Последняя «победа» империи: как в Черном море советские корабли вытолкнули американцев

30 239
21 июля 2021 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, pinterest.com, Wikimedia

Последняя «победа» империи: как в Черном море советские корабли вытолкнули американцев

Самый конец 1980-х годов. Советский Союз находится в глубоком кризисе, хотя в то, что ему осталось жить считаные годы, еще мало кто верит. После прихода к руководству партией Михаила Горбачева отношения с Соединенными Штатами начали налаживаться, хотя по-прежнему в них есть место и шпионским скандалам, и прямым конфликтам. В феврале 1988 года у южных берегов Крыма СССР в буквальном смысле столкнулся с США. Два советских боевых корабля совершили навал на американские суда, слишком глубоко зашедшие, по их мнению, в территориальные воды Союза. Американцы, впрочем, остались при своем мнении по поводу этой ситуации. О последней «победе» империи и о том, почему та история очень актуальна и сейчас, — в обзоре Onliner.

Заклятые друзья

Вся послевоенная история советско-американских отношений напоминала качели. Периоды потепления резко сменялись международными кризисами, заложниками которых становился весь остальной мир. Бывшие союзники во Второй мировой с появлением железного занавеса, испытанием атомного оружия, маккартистской «охотой на коммунистических ведьм» в США, Корейской войной полностью разругались. Затем во второй половине 1950-х, при раннем Хрущеве, наступил период сближения. В 1959 году Никита Сергеевич съездил в длительную поездку за океан, а в СССР прошла знаменитая американская выставка в московских Сокольниках. Но уже с 1960 года все вновь стало максимально плохо. Полет и уничтожение под Свердловском разведывательного самолета U-2, берлинский и карибский кризисы поставили мир на грань третьей, уже ядерной, мировой войны.

Новая десятилетняя «разрядка международной напряженности» наступила при Брежневе в конце 1960-х. СССР и США установили наконец стратегическое равновесие в ядерных арсеналах, на этом успокоились и принялись подписывать международные соглашения об их ограничении. Положительный эффект от них, от проекта «Союз» — «Аполлон», от хороших личных отношений, которые дорогой Леонид Ильич установил сразу с несколькими американскими президентами, испарился в 1979 году со вводом советских войск в Афганистан.

Президент Форд (слева, в шубке) и генеральный секретарь Брежнев довольны обществом друг друга. Справа госсекретарь США Генри Киссинджер.

Первая половина 1980-х по своей напряженности стала повторением ситуации 20-летней давности. Афганская авантюра, сбитие южнокорейского «Боинга» над Сахалином, взаимный бойкот Олимпиад в Москве и Лос-Анджелесе, размещение «Першингов» в Европе, американская Стратегическая оборонная инициатива, прозванная «Звездными войнами», и новая гонка вооружений, «СССР — империя зла» — такой фон немало отравлял существование в те годы. Обстановка начала меняться лишь с приходом к руководству Советским Союзом Михаила Горбачева, взявшего курс на новую разрядку.

Советский лидер принялся часто встречаться с американскими президентами, сначала Рейганом, а потом Бушем-старшим. Начал готовиться и вывод войск из Афганистана, вновь подписывались документы об ограничении ядерных арсеналов. Но при общем потеплении отношений случались отдельные яркие эксцессы, одним из которых и стало столкновение в Черном море в феврале 1988 года.

Рейган и Горбачев в Овальном кабинете Белого дома

Ему предшествовал инцидент, произошедший двумя годами ранее. В марте 1986 года американский ракетный крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон» примерно два часа находились в шести милях от Южного берега Крыма. С точки зрения США, корабли осуществляли свое неотъемлемое право на мирный (свободный) проход боевых кораблей с оружием на борту через отдельные участки территориальных вод прибрежных государств. С точки зрения СССР, это было вопиющим нарушением государственных границ Союза, тем более что американцы шли с работающими радиолокационными станциями и другими функционирующими радиоэлектронными средствами, что могло означать выполнение ими разведывательных задач.

В основе этого конфликта лежало несогласие двух стран с принципом определения границ территориальных вод. В США считали, что их отсчет нужно вести от границ береговых линий, то есть территориальные воды должны повторять своими очертаниями береговой контур. Советский Союз это не устраивало, ведь в случае наличия крупного залива, глубоко вдающегося в сушу, при такой интерпретации в нем мог появиться «язык» нейтральных вод со свободным доступом кораблей «вероятного противника». СССР предпочел использовать принцип «базисной линии». Например, для заливов это означало отсчет расстояния до государственной границы не от береговой черты, а от линии, соединяющей входные мысы заливов. В таком варианте никаких «языков» нейтральных вод не возникало бы.

Второй инцидент

Все эти юридические коллизии могли выглядеть максимально скучно, если бы они не становились причиной вполне конкретных действий и международных скандалов. В 1986 году американские корабли совершили свой двухчасовой проход у Крыма, именно руководствуясь своей интерпретацией Конвенции ООН по морскому праву. При этом все прекрасно понимали, что этот свободный проход не являлся неким рядовым действием. Это была и демонстрация силы, и раздражающий укол слабеющего противника.

Сразу же после происшествия в недрах советского Министерства обороны был разработан специальный план реагирования на повторение подобного инцидента. В случае нового появления кораблей НАТО в водах, которые СССР считал своими, предлагалось предпринять активные действия по недопущению нарушения границ, вплоть до навала бортом на суда противника и настойчивого их вытеснения с территории страны. Способ был выбран любопытный. Он не предполагал применения оружия или агрессивного столкновения. Под навалом понималось лишь соприкосновение кораблей, которое в давние времена практиковалось при абордаже. Грубо говоря, при появлении наглого нарушителя советское судно должно было его выпихнуть обратно за пределы своих территориальных вод. Представленный план был одобрен на специальном заседании высшего руководства страны.

Ракетный крейсер «Йорктаун»

Долго ждать случая испытать оригинальный план не пришлось. В феврале 1988 года в штабе ВМФ СССР стало известно о том, что через Босфор вновь проходят все те же старые знакомые «Йорктаун» и «Кэрон», уже отметившиеся в инциденте 1986 года. USS Yorktown был новейшим (принят на вооружение всего 4 года назад) ракетным крейсером типа «Тикондерога», предназначенным для ведения в том числе радиоэлектронной борьбы. USS Caron был постарше (введен в эксплуатацию в 1977 году) и выступал в качестве корабля поддержки. Оба судна в те годы базировались в Средиземном море, где продолжало оставаться много «очагов международной напряженности».

Эсминец «Кэрон»

Вскоре после завершения прохода Босфора стало очевидно, что и крейсер, и эсминец вновь держат курс на южное побережье Крыма. В те дни на наземном испытательном тренажере корабельной авиации (НИТКА), специальной авиабазе ВМФ в Саках как раз шли испытания новейших палубных самолетов, которые в будущем должны были базироваться на достраивавшемся в украинском Николаеве тяжелом авианесущем крейсере «Леонид Брежнев», будущем флагмане всего Военно-морского флота. Кроме этого, в Форосе достраивалась новая дача для Михаила Горбачева, та самая, где он станет заложником в августе 1991 года. В этой связи было принято решение: в случае нарушения госграницы СССР американскими кораблями испытать в деле разработанный ранее план.

С советской стороны в операции участвовали сторожевой корабль «Беззаветный», который был ровесником эсминца «Кэрон», и совсем уж скромный и старенький сторожевой корабль СКР-6, зачисленный в списки ВМФ еще в 1966 году.

«Беззаветный»

Навал

Как и предполагалось, целью «Йорктауна» и «Кэрона» было повторение истории двухлетней давности, то есть демонстрация собственного понимания Конвенции по морскому праву. В 10:45 12 февраля 1988 года оба корабля, с точки зрения Советского Союза, пересекли его государственную границу. Спустя 17 минут «Беззаветный», который, кстати, был в 2 раза меньше американского ракетного крейсера, произвел навал на его корму. Это было действительно относительно безболезненное соприкосновение, закончившееся царапинами и искрами. Однако из-за разницы в водоизмещении и размерах корабля после первого навала «Беззаветный» начал резко сближаться с «Йорктауном» кормовыми частями, где были расположены торпедные аппараты (у советского сторожевого корабля) и ракетные установки (у американского крейсера). Чтобы избежать столкновения кормами и возможной детонации боезапаса, капитан «Беззаветного» был вынужден дать полный ход и повернуть резко вправо. При этом нос сторожевика залез на вертолетную палубу «Йорктауна», а корма советского корабля оказалась на уровне воды.

У американских матросов, стоявших на палубе, с собой были и фотоаппараты, и видеокамеры, благодаря чему мы можем увидеть, как это было.

Второй навал получился куда более агрессивным. Параллельно миниатюрный СКР-6 попытался навалиться на эсминец «Кэрон», но разница в размерах была слишком велика (в водоизмещении в четыре раза). Получилось лишь ткнуться в борт и отлететь, сорвав шлюпку.

Команда «Кэрона», увидев второй навал на «Йорктаун», попыталась прийти ему на помощь, начав сближение с «Беззаветным» и стараясь взять его в клещи. В ответ на советском корабле демонстративно зарядили пусковые установки глубинными бомбами. На дальнейшую эскалацию никто идти не решился, и вскоре американские корабли покинули советские территориальные воды. Впоследствии их командование утверждало, что поставленная задача, демонстрация права мирного (свободного) прохода, была выполнена. В Советском Союзе, естественно, считали наоборот, что план вытеснения нарушителей сработал. Капитан «Беззаветного» через несколько месяцев был награжден орденом Красной Звезды, хотя его корабль потерял при операции якорь, что на флоте считалось недопустимым. Это был редкий в общем-то пример использования боевых кораблей без применения их вооружения и один из последних случаев прямого советско-американского противостояния.

Повреждения, которые получил «Йорктаун» (снос вертолетной палубы, командирского катера, разрывы обшивки), были ликвидированы за три месяца ремонта. «Беззаветный» восстановили за месяц. С тех пор все участники противостояния закончили свою активную службу во флоте. Первым в 1990 году списали СКР-6, затем в 2002-м у берегов Пуэрто-Рико во время бомбовых испытаний был затоплен вышедший из состава флота «Кэрон». В 2005-м на черноморское дно отправился и бывший «Беззаветный», к тому времени уже ставший украинским фрегатом «Днепропетровск». Лишь «Йорктаун» по-прежнему стоит в гавани Филадельфии, ожидая своей очереди на разборку.

«Беззаветный» перед затоплением

После того инцидента американские корабли больше не оказывались в подобных ситуациях. О нем можно было бы забыть, если бы не происшествие месячной давности. 23 июня в районе крымского мыса Фиолент российский пограничный корабль выполнил предупредительную стрельбу, а бомбардировщик Су-24М — предупредительное бомбометание по курсу уже британского эсминца Defender, нарушившего, по их мнению, крымские территориальные воды.

В официальном комментарии британцы заявили, что Defender «совершал мирный проход через территориальные воды Украины в соответствии с международным правом». В России же проход эсминца трактовали как грубое нарушение Конвенции ООН по морскому праву, нарушение российских территориальных вод. Ситуация повторилась, пусть в этот раз и без использования физического контакта. Тридцать три года спустя военные все так же играют оружием, что-то друг другу доказывая. Остается только надеяться, что и в этот раз «очаг международной напряженности» исчезнет, а память о нем сохранится лишь в чьих-то наградных книжках.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, pinterest.com, Wikimedia
Без комментариев