Организация ODESSA. Как после Второй мировой нацисты «крысиными тропами» сбегали из Европы

668
06 декабря 2019 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com, Bundesarchiv

Организация ODESSA. Как после Второй мировой нацисты «крысиными тропами» сбегали из Европы

Поражение Третьего рейха во Второй мировой поставило нацистских военных преступников перед выбором. Некоторые из них, во главе с фюрером, предпочли покончить с собой. Большинство вынуждены были сдаться в плен и смириться с неизбежным правосудием. Но тысячи, даже десятки тысяч человек, ответственных за массовые убийства мирного населения в годы войны, попытались избежать суда, и многим из них это, к сожалению, удалось. Среди бывших узников концлагерей, «охотников за нацистами», даже широкой публики в послевоенные десятилетия ходили легенды о существовании некой могущественной подпольной организации, которая помогала бывшим эсэсовцам уйти от наказания, переправляя их из Европы в страны Южной Америки и Ближнего Востока, где они под другими фамилиями начинали новую жизнь. В документах американской разведки эта таинственная сеть получила кодовое название ODESSA. Существовала ли она на самом деле, каким образом одиознейшие из убийц рейха дожили до глубокой старости и при чем здесь Ватикан с Красным Крестом — в обзоре Onliner.

А была ли ODESSA

Акроним ODESSA стал достоянием массовой культуры в 1972 году после выхода романа молодого британского писателя Фредерика Форсайта «Досье ODESSA». Книга будущего классика шпионской литературы стала бестселлером, а выход через два года одноименного фильма лишь усилил возникший общественный интерес к этой теме. И в романе, и в фильме немецкий журналист, расследуя самоубийство узника Рижского гетто, узнает о существовании секретного общества, задачей которого является помощь военным преступникам, их спасение от суда и возвращение под новыми именами в мирную жизнь. Одним из героев «Досье ODESSA» являлся Симон Визенталь, самый известный в мире «охотник за нацистами», еще в 1960-м имевший отношение к обнаружению, поимке и вывозу в Израиль из Аргентины Адольфа Эйхмана, организатора «окончательного решения еврейского вопроса», лично ответственного за гибель миллионов людей.

Визенталь был и консультантом Форсайта при создании романа. Считается, что именно он рассказал писателю о существовании ODESSA для того, чтобы привлечь к проблеме массовое внимание. После похищения Эйхмана израильской разведкой Моссад, нашумевшего суда над ним и последовавшей казни тот факт, что множество организаторов и участников массовых убийств в годы Второй мировой войны избежали наказания и ведут респектабельную комфортную жизнь, окончательно перестал быть секретом. Публику впечатлили масштабы созданной подпольной сети, ее секретность и эффективность работы. После окончания Второй мировой выросло целое поколение, для которого возможное существование подобной организации стало настоящим шоком.

Постер фильма «Досье ODESSA» (1974)

Никакого отношения к городу Одесса это тайное общество, разумеется, не имело. ODESSA — это аббревиатура от немецкого Organisation der ehemaligen SS-Angehörigen (Организация бывших членов СС). Считается, что данный акроним возник в документах ряда американских разведывательных структур. Их агенты полагали, что после поражения в войне многие бывшие эсэсовцы, залегшие на дно, установили друг с другом связь, создав сеть, задачами которой были помощь своим подельникам в выезде в безопасные страны, проникновение в политические и экономические круги ФРГ, работа по реабилитации Третьего рейха. Возможным организатором подобного общества называли Отто Скорцени, знаменитого немецкого диверсанта, ответственного за ряд удачных и не очень спецопераций в годы Второй мировой, включая похищение из заключения в 1943 году свергнутого итальянского диктатора Бенито Муссолини.

Отто Скорцени

Однако за все прошедшие после окончания той войны десятилетия так и не было выявлено ни одного реального документа, подтверждавшего существование ODESSA как реально оформленной структуры. Ровно так же не нашли и правдоподобных доказательств работы других подпольных объединений бывших нацистов (например, тому же Скорцени приписывали создание и некой организации Die Spinne («Паук»), будто бы занимавшейся аналогичной ODESSA тематикой). Большинство специалистов, работавших (и работающих сейчас) над проблемой беглых нацистских преступников, сходятся на мнении, что на самом деле ODESSA — миф, легенда, порожденная жестокими последствиями войны, масштабом преступлений Третьего рейха и количеством немцев и коллаборантов, избежавших за них ответственности.

Скорее всего, акроним ODESSA действительно возник еще в 1946 году в переписке американских разведчиков, но как условное обозначение для возможного тайного общества бывших нацистов, проникающего своими щупальцами во многие влиятельные европейские структуры. В условиях идущей денацификации Германии в США прекрасно понимали, что многие уцелевшие эсэсовцы (элита Третьего рейха) будут этому процессу сопротивляться, что делало актуальным вопросом нейтрализацию их возможных объединений. Симон Визенталь же, рассказывая об ODESSA Фредерику Форсайту, преследовал иную цель. Главным антагонистом романа являлся Эдвард Рошман, реальный комендант Рижского гетто, и Визенталь надеялся с помощью поднятой произведением шумихи его найти. Так и случилось. После выхода книги и фильма Рошман был обнаружен в Аргентине.

Впрочем, даже если ODESSA и других подобных организаций на самом деле не было, суть от этого не менялась. В первые послевоенные годы десятки тысяч нацистов действительно успешно сбежали из Европы, где многих из них ждали суд, многолетнее тюремное заключение, а порой и казнь. А если они смогли уехать, значит, им кто-то в этом помог.

Эдуард Рошман, «рижский мясник»
Симон Визенталь, самый известный «охотник за нацистами»

«Крысиные тропы»

Европа в первые месяцы и годы после окончания Второй мировой войны. Хаос, разрушенные города, десятки миллионов беженцев и перемещенных лиц, миллионы солдат в чужих для них странах. Границы, по сути, отсутствуют — удобная возможность исчезнуть, изменив внешность и получив новые документы. Такой вариант вряд ли подойдет для крупнейших нацистских деятелей: они слишком известны, — но для непосредственных исполнителей преступлений он достаточно реален.

Поражение Третьего рейха стало очевидным и воспринималось как неизбежность задолго до непосредственной капитуляции Германии, и далеко не все принимали его с фатализмом. Многие из чувствовавших свою ответственность за бесчеловечные зверства, творившиеся на фронтах, на оккупированных территориях, на территории самого рейха, но не нашедшие в себе остатков мужества застрелиться, готовились к неминуемому мщению. С помощью фальшивых паспортов на новое имя можно было с достаточно высокой степенью гарантии пережить первоначальный плен, даже денацификационный лагерь для интернированных, но дальше, в мирной жизни, особенно на родине шансы быть узнанными постоянно повышались. Альтернативой становилось бегство.

Симон Визенталь с фотографиями газвагена и штандартенфюрера СС Вальтера Рауффа, занимавшегося их разработкой. После войны Рауфф сбежал в Сирию, затем в Эквадор, а умер в Чили под опекой режима Пиночета

Те же американские разведчики прозвали их ratlines («крысиные тропы») — удивительно точно, учитывая персонажей, которые ими пользовались. Конечно, это были тропы в переносном смысле. Бывшие нацисты особенно не скрывались, им не нужно было, оглядываясь, идти по ночам на конспиративную квартиру, их не вывозили тайком в багажниках автомобилей. В большинстве случаев по своим фальшивым немецким документам они передвигались достаточно открыто, но эти паспорта все равно не годились для бегства за океан. Требовалось замести следы.

Очевидных маршрутов было два. Во-первых, Испания генералиссимуса Франсиско Франко. Каудильо пришел к власти с помощью нацистской Германии и фашистской Италии, но во Второй мировой войне предпочел соблюсти благожелательный нейтралитет. Испанская «Голубая дивизия», конечно, воевала на Восточном фронте с советскими войсками, и в Третий рейх отправлялись эшелоны с испанскими товарами, но одновременно Франко отказался от участия в «окончательном решении еврейского вопроса» и даже принимал на территории страны европейских беженцев, включая тех же евреев. Тем не менее многие нацисты (к примеру, Отто Скорцени) нашли после войны убежище на территории попавшей в международную изоляцию Испании.

Франко и Гитлер

Но даже в Испании военные преступники не чувствовали себя спокойно. Изоляция страны в условиях идущей холодной войны в любой момент могла закончиться (так и случилось в середине 1950-х), что грозило депортацией и последующим судом. Поэтому куда популярнее был второй маршрут «крысиных троп», и проходил он в большинстве случаев через Рим.

Цель — Южная Америка

Одним из главных организаторов «бегства крыс» стал католический епископ Алоиз Худал, ректор немецкой семинарии в Ватикане. Еще в 1937 году этот деятель австрийского происхождения написал книгу под говорящим названием «Основы национал-социализма». В принципе, Худал скорее являлся отчаянным антикоммунистом и в своей борьбе с «гидрой большевизма» был готов сотрудничать со всеми, включая национал-социалистов. В 1944 году его назначили спецпредставителем для окормления немцев, интернированных войсками союзников в Италии. Позже, в своих мемуарах, он утверждал, что действовал исключительно из соображений благотворительности, помогая людям, «всего лишь выполнявших свой воинский долг» и сделанных «козлами отпущения за провалы системы зла». То, что многие из этих «козлов отпущения» непосредственно участвовали в геноциде мирного населения, епископа Худала не смущало.

Худал неоднократно принимал в Риме «крыс» из Германии, обеспечивая их на первое время жильем и деньгами. Важнее было другое. Пользуясь своими связями в Ватиканской комиссии по делам беженцев, он лоббировал оформление этой структурой временных идентификационных документов на фальшивые фамилии для нацистских военных преступников. Так, с его помощью Адольф Эйхман стал Рикардо Клементом, упомянутый выше «рижский мясник» Эдвард Рошман — Федерико Вегенером, а гауптштурмфюрер СС Эрих Прибке, организовавший массовое убийство в Ардеатинских пещерах в Италии в марте 1944 года, превратился в латыша Отто Папе.

С полученной ватиканской справкой нацисты отправлялись в местный офис Красного Креста. Там на основе этого документа для них оформлялся паспорт беженца, после чего дальнейший побег становился делом техники. Впоследствии, спустя несколько десятилетий, Международный комитет Красного Креста принес официальные извинения за то, что с помощью их паспортов тысячи военных преступников смогли бежать из Европы. Представители организации ссылались на то, что в условиях послевоенного хаоса и сотен тысяч заявлений, поступавших от беженцев и иных перемещенных лиц, у Красного Креста просто не было физической возможности организовать должную проверку поданных заявлений. Работавшие в римском офисе Комитета просто верили на слово католическим священникам, выдававшим нацистам свои временные справки на придуманные имена. Однако факт остается фактом. Паспорт Адольфа Эйхмана, архитектора холокоста, позволивший ему благополучно покинуть Европу, был выписан на бланке Красного Креста.

Паспорт Адольфа Эйхмана

Счет таким паспортам, выданным бежавшим от содеянного преступникам, шел на тысячи, а по некоторым данным, даже на десятки тысяч. Естественно, «крысиная тропа» епископа Худала была лишь одной из многих. Аналогичный маршрут (с получением ватиканской справки, а затем паспорта Красного Креста) организовала группа хорватских католических священников во главе с Крунославом Драгановичем. Благодаря ее деятельности в Аргентину смог сбежать даже хорватский «фюрер» Анте Павелич, на счету которого сотни тысяч жизней. Можно только догадываться, были эти организованные епископами и священниками «крысиные тропы» частной инициативой или негласно поддерживались по каким-то соображениям сверху. Стоит только заметить, что папой римским в те годы был Пий XII, и, хотя его отношения с Гитлером были напряженными, к Германии он питал особые чувства, прожив там целых 12 лет (1917—1929) и будучи апостольским нунцием (послом Ватикана).

После получения вожделенного паспорта «крысы» отправлялись в порт (обычно в Геную), где их ждал пароход в страну назначения. Иногда целью являлся Ближний Восток (Египет или Сирия), но куда чаще нацисты предпочитали Южную Америку: Бразилию и особенно Аргентину.

Типичный паспорт беженца от Красного Креста
«В Нюрнберге в это время произошло нечто, что лично я считаю бесчестием и неудачным уроком для будущего человечности. Я уверен, что аргентинский народ тоже признал Нюрнбергский процесс бесчестием, недостойным победителей, которые вели себя так, будто они не победили. Мы поняли теперь, что они заслужили проигрыша в войне».

Эти слова принадлежат Хуану Перону, который в 1946 году стал президентом Аргентины. Как и Испания, Аргентина во время Второй мировой оставалась нейтральной и лишь в самом конце войны, когда развязка была уже очевидной, под давлением союзников вынужденно в нее вступила, впрочем, так и не поучаствовав в реальных боевых действиях. Хотя основным торговым партнером Аргентины была Великобритания, недоверие к Соединенному Королевству в стране оставалось велико. На это все накладывали отпечаток территориальный конфликт из Фолклендов (в 1982 году приведший к отдельной краткой войне) и сильное прогерманское лобби внутри Аргентины. Еще во второй половине XIX века туда стали активно прибывать мигранты из Германии, и к 1930—1940-м годам в стране сложилась мощная немецкая диаспора, которая тщательно сохраняла свою культуру, традиции и связь с исторической родиной. Немцы зачастую селились компактно, строили целые городки в привычном им стиле, образуя настоящие колонии, внутри которых были сильны правоконсервативные, а с приходом к власти Гитлера — и пронацистские настроения. Неудивительно, что именно Аргентина (и в меньшей степени Бразилия, где также жили сотни тысяч немцев-мигрантов) стали основными направлениями для бегства военных преступников Третьего рейха.

Это не какой-нибудь альпийский городок в Баварии, а аргентинский курорт Сан-Карлос-де-Барилоче, с конца XIX века заселявшийся немецкоговорящими эмигрантами, которые принесли с собой и привычную для себя архитектуру

При непосредственном участии государственных властей и при посредничестве католической церкви Аргентина выдала десятки тысяч въездных виз по паспортам Красного Креста для бегущих из Европы нацистов. Там их принимали местные эмигрантские диаспоры, обеспечивали постоянными документами, давали жилье и работу. Многие из военных преступников стали консультантами при аргентинских министерствах. Тот же Отто Скорцени некоторое время работал советником президента Перона.

Пример похищенного Моссадом Эйхмана был скорее исключением. Большинство из этих «беженцев», работавших надзирателями концлагерей, участвовавших в арестах и депортации на Восток евреев, в массовых расстрелах, совершавших военные преступления на оккупированных территориях, прожили в комфортных условиях еще десятилетия, так и не понеся ответственности за свои зверства. Некоторые из них успели запятнать себя и в репрессиях уже местных — аргентинских, бразильских, парагвайских и прочих латиноамериканских — военных диктатур против оппозиции.

Отто Скорцени (слева) и аргентинский президент Хуан Перон (в центре)

Сколько нацистов сбежало из Европы «крысиными тропами», скорее всего, так и останется неизвестным. Какие-то архивы еще не рассекречены, в каких-то документы уже уничтожены, а во многих случаях настоящие личности «крыс» так и не были раскрыты. За шесть первых послевоенных лет только Красный Крест (и это без учета «испанского» маршрута) выдал 120 тыс. временных паспортов практически без дополнительных проверок личности беженцев. Большинство историков, занимающихся этой проблемой, считают, что как минимум десятую часть из них получили люди, совершившие те или иные преступления в годы войны.

Как таковой организации ODESSA, скорее всего, не существовало, но все же она была — без четкой структуры, без единоличных лидеров, бюджетов, устава и членских взносов. ODESSA — это вся стихийно сложившаяся система «контрабанды» нацистов, распределенная во времени, пространстве и совести, позволившая с помощью нехитрых манипуляций множеством крупных рек и мелких ручейков уйти от заслуженного наказания людям, сделавшим Вторую мировую самым кровавым конфликтом в истории человечества.

Доктор Йозеф Менгеле, проводивший медицинские опыты над узниками Освенцима. Его жертвами стали десятки тысяч человек. Умер в 1979 году в Бразилии

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com, Bundesarchiv