фронтах Второй мировой. Стратегические решения при этом принимались, естественно, в берлинской рейхсканцелярии, ставках Гитлера в баварском Бергхофе, восточнопрусской ставке «Вольфсшанце» под Растенбургом и некоторое время в «Вервольфе» под украинской Винницей. Зачастую высшие генералы вермахта были вынуждены покидать подземные укрытия Вюнсдорфа (особенно в период крупных боевых операций) и перемещаться ближе к Führerhauptquartier. К примеру, у OKH, верховного командования сухопутных войск, был отдельный бункерный комплекс «Мауэрвальд» в Восточной Пруссии, в 20 километрах от «Вольфсшанце». Однако боевым нервным центром Рейха при этом все равно оставались Maybach I и Maybach II.

Но какие бы планы ни разрабатывались в Вюнсдорфе, какие бы решения, изменявшие ход боевых действий, там ни принимались, их надо было еще донести до линии фронта. Суть созданного под Берлином комплекса была не столько в штабной работе, сколько в том, что все разрабатываемые там планы максимально быстро доносились до исполнителей. Схема работала и в обратном направлении: объект позволял (по крайней мере до определенного момента) эффективно реагировать на изменение оперативной ситуации на фронтах.

Для этого рядом с Maybach I в 1936—1939 годах был построен самый совершенный на то время в мире подземный коммуникационный центр AMT-500, получивший кодовое обозначение Zeppelin. Г-образный комплекс расположился на глубине 21 метр и был оснащен современнейшим оборудованием. С Maybach I он был связан специальным тоннелем, в котором, помимо прочего, были проложены и трубы пневматической почты. Эта система позволяла быстро доставлять поступающую с фронтов информацию в штабы OKH и OKW, а обратно отправлять принятые там решения.

Тремя крупными бункерами дело в Вюнсдорфе не ограничилось. Для укрытия персонала командного центра и членов их семей в случае бомбардировки по всему городу были построены 19 надземных бункеров (Hochbunker) разработки инженера Лео Винкеля. Эти впечатляющие структуры, напоминающие ракеты, до сих пор являются характерной особенностью местного пейзажа. Такая их форма позволяла минимизировать ущерб от прямого попадания бомбы, а толщина стен делала их фактически неуязвимым укрытием. Из восьми этажей шесть позволяли разместить на круговых лавках 315 человек. Внутри была вода, электричество, телефонная связь и канализация (туалет располагался в центральном ядре). К настоящему моменту в полной мере сохранились семь «бетонных ракет», 12 штук были взорваны, но в ряде случаев их обломки остались в вюнсдорфских дворах, добавляя сюрреалистичности пейзажу.

Klein-Moskau

Весь командный центр вермахта в Вюнсдорфе был оставлен практически в нетронутом виде незадолго до окончания войны. 20 апреля 1945 года сюда вошли войска 1-го Белорусского фронта, и именно из Вюнсдорфа маршал Жуков командовал штурмом Берлина. После окончания боевых действий в соответствии с планом по демилитаризации Германии все бункерные комплексы нацистов были взорваны, однако запас прочности в этих сооружениях был слишком велик. Развалины Maybach I неплохо сохранились, и в настоящий момент на его территорию местный туристический офис водит платные экскурсии. Maybach II выжил куда хуже: уже в 1950-е его взрывали повторно власти ГДР для извлечения дефицитного металла. А вот «Цеппелин» советская армия восстановила, перестроила и устроила на его месте аналогичный по задачам центр связи «Ранет» Группы советских войск в Германии (ГСВГ). Сейчас на объект, практически полностью выпотрошенный изнутри, тоже можно попасть с экскурсией.

Военная история Вюнсдорфа не просто не закончилась с разгромом нацистов. Именно этот город превратили в столицу советского военного контингента в ГДР. Его численность в 1980-е годы достигала полумиллиона человек, это был передовой социалистический кулак, который в случае перерастания холодной войны в горячую должен был стремительно нанести удар по капиталистическому миру, выведя советские танковые колонны к Ла-Маншу.

Вюнсдорф стал главным городом этого государства в государстве, причем полностью автономным от остальной немецкой территории. Оставшееся местное население эвакуировали, а его место — квартиры, школы, спортзалы, клубы и административные здания — заняли военнослужащие Советской армии и члены их семей. Вокруг города появился типовой забор, за которым были свои магазины, столовые, бани, Дворцы культуры, памятники, панельные жилые дома и казармы. Фактически на немецкой основе в 40 километрах от Берлина вырос советский русскоязычный город с населением 70 тысяч человек, из которого ежедневно ходил прямой поезд до Москвы. Коренные жители ГДР где-то с завистью (Вюнсдорф отлично снабжался), где-то с пренебрежением так и прозвали его Klein-Moskau — «Маленькая Москва».

В Вюнсдорфе помимо сохранившихся немецких построек выросли целые военные городки для военных ГСВГ. Все это было оставлено в 1994-м. Немцы заплатили за вывод советской группы войск около 20 миллиардов марок. На эти деньги предполагалось создать соответствующую инфраструктуру для выезжающих частей на территории СССР. Что-то было построено (например, в Беларуси появились новые городки в городском поселке Россь в Волковысском районе и на окраине Лиды, и по сей день выглядящие лучше своих современников), какие-то деньги были разворованы. Вюнсдорф же, служба в котором была мечтой любого советского военного, по сути, в одночасье опустел. За прошедшие 25 лет немцы многое привели в порядок. Брошенные жилые дома реконструируются, к ним пристраиваются балконы; квартиры, в которых жили офицеры и прапорщики, вновь заселяются.

Сейчас в Вюнсдорфе, потерявшем городской статус и присоединенном к соседнему Цоссену, живет всего 6 тысяч человек, но население бывшей «Маленькой Москвы» постепенно растет. Отремонтированное комфортное жилье относительно недалеко от Берлина, в тихом городке с прекрасной природой и хорошей транспортной доступностью, обходится дешевле своих столичных аналогов. Другой вопрос, что, как и в Айзенхюттенштадте, потерявшем значительную часть населения, на освободившуюся жилплощадь заселяют мигрантов и беженцев, а из всей инфраструктуры здесь работают пара кафе и магазинов.

Справедливости ради, немецкие власти попытались придумать городу-призраку новый смысл жизни. Власти федеральной земли Бранденбург выделили деньги на развитие концепции Bücher- und Bunkerstadt Wünsdorf — «Вюнсдорф — город книг и бункеров». Предполагалось сделать из бывшей столицы ГСВГ населенный пункт, где работали и жили бы торговцы антиквариатом и книгами. Не вышло. Когда гранты кончились, лавки букинистов и старьевщиков закрылись. Сейчас в Вюнсдорфе осталось несколько небольших музейчиков, посвященных технике и советскому военному наследию, работает туристический центр, организующий экскурсии по бункерам Maybach I и Zeppelin, и книжный магазин. Здесь по-прежнему много «заброшек», самые монументальные здания — Дворец офицеров (в той самой кайзеровской пехотной школе) с бассейном и кинотеатром и собственно Штаб ГСВГ — законсервированы и огорожены забором.

Но туристическое будущее у Вюнсдорфа, конечно, есть. После окончания реабилитации жилого фонда и его заселения, с увеличением постоянного населения появятся и «объекты его обслуживания», а в случае правильной музеефикации сохранившихся реликтов нацистского и советского времени они неизбежно, с учетом близости к Берлину, привлекут куда больше туристов, чем сейчас. В том числе и организованных. И в данном случае чем скорее здесь появятся автобусы с гражданами КНР, тем лучше. Это место, в судьбе которого отразилась вся трагическая история XX века, заслуживает такой доли. Ну а пока Вюнсдорф остается раем для любителей фортификации и «заброшек», где можно легко потратить целый день.

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский, Bundesarchive, Wikimedia, technolirik.livejournal.com