07 февраля 2022 в 8:00
Источник: Евгения Штейн. Фото: архив Onlíner; фото героев

«Взял 8000, а должен 1 000 000 рублей». Белорусы лишились жилья из-за мелкого шрифта в договоре

Белорусы делятся на три типа. Удачливые каждый месяц что-то откладывают с зарплаты. Менее удачливые 20-го числа не выпускают смартфон из рук — ждут заветную эсэмэску от банка. Совсем неудачливые еще 15-го берут немного в долг, чтоб дотянуть до 20-го. У последних нет ни одной свободной копейки, но для кредиторов они — самые дорогие и желанные клиенты. Ведь только им можно предложить договор займа со ставкой в 360% годовых, и они подпишут как миленькие.

В предыдущих сериях

О Виталии Бутько и его удивительной фирме «Лагом» мы писали еще год назад. Фирму находят люди, которым очень нужны деньги, и та предлагает им заем под залог квартиры. Одни по глупости и невнимательности, другие от безысходности ставят подпись под обязательством платить 360% годовых, штрафными санкциями в 100% от суммы займа и комиссионными в $7500, о которых в договоре написано мелким шрифтом.

Одна пенсионерка так лишилась двухкомнатной квартиры в Минске и после этого осталась должна еще $20 000. Деньги у нее высчитывают из пенсии.

По документам компания «Лагом» займы не выдает, а лишь является посредником между частными лицами, один из которых готов дать деньги в долг, а другой согласен их взять. Но многие заемщики убеждены, что получают деньги от директора «Лагома» Виталия Бутько. Например, по одному из договоров кредитором выступил двоюродный брат Виталия Бутько — Алексей. Год назад Onlíner связался с Алексеем, и он не смог припомнить, чьи деньги давал заемщику, какая там была сумма, а о конфискованной у должника квартире даже не знал.

Героями предыдущей статьи стали пожилые люди, не приученные к осторожности.

В этом же материале мы расскажем совершенно другие истории. Каждую из них можно начинать словами «ничто не предвещало».

Почитайте, как в долговой клубок попали молодые белорусы, у которых, на первый взгляд, было все (работа, зарплата, жилье, уверенные навыки пользования персональным компьютером).

«Сказали, что на чтение договора времени нет»

Наташа переехала в Минск в 17 лет. Сначала училась в транспортном колледже, потом работала кондуктором и жила в общежитии от предприятия. Позже должность кондуктора упразднили, а для контролера у девушки был слишком мягкий характер. Наталья решила попробовать себя в новом деле — стала изготавливать бижутерию на продажу через Instagram. Также параллельно работала продавцом, чтобы были деньги на жизнь. Родители помогли Наташе купить комнату в минской двушке. И все шло неплохо, пока девушку не угораздило взять банковский кредит на развитие бизнеса.

Дело продвигалось медленно, а банк требовал деньги назад без отлагательств. Когда по телефону пригрозили конфискацией имущества, Наталья начала искать способ перезанять деньги и наткнулась на компанию «Лагом».

— Я думала, что раскручусь быстрее, но не получилось. И когда у меня был невыплаченный долг перед банком в 1500 рублей, я обратилась в компанию «Лагом» за займом в 1000 рублей. Приехала к ним в офис, сотрудники сразу отвели меня в кабинет директора Виталия Бутько, с которым мы обсудили условия. Он сказал, что ежемесячно мне нужно будет платить 2% от суммы и основную сумму долга тоже возвращать по частям, — восстанавливает события минчанка.

Эти условия устроили девушку, и она согласилась. Но, по словам Натальи, в нотариате ИП Бутько подсунул ей совершенно другой договор. И компания «Лагом» в нем уже не фигурировала.

— Нас встретила нотариус Зотова, — продолжает рисовать картину того дня собеседница. — Только я взялась читать договор, как нотариус говорит: «Нужно оплатить госпошлину». Само собой, я побежала искать банк, стала в очередь. И вдруг звонит Бутько: «Возвращайтесь, у нас нет времени. Я оплачу все через ЕРИП, потом вернете мне деньги». Прибежала обратно, начала читать договор. Вижу, там стоит сумма в 5000 рублей вместо 1000, о которой мы договорились ранее. Спрашиваю: «В чем дело?» Бутько отвечает: «С меньшими суммами мне неинтересно работать». Продолжаю читать договор. Он снова дергает: «Нет времени. Если не подписываете до свидания».

А у меня уже сроки поджимают, судебные исполнители хотят имущество описывать. Мне нужно было перекредитоваться, вернуть долги, чтобы избежать всего этого… В общем, я поставила подпись.

Когда мы вышли из нотариата, я начала читать договор и ужаснулась. Условия, под которыми я поставила свою подпись, существенно отличались от тех, которые со мной обговорили ранее. Вместо 2% в месяц я должна была платить от 5 до 50% в разные периоды времени.

Так или иначе, договор был подписан, и у Натальи в руках оказались 5000 рублей, выданных под залог комнаты в минской двушке. В месяц она должна была платить 250 рублей (это только проценты), а в случае неуплаты ей начислялся штраф — 20% от суммы займа и еще по 1% от суммы задолженности за каждый календарный день просрочки.

На деле это означает, что, просрочив ежемесячный платеж всего на один день, девушка облагалась штрафом в 1025 рублей. И каждый день к нему добавлялось еще 25 рублей. О штрафных санкциях сообщалось на 3-й странице договора, который Наталья не успела прочитать у нотариуса.

— В общем, получив деньги, я рассчиталась с банком, и у меня, в принципе, худо-бедно дело пошло, — рассказывает минчанка. — Первый год денег на взносы хватало, я еще параллельно работала продавцом и исправно отдавала 250 рублей каждый месяц.

Но это были только проценты по займу, и спустя год по условиям договора нужно было либо вернуть основную сумму займа, либо платить уже 500 рублей в месяц. А я как раз потеряла работу: закончился контракт, и новое руководство решило не продлевать отношения со старыми работниками. Денег, которые я получала с продажи бижутерии в Instagram, конечно, не хватало: 250 рублей в месяц я еще как-то наскребла бы, но 500 без работы никак.

Я попыталась связаться с Бутько, чтобы перезаключить договор, но он не выходил на связь. Звонила его секретарше, та говорила: «Его сейчас нет», «Он где-то отсутствует», «Куда-то поехал», «Но это ничего, у нас целый месяц, чтобы с этим разобраться». Я звоню через месяц, и мне говорят: «Да, мы можем перезаключить договор, но погасите все проценты». А там уже накапало больше 2000 рублей.

Условия договора были составлены так, что после первого просроченного платежа включался счетчик и сумма долга начинала расти как снежный ком.

Вскоре долг Натальи составлял уже 39 831 рубль, и из «Лагома» ей пришло письмо с требованием погасить эту сумму.

У девушки таких денег не было. Потом был суд, и ее заложенную комнату выставили на торги.

— Адвокаты даже не хотели браться за это дело, — вспоминает Наталья. — Первый послушал, развел руками, взял 50 рублей и отправил меня домой. Вторая нам целый час рассказывала, что дело безнадежное, что я сама себя загнала в долговую яму, советовала в следующий раз внимательно читать договор и взяла за это еще 100 рублей. Суд был очень формальный: судья даже не поинтересовался, как долг в 5000 рублей мог превратиться почти в 40 000. Дело разрешилось в пользу Бутько.

Комнату в двушке продали с молотка за 38 000 рублей, еще 1831 рубль девушка осталась должна Бутько. Их у нее высчитывают из зарплаты. А в феврале прошлого года новый собственник выселил Наталью из квартиры через суд.

Комментарий ЧУП «Лагом»:

— Между ЧУП «Лагом» и Натальей В. никогда не заключались какие-либо договоры, — комментируют ситуацию в компании «Лагом» (в договоре с Натальей действительно указан ИП Бутько, который по совместительству является директором ЧУП «Лагом»). — Все условия договоров, заключаемых ЧУП «Лагом», согласовываются с клиентами до записи в нотариальную контору или подписания договора. Непосредственно в момент заключения договоров их условия повторно разъясняются клиентам нотариусом, а любой клиент может ознакамливаться с текстом договора столько времени, сколько ему нужно, задавая вопросы об интересующих его пунктах нотариусу.

В случае несоответствия озвученных до сделки условий действительному тексту договора вряд ли кто-то из клиентов решился бы заключить такой договор. Отказ от заключения договора на любом этапе до его нотариального удостоверения не предусматривает какие-либо негативные последствия для сторон.

Если договор займа составлен и удостоверен нотариусом, то это прямо опровергает сведения о том, что у какой-либо стороны не было возможности ознакомиться с текстом договора. Нотариус разъясняет сторонам их право согласиться с совершением нотариального действия или отказаться от него до тех пор, пока договор не подписан, а также разъясняет сторонам их обязанность строго выполнять условия договора и обязанности, возложенные на стороны договором. Это нужно для того, чтобы юридическая неграмотность сторон договора не могла быть использована им во вред нотариус помогает сторонам облечь их договор именно в ту форму, которая соответствует действительным намерениям сторон и их волеизъявлению.

Таким образом, сведения о неознакомлении кого-либо из клиентов ЧУП «Лагом» с условиями и текстом договора не соответствуют действительности.

«Я была так напугана, что согласилась»

У могилевчанки Инны (имя изменено) на работе случилось ЧП, разделившее ее жизнь на «до» и «после». До этого женщина пыталась поднять двух детей на 500 рублей в месяц — столько она получала, работая продавцом в государственном магазине. Когда на предприятии начались разбирательства по уголовным делам, работодатель повесил на Инну недостачу в 5000 рублей. Таких денег у одинокой матери, живущей от зарплаты до зарплаты, естественно, не было.

— Мы переезжали из магазина в магазин, товар оставляли у знакомых по магазинам, потом забирали, — вспоминает женщина. — Через какое-то время нам сделали переучет, и вскрылась огромная недостача. На госпредприятии, где я работала, в то время творился хаос: кого-то посадили, кого-то уволили, а на нас спихнули эту недостачу. Четыре продавца должны были выплатить предприятию 20 000 рублей, по 5000 на каждого. Припугнули, что если не выплатим, уволят по статье.

Мне тогда было 35 лет, я испугалась статья в трудовой, куда я потом устроюсь? Залезла я в интернет и нашла этот «Лагом». А у меня двое детей и невыплаченный кредит за ремонт в квартире.

Я позвонила в «Лагом», там ответила приятная девушка, сказала, что 5000 они не выдают это слишком мало, суммы займа начинаются от 10 000. «Приезжайте в Минск, мы вам без проблем найдем инвестора», — сказали мне по телефону. Я поехала в Минск вместе с мамой. Там выяснилось, что сумму под честное слово не выдадут: нужен залог в виде недвижимости. Причем из квартиры нужно обязательно выписать детей. «Это чистая формальность, единственную квартиру никто у вас не заберет. Но без этого не получится оформить ипотечный заем», — сказали мне в «Лагоме». Мы поехали в Могилев, выписали детей в квартиру к моему отцу, а потом вернулись в Минск за займом.

Это был июль 2018 года. Договор я увидела мельком перед сделкой. Нотариус мне так ничего и не объяснил. Сказал: «Вы должны платить по 400 рублей каждый месяц в течение трех лет». Нам заранее объяснили, что мы платим три года по 4% в месяц. А по истечении трех лет должны вернуть саму сумму займа 10 000 рублей.

Да, условия были не самые демократичные, но мне нужно было срочно отдать деньги, и я думала, что справлюсь: мне помогали мама, бабушка.

Меня так запугали этим увольнением по статье, что даже при зарплате в 500 рублей я готова была каждый месяц отдавать 400 на обслуживание займа.

Просто не могла взглянуть на три года вперед и объективно оценить, сможем ли мы выплатить такие деньги.

Родственницы пообещали помочь Инне: 200 рублей из 400 ежемесячно согласилась выплачивать мама, а бабушка помогала потихоньку откладывать 10 000 на возврат основной суммы долга. Но позже у бабушки нашли онкологию, а мама лишилась работы. В итоге Инна осталась со своим долгом наедине.

— Когда я поняла, что возможности исправно платить по займу у меня больше нет, я позвонила в «Лагом» и попросила отсрочку, потому что мы попали в еще худшую ситуацию, чем были. Мне ответили категорически: «Нет, платите», — утверждает женщина. — В конце 2019 года пошла первая просрочка, начал капать долг. При моей зарплате и без помощи родственников я уже не могла стабильно переводить «Лагому» по 400 рублей в месяц. Иногда это было 300, иногда 350, в следующем месяце могла заплатить 500, чтобы перекрыть недостачу, но это не помогало избежать чудовищных штрафов.

В июле 2021 года Инне пришла эсэмэска, что кроме 10 000 рублей она должна еще 74 000 с учетом пени и штрафа. В общей сложности 84 000.

  Попасть в такую кабалу! Я проклинала все: господи, зачем я в это влезла? Нам с мамой заблокировали все счета и все карты, даже карту, на которую начислялось детское пособие, — говорит собеседница.

Инна начала искать способ перезаложить квартиру, и потенциальные покупатели, прочитав договор займа, посоветовали ей судиться.

— Они за голову взялись: «Куда вы смотрели? Здесь под 360% годовых! Подавайте в суд, пробуйте отстоять свое», — продолжает женщина. — Я залезла в интернет и нашла статью Onlíner о фирме «Лагом». Мы позвонили адвокату, которому удалось отстоять квартиру одной должницы. Он взялся за наше дело, и недавно мы выиграли суд.

Условия договора признали кабальными, а мы за все время выплатили «Лагому» 11 600 рублей, то есть с лихвой покрыли основную сумму долга.

Я больше ничего не должна «Лагому», теперь он мне должен 360 рублей госпошлины. Жизнь встала на рельсы, но нервов было потрачено неимоверно много. Я на всю жизнь зареклась брать любые кредиты и займы.

Комментарий ЧУП «Лагом»:

— Сведения о том, что ЧУП «Лагом» выдавало клиентам займы на большие суммы, чем им требуется, полностью надуманы и противоречат логике и здравому смыслу. Такие сведения распространяются, скорее всего, клиентами, которые не исполняли принятые обязательства по заключенным договорам, и направлены на дискредитацию предприятия.

Наследство от брата долг в 1 000 000 рублей?

В 2018 году у Светланы скоропостижно умер брат: в 48 лет попал в больницу с пневмонией, быстро и неожиданно сгорел. Женщина унаследовала от брата квартиру в новостройке на проспекте Дзержинского, но не простую, а обремененную ипотекой. Позже компания «Лагом» прислала досудебную претензию: выяснилось, что долг покойного перед кредиторами составляет больше миллиона (деноминированных) рублей, хотя брал он всего 8000.

— Когда в нотариальной конторе сказали, что квартира с обременением ипотека на 8000 рублей, я не поверила, — вспоминает Светлана. — Никакую ипотеку на квартиру он не брал. Это мы с сестрой помогли ему купить, без кредитов и ипотек. Прямо из нотариата я пришла в «Лагом». Там мне сказали, что долг моего брата на момент его смерти составлял 33 659 рублей. Я ответила, что в эту сумму не верю и не собираюсь им ничего платить, пока во всем не разберусь.

Через какое-то время Светлане пришла письменная претензия, согласно которой долг ее покойного брата по ипотеке составлял уже больше миллиона рублей. Эту сумму наследнице предложили погасить в течение пяти дней.

Позже женщине позвонила юрист «Лагома» и предложила обменять свою однокомнатную квартиру на окраине Минска на двухкомнатную квартиру в новостройке, которую Светлана унаследовала от брата, с доплатой в пределах $20 000, за счет которой наследница могла бы погасить долг перед «Лагомом».

— «Переезжайте ко мне в однокомнатную в *** [захолустье], а я у вас на Дзержинского перекантуюсь, в двухкомнатной на 15-м этаже». Юрист, понимаете? Позже она подтвердила это в суде 11 ноября 2019 года, и этот факт отражен в материалах дела, — утверждает Светлана.

В фирме «Лагом» допускают, что такой разговор был, но подчеркивают, что переговоры носили частный характер: «Вышеуказанные переговоры, если такие имелись, проводились между бывшим работником предприятия и Светланой Б., носили частный характер и к деятельности ЧУП „Лагом“ отношения не имеют».

Светлана нашла в интернете еще нескольких человек, считающих себя пострадавшими от деятельности «Лагома», и пошла в милицию коллективно заявить о мошенничестве:

— Получилось 6 или 7 заявлений только от тех, кого мы нашли и кто знал, что можно обращаться в милицию. Из милиции пришла отписка, мол, проверка проведена, состав преступления не найден.

Сравните две подписи: слева в официальных документах, которые удостоверял брат Светланы; справа — в расписке для «Лагома»

«Лагом» подал на наследницу в суд, чтобы взыскать с нее долг по займу покойного брата. Но в процессе судебных разбирательств выяснилось, что Светлана должна компании не миллион рублей, и даже не 34 000, а всего лишь 12 140 рублей, из которых 8000 — сумма займа, а 4134 — проценты за несвоевременное погашение.

Женщину не удовлетворило такое решение суда, и в 2020-м она подала встречный иск с требованием признать договор займа кабальным, тем более что он оформлен под залог единственного жилья.

— В ответ на этот аргумент юрист «Лагома» принес якобы расписку моего брата в том, что ему есть где жить, — продолжает собеседница. — Я не поленилась, сфотографировала расписку и сравнила подпись брата с подписью в договоре они даже не похожи! Я снова написала заявление в милицию с просьбой провести почерковедческую экспертизу. Из РУВД мне ответили, что расписка не влияет на ход дела, поэтому они не будут ничего проверять.

Суд не удовлетворил иск Светланы. Получив в наследство квартиру брата, она осталась должна «Лагому» более 12 000 рублей. Выплачивать долг женщина не намерена и ищет способы привлечь должностных лиц компании к уголовной ответственности.

Адвокат: «В большинстве случаев суды приняли сторону заемщика»

Отвечая на вопросы Onlíner, в ЧУП «Лагом» отдельно подчеркнули, что значительная часть их клиентов осталась довольна оказанными услугами, а жалобы исходят от тех, кто не смог расплатиться: «Заданные вами вопросы основаны на сведениях, предоставленных клиентами ЧУП „Лагом“, с которыми так или иначе имелись споры, в том числе разрешаемые в судебном порядке, что исключает возможность увидеть картину о деятельности предприятия полностью, ведь исходные данные составляют лишь негативную и зачастую ничем не подтвержденную информацию. При этом значительная часть всех клиентов предприятия осталась довольна оказанными услугами, что подтверждается повторными обращениями таких людей. „Удивительное“ совпадение в том, что негативная информация о деятельности предприятия исходит исключительно от лиц, которые когда-то получили то, за чем они обращались в ЧУП „Лагом“, однако сами впоследствии не исполнили принятые на себя обязательства».

Позиция фирмы проста: читать договор никто не запрещает, а то, что в нем прописаны огромные проценты и штрафные санкции, — так это святое право бизнесмена назначать своим услугам любую цену.

На самом деле белорусские законы работают немного иначе: да, условия договора определяют стороны, да, у предпринимателя есть право назначать цену своим услугам, но этим правом нужно пользоваться разумно и добросовестно. Если условия невыполнимы для заемщика, проценты в разы превышают банковские, а штрафные санкции за пару месяцев могут удвоить или утроить сумму долга, то суд часто признает такой договор кабальным и отменяет его последствия.

Адвокат Леонид Лапковский считает, что в договорах займа, которые заключают ЧУП «Лагом» и ИП Бутько, явственно прослеживаются признаки кабальных сделок.

— Заняв небольшую сумму под залог квартиры, человек попадает в ловушку драконовских процентов и штрафных санкций, и взятые взаймы 4—10 тысяч рублей превращаются в продажу единственного жилья за бесценок, — комментирует он.

Год назад Onlíner была известна лишь одна история займа с хеппи-эндом: Жанна из Барановичей через суд смогла вернуть себе квартиру после конфискации и продажи с аукциона новому собственнику. К адвокату, который вел дело Жанны, с тех пор обратилось еще несколько клиентов фирмы «Лагом» и ИП Бутько. За год квартиры вернулись еще троим заемщикам. Среди них — Инна, одинокая мать двоих детей, которая чуть было не лишилась двушки в Могилеве (о ней мы рассказали выше), и Тамара, пожилая женщина, сын которой взял деньги в долг и погиб при загадочных обстоятельствах (о ней мы рассказывали в предыдущей статье).

У меня за плечами четыре выигранных дела против ИП Бутько и ЧУП «Лагом» и один проигрыш, — продолжает Леонид Лапковский. — Хотя дела были совершенно одинаковые, суд Фрунзенского района отказался удовлетворить иск ввиду истечения срока исковой давности. Сейчас я продолжаю отстаивать в судах права бывших заемщиков. Одна из них Наталья В., которая лишилась комнаты в минской двушке.


электрический с конвекцией, объем 52 л, 5 режимов, очистка ручная, 2 стекла в дверце, направляющие проволочные + телескопические (1 уровень)
электрический с конвекцией, объем 66 л, утапливаемые переключатели, 8 режимов, очистка каталитическая, 3 стекла в дверце, направляющие проволочные + телескопические (2 уровня)
электрический с конвекцией, приготовление на пару, объем 71 л, утапливаемые переключатели, 8 режимов, очистка каталитическая, 3 стекла в дверце, направляющие проволочные + телескопические (1 уровень)
электрический с конвекцией, объем 64 л, утапливаемые переключатели, 7 режимов, 25 автопрограмм, очистка каталитическая + паровая, 3 стекла в дверце, направляющие проволочные

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Евгения Штейн. Фото: архив Onlíner; фото героев