13 апреля 2021 в 8:00
Автор: Евгения Штейн

Заняла 4000 рублей, а должна 95 000. Так белорусов выселяют из квартир на улицу

Чем беднее человек, тем больше его манят быстрые деньги. В России это беда малых городов, где с каждого билборда смотрит Якубович и протягивает пачку банкнот. Беларусь покрыта более однородным слоем нищеты и богатства, поэтому жертвами быстрых денег у нас в равной степени становятся жители регионов и столицы. Но в самые безнадежные ситуации попадают пожилые люди советской закваски, не приученные к осторожности. Услышав отказ от банков, они воспринимают возможность занять деньги на любых условиях как большую удачу и платят за это непомерную цену. О том, что вынуждает белорусов брать займы под 48—360% годовых под залог единственной квартиры и чем это заканчивается, — в расследовании Onliner.

Дальше будет много букв. Вся суть расследования коротко:

  • Все начинается с дивной истории про санкционную клубнику, которую раздавили на границе с Россией, и пенсионерку Валентину, которая одолжила малознакомому человеку $25 400. Для этого ее сын взял заем под залог квартиры, в которой жила женщина. Платить по займу она не смогла. Квартиру конфисковали, пенсионерку выселили.
  • Она переехала к сестре, в квартиру племянника. Жизнь самого племянника проходила в командировках на Крайнем Севере. Но однажды он вернулся в Минск и сказал, что у него проблемы. Чтобы их решить, взял деньги в той же конторе, что и тетя Валя. Платить по займу не смог, и квартира была выставлена на торги. Перед самым аукционом Алексей пропал, а через несколько месяцев его нашли мертвым.
  • Пенсионерка Татьяна из Минска жила в двухкомнатной квартире вместе с мужем, сыном, женой сына и их маленьким ребенком. Не выдержав тесноты, Татьяна решила помочь молодым расшириться. Для этого взяла заем под залог своей двушки. Проценты были не так уж велики — всего 30 годовых, зато счет на $7500 ей, что называется, выставили «за услуги агентства». Сын Татьяны потерял работу и не смог помочь ей с выплатой долга. У женщины сдали нервы, она попала в психиатрическую лечебницу. Квартиру конфисковали, продали, но и это не помогло рассчитаться. За пенсионеркой остался долг в $20 000. Деньги у нее высчитывают из пенсии.
  • Договоры этих займов были заключены при посредничестве ЧУП «Лагом» и его директора Виталия Бутько. Люди, которые их брали, даже подали коллективное заявление в милицию, но следствие не нашло поводов для возбуждения уголовного дела.
  • Жанна из Барановичей — единственная из известных нам заемщиков, которой удалось вернуть свою квартиру после того, как она была конфискована и продана с аукциона. Деньги в долг ей дал ИП Бутько — тот самый директор «Лагома». Условия договора, по которому Жанна должна была ежемесячно уплачивать «ипэшнику» 6% от суммы задолженности, а на протяжении двух последующих лет — ежемесячно 30% (все равно что 360% годовых), были признаны кабальными, а парню, который купил конфискованную квартиру с аукциона, пришлось взыскивать деньги с предпринимателя.

«Соседи не понимали: „Как это, квартиры лишились?“ Даже родные ничего не знают толком»

В этой статье почти не будет лиц и настоящих имен. Каждый из наших героев категорически против фотосъемки, некоторые, передавая ксерокопии документов, удаляли из них свои личные данные. Такие истории мало кто хочет рассказывать даже анонимно: порой о них не знают и близкие друзья, и родственники тех, кто в них угодил.

В этих историях не замешан алкоголь, наркотики и азартные игры, а люди, которые их рассказали, ничем не напоминают маргиналов. Квартиры, в которых они жили или еще живут, ничем не напоминают притоны. Поразительно, но в щекотливом положении оказываются даже те, кто по роду деятельности умеет считать деньги: бухгалтеры, бизнесмены, «ипэшники». У кого-то раздавили санкционные фрукты на границе, кому-то выставили счет за растрату, кто-то набрал потребительских кредитов и не смог по ним расплатиться, кто-то унаследовал долг от сына, погибшего при загадочных обстоятельствах. Но в самых безнадежных ситуациях оказываются пенсионеры.

«Шальные деньги крутились в руках! А влетела из-за $26 000»

В 90-е Валентина занималась оптовой поставкой и торговлей фруктами. Говорит, что в те времена $100—150 тысяч были для нее будничными суммами. Если нужно было выручить кого-то денежкой на неделю, две, месяц — Валентина давала в долг не раздумывая, не требуя даже расписок. И ее выручали в ответ. Поэтому когда к уже безработной Валентине обратился друг и бывший коллега с просьбой выручить едва знакомого, но очень хорошего человечка, она не искала подвохи.

— Сергей возил фрукты из Польши в Россию. И ему нужны были $26 000 для работы с поляками. Я видела этих поляков, они приезжали в Минск. Солидные мужики, в дорогущих костюмах. Тогда в день можно было возить минимум две машины клубники, по $6—8 тысяч чистой прибыли с каждой. Деньги он обещал вернуть буквально за 1,5 недели, написал мне расписку. Я сама работала в этом бизнесе и знала, что это вполне реально.

Компания ЧУП «Лагом», в которую Валентина обратилась за деньгами, обещала ипотечные займы под залог квартир. Главное требование — в квартире на момент сделки не должно быть прописанных. Сергей не мог заложить свое жилье из-за прописанных детей. А Валентине сотрудники фирмы любезно предложили оформить временную регистрацию без проживания, и квартира, где она жила, по документам оказалась пустой.

«Лагом» был основан в 2014 году как альтернатива банковским кредитам. Компания не выдает займы, а лишь является посредником между частными лицами, один из которых готов дать деньги в долг, а другому они необходимы. Но многие заемщики убеждены, что на деле займы выдает директор «Лагома» Виталий Бутько, а не люди, которые ставят свои подписи в документах.

Иногда «Лагом» берет с заемщика крупную сумму за услуги посредничества, а иногда не берет ни копейки и даже договор не заключает. Валентине услуга обошлась в $2600.

Женщина жила в замечательной квартире: двушка с ходовым метражом (51 «квадрат») и хорошим ремонтом, прямо возле метро «Каменная Горка». Фотографии квартиры можно найти в архиве аукционной площадки «БелЮрОбеспечение».

— Все немецкое, итальянское, всю технику, кухню из Швейцарии привозили. Хоть квартира и двухкомнатная, но по ремонту просто сказка.

Официально квартира принадлежала не Валентине, а ее сыну, поэтому и договор с кредиторами заключал сын. Деньги передавались в два захода. В первом договоре прописан заем на сумму $24 304, во втором — на $7680. Но Валентина утверждает, что в этих суммах скрыты проценты по займу и в реальности денег было гораздо меньше.

Лариса, которая по документам выдавала заем, рассказала Onliner, что Валентину на момент заключения договора в глаза не видела, а историю про грузовики с фруктами, застрявшие на границе с Россией, рассказал ее сын, которому она и одолжила деньги.

— Весь такой был замученный, худой хлопец, все горит, фуры стоят. Первый раз я давала ему в долг сумму в районе $20 000. Сумма не круглая, потому что нужно было оплатить услуги нотариуса. Оставшиеся деньги я выдала в виде займа. Без процентов. Для меня это был способ хранения денег. Можно положить в ячейку банка, а можно вот так.

— Валентина утверждает, что в первый раз вы передали ее сыну не $24 304, а $19 600, а платежи по займу, рассроченные на полгода, — это скрытые проценты.

— Послушайте, ну вот так вам все это интересно? У нас прошло столько судов, столько было милицейских разбирательств, что возвращаться к этой истории просто смешно.

— Почему ежемесячный платеж составлял $784? Не $785, не $790... Почему именно такая сумма?

— Процент какой-то получается от суммы долга.

— А какой это процент от суммы долга?

— Я не помню, я еду в машине, это было очень давно.

Грузовики с польской клубникой в Россию так и не въехали. Санкционные фрукты в те времена давили на границе бульдозерами. И человек, которому Валентина одолжила деньги, занятые под залог квартиры, начал прятаться от долгов.

— Должен был сумасшедшую сумму денег, не только мне, у других людей тоже брал, — говорит Валентина. — Ходили слухи, что его убили. Но потом он всплыл в Молдове, затем в Германии. Конечно, я обращалась в милицию. Ну, вызвали его мать. Она написала, что сын пропал без вести. Прошло пять лет, и его уже никто не ищет.

В ГУВД Onliner подтвердили, что в 2015 году должник Валентины уехал за пределы Беларуси и с тех пор числится пропавшим без вести. По этому факту возбуждено уголовное дело. Однако заявлений в минскую милицию на должника никто не писал.

Своими силами Валентина не смогла выплатить долг по договору займа. Меньше чем за год к $30 000 добавилась пеня в 54 000 рублей, ведь в договоре были прописаны огромные штрафные санкции — половина невозвращенной суммы займа за каждый день просрочки платежа. Прекрасная квартира у метро «Каменная Горка» перешла в собственность Ларисы и была продана за $54 000. Валентину, которая в ней проживала, суд выселил на улицу.

Взял взаймы и погиб при загадочных обстоятельствах

Оказавшись без крыши над головой, Валентина переехала к своей старшей сестре Тамаре. Но квартира, в которой они сейчас живут, тоже оказалась заложена по договору займа. С учетом процентов и штрафных санкций долг в $10 000 вырос до $50 000. Квартира уже отошла в собственность кредитору, и он подал иск о выселении пенсионерок. Велика вероятность, что обе женщины на старости лет останутся на улице.

Гигантский двор, длинные панельные дома, у подъезда валяется бутылка из-под спиртного. Доска объявлений испещрена обрывками бумаги. Здесь есть и вездесущие «Деньги в долг», но сейчас они заклеены «Перетяжкой мебели». Пройдет пару дней, и их наклеят снова.

В квартире, где живут пенсионерки, чистота и отличный ремонт.

— Это все Лешка делал, — вздыхает Валентина.

Лешка — это покойный сын ее старшей сестры Тамары. С 2008 года он работал каменщиком и мостостроителем на Крайнем Севере, в Ямало-Ненецком автономном округе России. Честный, бесхитростный, очень работящий. Как и тетя Валя, всем подряд одалживал деньги, если просили. А потом случилась история, как из кино про бандитов, которой в семье до сих пор не находят объяснения, и Лешке пришлось уже самому искать деньги. А поскольку на поиск суммы дали 72 часа, тетя Валя посоветовала ему обратиться в «Лагом» за займом, и племянник наступил на те же грабли.

— Работодатель обвинил Лешку в порче дорогостоящего оборудования и выставил долг в $1000, — рассказывает Валентина. — Лешка не придал этому значения, а они поставили его на счетчик и через некоторое время заявили, что теперь он должен $10 000. Приехали сюда в Минск и дали ему 72 часа, чтобы он нашел деньги. У меня раньше всегда были деньги, бизнесом занималась, а тут как раз ушла на пенсию и с работой полная ерунда. И я посоветовала племяннику «Лагом». На тот момент я еще не успела в нем разочароваться.

По словам Валентины, Бутько предложил Алексею заем под 4% в месяц, но за пару дней до сделки ставка выросла до 6% (72% годовых). От безысходности, говорит Валентина, Алексей был вынужден согласиться.

— Все ключевые условия договора сообщаются клиенту в момент одобрения его заявки, что, как правило, происходит за 1—4 дня до заключения самого договора, — уверяют в ЧУП «Лагом». — Кроме того, все договоры займа удостоверяются нотариусами, которые проверяют дееспособность сторон, подробно разъясняют сторонам условия договора и последствия неисполнения принятых по договору обязательств. На любой стадии до момента нотариального удостоверения договора клиент может передумать и отказаться от его заключения.

Первые три месяца Алексей исправно платил по $600, но потом лишился работы. Родные утверждают, что он просил у кредитора отсрочку для ее поисков. Однако поиски затянулись, а «Лагом» требовал денег здесь и сейчас.

Через год, за который Алексей так и не нашел работу, позволяющую гасить варварские проценты и долг, растущий день ото дня, стороны подписали соглашение об отсрочке займа, по которому уплата основного долга продлевалась до марта 2019 года. Но по условиям соглашения 6% от суммы займа превратились в 6% от суммы задолженности, которая уже серьезно превышала $10 000. Причем о 6% речь шла только в первые три месяца. Следующие три месяца взимались 8% от задолженности (96% годовых), а оставшиеся 1,5 года — 16% (192% годовых). И это не считая штрафных санкций.

Потом оказалось, что долг передан сестре Виталия Бутько, формально выступавшего посредником при сделке.

В конце 2018 года за Алексея берутся судебные исполнители. С него решено взыскать $40 000 в эквиваленте, то есть в 4 раза больше той суммы, которую он брал взаймы. В апреле 2019-го заложенную квартиру арестовывают. На конец июня были назначены торги по ее продаже. А в конце мая Алексей ушел из дома и пропал. В июне его нашли мертвым в озерце возле дома.

На вопрос «От чего?» родственники только качают головой. «Ой, я не знаю», — говорит мать. В иске она пишет, что слабое сердце Алексея не выдержало груза долговых обязательств. Ответ из РУВД о проведенной проверке женщины найти не смогли, но уверили, что он не внес ни малейшей ясности в эту историю.

— По факту безвестного исчезновения мужчины было возбуждено уголовное дело, в ходе которого криминальный характер смерти установлен не был, — прокомментировала Екатерина Гарлинская, официальный представитель Следственного комитета по Минску.

Вопрос о причине смерти в СК оставили без ответа.

Согласно документам, деньги в долг Алексею давал Игорь, двоюродный брат директора ЧУП «Лагом». Потом право взыскания долга он уступил сестре директора. Но в телефонном разговоре с Onliner Игорь с трудом вспомнил всю эту историю и поразился, к чему она привела.

— Да елки... От вас я впервые об этом узнал. Я и раньше людям одалживал деньги, но никогда не было таких проблем. Кто-то не отдавал, у кого-то не получалось — бог с ним, — сказал Игорь.

«Я свяжусь с братом, я сделаю все от себя зависящее, чтобы не забрали квартиру у людей. Человека уже нет на свете, никто никому ничего не должен».

— Родственники Алексея утверждают, что ваше имя в документах — чистая формальность и на самом деле деньги в долг давал Виталий Бутько, директор ЧУП «Лагом».

— Нет, я лично давал.

— Это были ваши деньги?

— Надо смотреть, разбираться. Я, честно говоря, не помню.

— Не помните, ваши ли были деньги?

— Да, не помню.

— Но деньги-то немалые, $10 000.

— 10 000?

— Вы часто одалживаете «десятку» и забываете об этом?

— «Десятки» я не одалживаю. Я давал в долг $2—3 тысячи, до $5000. Но $10 000... Я такого не помню.

Мать Алексея, которая все это время живет в квартире сына, унаследовала ее вместе с долгами. И поскольку продать квартиру с аукциона не удалось, ее собственницей стала Елена, сестра Бутько, которой двоюродный брат передал право взыскания долга.

Вопрос о выселении матери Алексея сейчас решается в суде. Сама она по состоянию здоровья в суд не ходит, ее интересы представляет Валентина. Она была готова пойти на мировую: выписать сестру из квартиры и выкупить жилье у кредиторов в рассрочку на год за $10 000. Сумма, конечно, смешная, если учесть, какими деньгами Валентина ворочала в 90-е, но если принимать во внимание ее актуальный доход — совершенно неподъемная. Зарплата Валентины — 700 рублей, еще 300 — пенсия. Пенсия сестры — 580 рублей. На двоих выходит $590 в эквиваленте, или около $7000 в год. Даже если сестры будут питаться святым духом, $10 000 за год им не собрать.

Лишилась двухкомнатной квартиры в Минске и осталась должна $20 000

Еще одна жуткая история случилась с пенсионеркой Татьяной (имя изменено по просьбе брата), которая всю жизнь прожила в Минске и работала преподавательницей в ПТУ, а на старости лет фактически стала бомжом и теперь скитается по родственникам и знакомым. Брат Татьяны утверждает, что после реализации заложенной квартиры она осталась должна еще $20 000, будто и не было никакой квартиры, и эту сумму теперь высчитывают из Татьяниной пенсии. Если раньше она получала 500 рублей в месяц, то сейчас в лучшем случае выходит 300.

Татьяна брала заем на улучшение жилищных условий сына, невестки и недавно рожденного внука. Доходы у молодой семьи были очень скромные, поэтому жили они в двушке вместе с бабушкой и ее мужем. Три поколения с трудом умещались в двух комнатах, и нужно было как-то решать жилищный вопрос.

Мать невестки предложила продать свою двухкомнатную квартиру, добавить денег и купить трешку, чтобы и ей, и молодой семье было где жить. Татьяна пошла искать кредиты, чтобы помочь с расширением.

Однако банк не был готов выдать $20 000 ни пенсионерке, ни ее сыну, который не имел стабильной, хорошо оплачиваемой работы. И Татьяна решила обратиться за займом в «Лагом», где доход семьи никто не проверял.

— Доход клиентов изучается с их слов, а также путем проверки возбужденных в отношении них исполнительных производств на сайте Министерства юстиции Республики Беларусь, — комментируют в ЧУП «Лагом». — При этом по каждому договору займа обеспечением исполнения обязательств является залог. Если клиент готов предоставить в залог недвижимость, то, по нашему мнению, это является гарантией намерений клиента исполнять свои обязательства по договору.

Проценты по сделке ей озвучили сразу: 2,5%, или $325 в месяц. Сумма не людоедская, и женщина рассчитывала справиться, тем более что родственники обещали помочь. Но после подписания договора Татьяна получила $13 000, а вовсе не $20 000, которые были нужны.

— «Лагом» меня подставил, — утверждает пенсионерка. — Если бы мне объяснили условия договора, я бы на них не пошла.

Мне нужно было $20 000. А он мне выдал $13 000 и $7500 взял за услугу. Я их даже не увидела! Понимаете, за одну услугу с $13 000 займа он взял $7500!

На эти $7475 заключался отдельный договор с ЧУП «Лагом», составленный мелким шрифтом. Татьяна была уверена, что получит их на руки от Бутько, а оказалось, что это она должна ему выплатить эту сумму.

— «Чем вы читали?» — спросил Бутько. Говорю: «Я же у вас несколько раз спрашивала: если здесь прописано $7500, значит, мне еще $13 000 надо взять?» А он смолчал, хотя знал, что мне нужно $20 000! — эмоционально рассказывает пенсионерка.

Вопрос Onliner, чем обусловлена такая высокая стоимость услуги посредничества, в «Лагом» сочли неуместным.

— Когда вы приходите в супермаркет и видите цену на товар, вы не начинаете разбираться, чем она обусловлена, — комментирует юрисконсульт ЧУП.  Если с ценой вы не согласны, то просто идете в другое место, где такой же товар продается дешевле. Условия всех договоров, в том числе и стоимость услуг по договору, заранее оговариваются с клиентами и обусловлены свободой договора. Сумма вознаграждения зависит от рыночных условий, и клиент вправе сравнивать и подбирать для себя оптимальный вариант финансирования.

Даже если предположить, что кто-то вводит клиента в заблуждение перед сделкой, непосредственно при удостоверении договора нотариус подробно разъясняет сторонам все условия, а также последствия их неисполнения, — продолжают в ЧУП «Лагом». — Если бы эти условия разнились с теми, которые оговаривались с клиентом перед сделкой, никто бы не заключил такой договор, понимая, что его хотят обмануть, а организация не проработала бы и несколько месяцев.

У брата пенсионерки свое видение ситуации:

— На сделке Татьяна была вместе с мужем, юридически они абсолютно темные люди. Их привезли в нотариальную контору, три или четыре часа мариновали в коридоре, нотариус освободилась в конце рабочего дня, и все это было в такой спешке... К тому же этим людям отказали во всех банках, и Бутько они восприняли как большую удачу.

Через два месяца после сделки сын Татьяны потерял работу, а родственники, которые обещали продать дачу и помочь с выплатой займа, передумали это делать. Перебиваясь скромными заработками, сыну едва удавалось содержать новорожденного ребенка и жену-декретницу, поэтому пенсионерка осталась наедине со своими долгами.

— Меня все бросили. Девушка, вы извините, я вообще не могу разговаривать на эту тему. Я попала в психиатрическую больницу и уже ничего не соображаю, вы у меня не спрашивайте ничего, — сказала Татьяна Эдуардовна и быстро закончила разговор.

Сейчас пенсионерка живет в деревне, в однокомнатной избе вместе с младшим братом. В доме отапливается только одна комната, поэтому на зиму женщина перебирается в Минск, ночует то у подруги, то у двоюродной сестры.

— Она до сих пор сидит на таблетках, живет по родственникам и знакомым, — говорит брат. — Сейчас у меня, а нам по 60 с копейками лет. У каждого своя семья, своя жизнь. Меня и сестру объединяла лишь обязанность досмотреть мать. Но пока мать умирала, судебные исполнители описывали имущество.

Из-за ситуации с долгами даже муж Татьяны, с которым она прожила больше десяти лет, подал на развод. Квартиру, которую потеряла женщина, они покупали вместе.

— Сестра каждый день была на нервах. Иногда нападал психоз, начинала плакать, ходила по дому и выла. Я спрашиваю: «Что с тобой?» — «Все нормально. Все нормально», — продолжает брат. — Иногда начинала икать и переставала реагировать на обращения. Я вызывал скорую, ее накалывали лекарствами. Отлежится, проснется, и вроде бы ничего, но при этом все время заторможенная. Под действием этих препаратов она еще и в суде отдувалась. Как вы понимаете, ничего внятного она там сказать не могла. Через месяц после смерти матери сестра угодила в психиатрическую лечебницу, а потом ее выселили на улицу.

По документам квартира Татьяны была реализована за 110 500 рублей. Долг на момент взыскания составлял 82 690 рублей, но почему-то всю сумму от продажи квартиры до последней копейки распределили кредиторы, банки, посредники и судебные исполнители. Более того, по словам брата, после реализации квартиры Татьяна осталась должна еще порядка $20 000 в эквиваленте. Так ему сказал судебный исполнитель, когда он поинтересовался, почему сестра вместо 500 рублей пенсии получает меньше 300. Как так вышло? На письменные запросы, отправленные в ОПИ, внятных ответов получить не удалось.

Сколько людей, занявших деньги через ЧУП «Лагом», остались без квартир?

В белорусских органах принудительного исполнения не ведется учет квартир, выставленных на аукцион из-за задолженности по ипотечным займам. Чтобы уберечь людей от таких историй, Минюст напоминает, предупреждает, увещевает и размещает социальную рекламу на Youtube.

На прямой вопрос, сколько людей, занявших деньги через «Лагом», вернули долг без взысканий на заложенное имущество, фирма не ответила: «Предоставить такие сведения не можем, так как они относятся исключительно к внутренней деятельности».

Однако Onliner известно о множестве противоположных случаев. Например, деньги у «Лагома» занял бухгалтер из Минска, после того как на него повесили недостачу на сумму порядка $9000. Целый год он судился, не работая, и за это время влез в дополнительные долги. Кредитная история была испорчена, и экс-бухгалтер не нашел лучшего выхода, чем обратиться к Бутько.

Через «Лагом» он занял $10 000. Чтобы по ним рассчитаться, устроился на работу и долгое время выплачивал взносы — 4,5%, или $450 ежемесячно. Прошел год, и пришла пора возвращать основной долг, однако экс-бухгалтер не стал на $10 000 богаче. «Лагом» предложил ему заключить допсоглашение, но платежи по нему уже составляли 6% в месяц (или 72% в год). Как обычно, с драконовскими штрафами. Мужчина уже выплатил $15 000 вместо взятых взаймы $10 000, однако, по мнению кредитора, даже не приблизился к возврату долга. Сейчас квартира должника арестована, идут суды.

Жительница Гомеля взяла через «Лагом» 4000 рублей, а теперь, по словам адвоката, оказалась должна 95 000.

Процентная ставка в первые полгода была равна 6% в месяц, в следующие полгода выросла до 15% в месяц, а на оставшийся до момента возврата всей суммы срок составляла уже 30% в месяц, то есть 360% годовых.

По словам адвоката, в договоре были предусмотрены еще и шальные штрафы: в случае несвоевременной уплаты процентов — 3% от суммы займа за каждый (!) календарный день просрочки. В случае отсутствия двух и более платежей по уплате процентов — разовый штраф в размере 100% от суммы займа.

Мы спросили в ЧУП «Лагом», считают ли они эти условия выполнимыми. Вот их комментарий:

— В любом договоре займа предусмотрен досрочный возврат суммы займа, который наступает ранее периода «повышенных процентов». Кроме того, неустойка является стимулирующим фактором, т. е. наличие неустойки в договоре и ее размер в первую очередь направлены на стимулирование заемщика исполнять принятые обязательства в соответствии с условиями договора. Согласно законодательству, кредитор может снизить до любых размеров, а также полностью отказаться от начисленной неустойки. Из практики хочу добавить, что в случае если заемщик действительно старается исполнять принятые обязательства, но по каким-либо причинам допускает просрочки внесения платежей, мы, как правило, снижаем размер неустойки до минимального значения. Таким образом, приведенные в примере условия более чем выполнимы.

 

Недавно в Минске на аукцион была выставлена двухкомнатная квартира в хорошей панельной 10-этажке по адресу ул. Лобанка, 56. Начальная цена лота составляла всего $23 000. Квартира продавалась с обременением — жильцами, которые задолжали по ипотечному займу, в результате чего и лишились крова. Двушка ушла с молотка за $35 000.

Если верить документу, опубликованному на форуме Onliner, квартира была реализована по ипотечному займу в пользу ИП Бутько — того самого Бутько, который является директором ЧУП «Лагом».

Мужчина лишился крова из-за займа в 7000 рублей.

— Со всеми клиентами ведется всесторонняя досудебная работа, направленная на мирное урегулирование возникающих споров, — комментируют в ЧУП «Лагом». — При этом есть клиенты, которые не выходят на связь после получения денежных средств либо откровенно обманывают наших сотрудников, обещая оплатить «сегодня-завтра», а в действительности не вносят никаких платежей по договору в течение нескольких месяцев. Иного выбора, кроме как взыскивать задолженность через органы принудительного исполнения, в таких случаях не остается. Обращение взыскания на заложенное имущество происходит исключительно на основании решения суда, которым подробно изучаются обстоятельства возникшего спора. В случае грубого и систематического нарушения заемщиком принятых на себя обязательств взыскание на квартиру происходит еще до истечения сроков договора, в договорах предусмотрена такая возможность.

Люди, чьи истории мы описали в этой статье, подали в милицию коллективное заявление о мошенничестве. Они уверяют, что Бутько ввел их в заблуждение: кому-то перед самой сделкой якобы подсунул договор с процентами выше оговоренных, кому-то выставил счет в $7500 за услуги посредничества, кого-то якобы уверял, что договор залога квартиры является чистой формальностью и единственное жилье по белорусским законом никто конфисковать не может.

Бутько вызывали в милицию давать пояснения. Он повторял, что никого не обманывал, об условиях сделки предупреждал, к тому же ЧУП «Лагом» не выдает никакие займы, а лишь является связкой между кредитором и заемщиком. Ну а то, что кому-то услуга обошлась в $7500, так это святое право бизнесмена — назначать своим услугам любую цену.

В ходе проведения проверки следователь не обнаружил в рассказанных историях признаков мошенничества и предложил людям выяснять отношения с Бутько через гражданские иски, а не в милиции. Судя по тексту отказа в возбуждении уголовного дела, милиционер не стал задавать Бутько дополнительные вопросы. Например, почему разные заемщики платят за услуги «Лагома» по разным тарифам: одни $2500, другие $7500, а с третьими договор на оказание услуги вообще не заключается? Почему во всех этих случаях, и даже в последнем, именно «Лагом» в лице Бутько принимает платежи по займам, ставит свою подпись и печать фирмы? Имеет ли право «Лагом» принимать какие-либо платежи? Установлен ли в «Лагоме» кассовый аппарат для приема платежей, как положено по закону? Выдает ли «Лагом» чеки оплаты? Каким образом и в каком объеме платежи, переданные в ЧУП, поступают кредитору?

Все эти вопросы Onliner письменно отправил в «Лагом», однако и директор, и юрисконсульт оставили их без ответа.

Доказала в суде, что договор кабальный, и вернула себе квартиру

Жанна — единственная из известных нам заемщиков, сумевших вернуть себе квартиру. Правда, до этого жилье успел купить с молотка молодой человек из Барановичей. Эту историю мы рассказывали в прошлом году.

Все началось с того, что Жанна взяла кредит на машину Honda, причем сразу в трех банках. В сумме вышло $10 000, еще около $1000 они с мужем добавили из сбережений. Процентные ставки Жанна уже не помнит, но помнит, что платить было непросто. Сама она, электромеханик на Барановичском авиационном заводе, получала зарплату 700—800 рублей, а муж, слесарь-электрик в локомотивном депо, имел 800 рублей в месяц.

Но случилась неприятность. Муж Жанны отдыхал с друзьями у реки. Когда кому-то из подвыпивших друзей понадобилось домой, мужчины выбрали трезвого, дали ему ключи от кредитной Honda и отправили в путь. Но по пути трезвенник учинил аварию и скрылся с места ДТП. Ущерб — около $3500 — повесили на мужа Жанны, поскольку машина принадлежала ему.

Чтобы рассчитаться с долгами, Жанна взяла у знакомых $5000 с условием, что если не вернет в установленный срок, сумма увеличится на 50%. Когда подошли сроки возврата, а семья собрала только 2000 рублей, заем от ИП Бутько показался им адекватным выходом из ситуации.

Под залог единственной квартиры Жанна получила от Бутько $4000. Условия по договору были дивными: в течение первого года женщина должна была ежемесячно уплачивать «ипэшнику» 6% от суммы задолженности, а на протяжении двух последующих лет — 30% в месяц (все равно что 360% годовых). Также в договоре был прописан ряд штрафных санкций. Например, за несвоевременную уплату процентов — штраф в размере 100% от суммы займа. Через два года Жанна была должна Бутько 50 000 рублей вместо взятых взаймы 8000.

Изучив и проанализировав договор займа, суд пришел к выводу, что размер процентов, указанный в договоре, значительно превышает проценты за пользование банковскими кредитами, не соответствует темпам инфляции и обычному для таких сделок банковскому доходу, значительно превышает ставку рефинансирования. В результате договор займа был признан кабальным, и квартира вернулась Жанне вместе с переплатой и судебными издержками.

Парень, купивший квартиру с аукциона, подал на Бутько в суд и выиграл дело. Предприниматель сразу перечислил ему сумму, которую получил после продажи заложенной квартиры Жанны. Молодой человек потерял только на курсовой разнице: за время судебных разбирательств сумма, уплаченная за квартиру в Барановичах, из $12 180 превратилась в $9400.

Договор между Жанной и Бутько заключала нотариус Зотова. Ее имя чаще других фигурирует в договорах, заключенных с ИП Бутько или при посредничестве ЧУП «Лагом». Бутько объясняет это тем, что нотариат, где работает Зотова, находится в одном здании с его фирмой.

Сама Зотова сказала, что не уполномочена комментировать свои действия, и направила Onliner в пресс-службу Минской городской нотариальной палаты. Там мы описали кабальный договор займа между Жанной и Бутько и спросили, проверяют ли нотариусы соответствие договоров законодательству. Нам ответили, что проверяют.

— Нотариус самостоятельно дает оценку представленным документам и принимает решение о совершении или отказе в нотариальном действии. Однако оценка законности нотариального действия отнесена к исключительной компетенции суда. Лица, интересы которых ущемлены в связи с совершением нотариального действия, могут обратиться за судебной защитой, — прокомментировали в нотариальной палате.

После того как адвокат Леонид Лапковский помог Жанне вернуть квартиру, к нему стали поступать обращения от других клиентов ИП Бутько и ЧУП «Лагом». Вот какой вывод он сделал из этих историй:

— Да, у предпринимателя есть право свободно выбирать условия договора со своими клиентами. Но этим правом нужно пользоваться разумно и добросовестно. В данном случае усматривается злоупотребление правом, то есть нарушение ст. 9 Гражданского кодекса. Заняв небольшую сумму под залог квартиры, человек попадает в ловушку драконовских процентов и штрафных санкций, и взятые взаймы 4—8 тысяч рублей превращаются в продажу единственного жилья за бесценок. По иску заинтересованного лица такая сделка может быть признана недействительной. До недавнего времени в России пышным цветом цвело мошенничество вокруг займов под залог квартир, но там издали указ, запрещающий давать такие займы. А в нашем государстве функция «спасения» от кабальных сделок фактически возложена на суды.

макс. давление 10 атм, материал пластик, головка накручивающаяся, ниппель AV Shrader (автомобильный)/FV Presta

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Без комментариев