«Согласны на квартиру только в этом районе». Что говорят жители частного сектора на «Розочке», который скоро снесут

16 ноября 2021 в 7:38
Автор: Снежана Инанец. Фото: Александр Ружечка

«Согласны на квартиру только в этом районе». Что говорят жители частного сектора на «Розочке», который скоро снесут

Очередные дома в районе станции метро «Грушевка» готовят к сносу: это квартал в границах улиц Розы Люксембург и Щорса. Крепко сложенных усадеб здесь немало — на их месте скоро вырастут панельки. Застройщик очередного лакомого куска рядом с проспектом Дзержинского — УКС «Запад». Onlíner прогулялся по району и поговорил с местными, которым придется переехать.

Жительница многоэтажки по адресу Розы Люксембург, 143 наблюдает с балкона своего высокого этажа, как постепенно исчезает частный сектор внизу. Ближе к проспекту Дзержинского сносит усадьбы застройщик «Грандхаус» — на участке, отведенном под его застройку.

— Погодите, а вон там был домик… Снесли уже. Сегодня, что ли? Что-то я прозевала. Эх, такие тут были дома хорошие, но прогресс не остановишь… — вздыхает женщина.

Вскоре за расселение усадебных домов и их снос возьмется и другой застройщик — УКС «Запад».

— И жалко еще, что у меня была такая панорама из квартиры: на проспект Дзержинского, на частный сектор, а теперь, похоже, весь вид нам закроют дома повыше, — говорит минчанка.

Панельки для очередников. Напоминаем, что здесь будут строить

На стыке улиц Розы Люксембург и Щорса стоят две многоэтажки, построенные еще в начале 2000-х. За ними — условный треугольник частного сектора в границах 2-й Землемерной, Фанипольской и 3-й улицы Щорса, судьба которого уже определена. Еще весной 2021-го появилась информация, что УКС «Запад» возведет здесь дома.

Вообще по проекту здесь должны появиться пять многоэтажек, все — мапидовские панельки. Застройщик обещает интересную среду в квартале: почти полностью свободные от машин дворы, необычные зоны для отдыха и детские площадки, а также ландшафтный дизайн с перепадом высот.

На сайте УКСа пока есть подробности только по нескольким объектам ближе к пересечению Розы Люксембург и Щорса:

  • девятиэтажка на четыре секции (дом №7 по генплану) серии М464-10-У1М-02 со встроенной гараж-стоянкой на 55 машино-мест под домом;

  • высотка в 17 этажей на одну секцию (дом №8 по генплану) серии М111-90 со встроенными помещениями;

  • паркинг на 100 машино-мест и плоскостные парковки на 70.

Дополнено 

Также появилась информация о застройке вдоль улицы Фанипольской и на ее пересечении с 3-й улицей Щорса.

Вот что здесь построят:

  • две трехсекционные 7-этажки (№4, 5 по генплану) серии М464-10-У1М-02, под каждым домом будут встроенные гараж-стоянки на 41 машино-место;

  • высотку в 15 этажей на одну секцию (дом №11 по генплану) серии М111-90 со встроенными помещениями;

  • паркинг на 124 машино-места и плоскостные парковки на 70 мест.

Квартиры здесь будут строить для очередников, в том числе для многодетных семей.

Любопытно, что весной УКС «Запад» публиковал другие эскизы по этой территории. Здания могли выглядеть по-другому, плюс они планировались менее высокими (6—10 этажей).

Местные о сносе: «Как мы можем быть довольны, если нас загонят в клетку?»

На небольших улицах Стасова, 2-й Землемерной и переулках с похожими названиями многие дома еще на месте, их хозяева пока заняты как будто обычными заботами людей, живущих на земле.

Из окна крепкого дома на 1-м переулке Стасова выглядывает Анна, с которой, стоя на улице, разговаривает соседка (особенности пандемии).

— Аня, я смотрю, ты поукрывала цветы от мороза. Надеешься еще тут пробыть зиму? — спрашивает соседка.

— Надеюсь! А потом уже все выкопаю, весной. Раздаю вот по знакомым цветы, — кричит через стекло хозяйка усадьбы.

— И что тебе дают взамен твоего дома, Аня?

— Ничего пока не дают, жду компенсацию!

Хозяйка дома, который будут сносить, и журналистам Onlíner рассказывает о розах и гортензиях, с которыми придется расстаться после переезда в квартиру. Из другого окна дома смотрит мама собеседницы, ей 92.

 

— Боюсь, мы с мамой не переживем этого переезда, — грустит Анна. — Мама здесь живет с начала 1950-х, а дом строил еще мой дед. Потом моя семья и семья сестры по бокам дедовского дома пристроили жилье для себя. Очень жалко теперь все бросать.

Весь дом, говорит женщина, — 153 квадратных метра, ее доля — половина, 76 «квадратов».

— Нас сносит УКС. Они взамен дают квартиры в новых домах по всему Минску. Кто-то из соседей соглашается на квартиры, а мы согласились на деньги, на компенсацию.

Анна рассказывает, что ее жилье оценивали уже дважды. Первый раз — в прошлом году.

— Тогда оценили на 240 тысяч рублей, это около 100 тысяч долларов. В этом году сказали, что изменился закон, так что делают переоценку. Приходили специалисты, все переписали, сфотографировали — через две недели должны сообщить результат.

Жительница рассчитывает, что сумма не уменьшится: за 100 тысяч долларов она сможет купить трехкомнатную квартиру на вторичке.

— Земля эта очень дорогая. Рядом метро. А когда мой отец и дед тут строились, здесь вообще ничего не было. За жильем мы следили: у нас газовый котел, горячая вода, туалет в доме, ванна — все цивильно. А еще у нас огород, гараж, хозпостройки, деревья…

Анна добавляет: в округе были соседи, которые радовались сносу.

— Это те люди, у кого в домах не было туалетов. Были такие, кто за водой ходил за два квартала зимой! Они переехали с радостью. А мы отсюда съезжать не собирались: чинили крыши, фундамент. Но сейчас, конечно, руки опустились.

Когда точно снос — неизвестно. Скорее всего, говорит Анна, это произойдет до октября 2022 года.

— У нас уже однажды изымали землю — в 2008 году. Но тот застройщик отказался от своих планов, так что мы остались тут жить. А теперь уже точно снесут, это ясно. Вы ж видите — стройка вокруг!

На переулке Землемерном, 9 живет Галия с сыном Антоном. Семья пытается узаконить серьезные достройки, сделанные еще в 1990-х.

— Мы сюда переехали в 1996 году. Здесь был одноэтажный дом с разрушенной верандой и вырытым котлованом. Нам с мужем не хватало денег, чтобы выкупить всю постройку, так что сделали это пополам с друзьями — на две семьи. Свои части мы достраивали с проектами, не просто так. И с конца 1990-х пытаемся узаконить эти изменения. В этом году наконец выиграли суд и апелляцию. Суд стал на нашу сторону, потому что мы пытались узаконить стройку еще до 2001 года, до создания Генплана. Но исполком все равно отказывает, — говорит Галия.

Женщина показывает увесистые папки с документами. Говорит, судами раньше занимался муж, но в этом году, в конце августа, он внезапно умер.

— По сносу мы пока не подписывали никаких документов, потому что шел административный процесс. Теперь ждем вступления в наследство. Когда мы ездили в УКС после смерти мужа, я видела в документах, что часть дома, которая была первоначально, оценили всего в 22 тысячи рублей. Ну это, конечно, очень мало, даже он не может столько стоить.

Галия надеется, что в финале этой истории получит компенсацию, которая будет учитывать все площади.

Когда гуляешь по этому району, становится понятно, что застройщику не так уж сложно будет реализовать «ландшафтный дизайн с перепадом высот». Улицы и переулки тут спускаются и поднимаются, многие дома стоят на высоких фундаментах. Даже деревянная застройка здесь часто выглядит прилично, много где высокие окна с наличниками. Заборы, правда, у многих тоже высокие, звонков на калитках часто нет, так что достучаться получается не до всех.

На крыльце у Геннадия Александровича сидит кошка Нюша. Хозяин дома — из тех, кто живет здесь давно, с 1960 года. Говорит, по его дому есть понимание, что снос будет, но конкретики нет.

— Единственное — мы ходили в УКС, общались с руководством, оставили свои просьбы, заявление. Основное пожелание у нас такое: остаться в этом же районе, в каком-то из домов, что здесь строятся, — чтобы внукам не пришлось менять школу, к которой прикипели.

Местный житель поясняет: в доме живет он с женой, а также сын с невесткой и тремя детьми.

— Здесь у нас дом благоустроенный, два этажа. А выйдешь — огород, коты, собака. Есть возможность воспитывать внуков в нормальных условиях. Да и кто бы не хотел тут остаться? Здесь рядом метро, до вокзала 20 минут ходьбы. Нет больших предприятий. Район вообще классный!

Но в целом семья не радуется перспективе переезда: привыкли жить в доме, где все свое.

— Когда стало известно, что будет снос, купил дачу в Воложинском районе, чтобы было место, где дети могут свободно побегать. А как еще? Буду грубо говорить: как мы можем быть довольны, если нас загонят в клетку? — заключает Геннадий Александрович.

домик, для кошек, напольное размещение, дерево/картон, коричневый
домик, для кошек, напольное размещение, дерево/картон, коричневый
когтеточка, для кошек, напольное размещение, дерево/картон, бежевый
когтеточка, для кошек, напольное размещение, дерево/картон, бежевый

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Снежана Инанец. Фото: Александр Ружечка
Без комментариев