Устал получать $300. Белорусский инженер уехал строить тоннели в Дубае

560
25 января 2021 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: архив героя

Устал получать $300. Белорусский инженер уехал строить тоннели в Дубае

В умах многих белорусов инженер непременно носит пыжиковую шапку и вязаный свитер, смотрит сквозь очки в роговой оправе и что-то щебечет в роскошные пшеничные усы — как герой сериала про Лапенко. С такими стереотипами сталкивался и наш сегодняшний собеседник. Павел работал в «Белкоммунпроекте» и зарабатывал вполне неплохо — по курсу выходило около $900 в месяц. Но потом примерно две трети зарплаты смыло очередной волной кризиса и молодой человек твердо решил, что пора что-то менять. Совсем скоро он оказался на мегастройке в Индии, потом в Катаре, а затем и в Дубае. В Беларуси Павел не был уже девять лет. Говорим с белорусским инженером о специфической жизни в арабских странах, зарплатах, которым можно только позавидовать, и его сумасшедшей мечте о тоннеле, который пройдет под Днепром.

Беларусь

Павел родом из Могилева. Еще в школе он начал интересоваться географией и потому решил поступать на геофак БГУ. Так стал геодезистом. После университета распределился в «Белкоммунпроект», где занимался проектированием водопроводов и коммунальных сетей. Говорит, было интересно, но в 2011 году кризис съел завидную для молодого специалиста зарплату, и парень был вынужден шевелиться.

— На тот момент я зарабатывал около $900, а потом резко стали платить $300, это были совсем уж маленькие деньги. Я всюду рассылал свое резюме, и каким-то чудом меня пригласили на собеседование в московский «Метрострой». Там мне предложили работу в Индии — я согласился.

Я всегда мечтал пожить и поработать за границей. Тем более в Беларуси меня сильно смущало отношение.

Ты занимаешься интересными проектами, пускай и небольшими, но если кто-то слышит, что ты инженер, говорит «м-м-м, ну понятно».

Людям кажется, что ты сидишь в проектном институте и вокруг только беспроглядная тоска. А в Индии я впервые почувствовал удовлетворение от моей профессии.

Индия

Так Павел оказался в индийском городе Ченнаи, который находится в 350 км от известного в Беларуси Бангалора. Парня забросили на мегастройку, какие показывают по «Дискавери»: там должны были проложить сразу 40 км метро — это длина двух минских веток.

— Это был мой первый опыт строительства тоннелей. Все было очень интересно. Когда попадаешь на проект, какие раньше только по телевизору видел, — это очень крутые эмоции. Помню, мы все ночью подрывались и ехали смотреть, как выходит наш тоннелепроходческий щит. Круто было!

Павел признается, что первое время привыкнуть к новому ритму жизни было непросто: в Минске он работал по 8 часов 5 дней в неделю, а в Индии пришлось вкалывать по 12 часов 6 дней. Но оно того стоило.

В Ченнаи Павел переехал вместе с супругой, с собой семья решила взять собаку. Аренда трехкомнатной квартиры с приличным ремонтом обходилась примерно в $500, ее белорусам оплачивала компания. Молодой человек устроился главным маркшейдером. Людям его специальности здесь платят $2500—3000. С учетом того, что Индия — довольно дешевая страна, этого хватает с лихвой. Поскольку большинство людей там говорит по-английски, жене нашего соотечественника тоже довольно быстро удалось найти работу: она устроилась финансистом.

— Я очень ценю, что моя жена переезжает со мной из страны в страну. Для нее это всегда больший стресс — я вроде как остаюсь в той же компании, среди знакомых людей, а ей нужно каждый раз начинать с нуля.

Там очень большая разница в зарплатах между работниками нижнего и верхнего звена. В Беларуси этого нет: у нас порой водитель зарабатывает столько же, сколько инженер. Все это заставляет людей шевелиться. 

В Индии, когда говоришь, что ты инженер, все преисполняются уважения. Работая в Беларуси, я никогда этого не чувствовал. 

Павел очень ценит белорусское образование: оно дает хорошую базу общих знаний, вырабатывает основы исследовательской работы и позволяет развиваться дальше самостоятельно.

На берегу моря Павел прожил около трех лет, после чего молодого человека пригласили в Катар, где тоже развернули масштабный проект. Парень сразу согласился: свой отъезд он воспринимает как затянувшуюся командировку, а потому переезжать ему совсем не страшно.

Катар

— Когда оказываешься в тоннельном мире и попадаешь в струю, тебя начинает просто нести по течению. Так меня вынесло в Катар. В нашей профессии все друг друга знают по всему миру. Меня вот знакомые ребята пригласили, я не стал отказываться.

Павел поселился в Дохе, где одним махом строили 70 км метро, большинство — с тоннелями. На тот момент Катар поставил мировой рекорд, запустив 21 тоннелепроходческий щит одновременно. Так в стране готовятся к чемпионату мира по футболу, который запланирован на 2022 год.

— Сейчас Доха — это больше строительная площадка, чем город для жизни. Когда выезжаешь за пределы центра, везде только стройка, развязки, дороги — и ничего больше.

В Катаре молодого человека приняли в австрийско-немецкую фирму. Павел пытается на примере объяснить, в чем заключается его работа.

— Тоннель под Ла-Маншем прокладывали одновременно с двух сторон — с французской и британской. Когда они сошлись, погрешность была всего 36 см на 51 км. Вот в этом моя работа: сделать так, чтобы два щита встретились там, где нужно, или чтобы один щит вышел в необходимой точке. Это ответственная работа. Особенно это замечаешь, когда вспоминаешь, что проект стоит $300 млн…

Брошенный Porsche

С оплатой труда здесь ситуация иная, нежели в Индии: больше работает договорная система, и все решается индивидуально. Озвучить свою зарплату Павел не может — он продолжает сотрудничать с этой компанией и сейчас связан договором о неразглашении. Но на жизнь не жалуется.

— Жилье в Дохе дорогое: квартира с одним «бэдрумом», то есть по-нашему двухкомнатная, стоит порядка $1500—2000 в месяц. Семейным людям еще сложнее: год обучения ребенка стоит минимум $5000. В общем, все очень дорого, не считая разве что продуктов: здесь они стоят примерно столько же, сколько и в Беларуси.

В Катаре Павел провел еще три года, после чего его позвали в Дубай на строительство сервисного тоннеля для ливневой канализации (зимой здесь бывают потопы).

ОАЭ

Поскольку в Эмиратах многое завязано на туристах, с началом пандемии домовладельцы стали охотнее торговаться и цены на жилье просели на 20—30% (до этого за квартиру нужно было выкладывать $1500—2000 в месяц).

В Дубае Павлу с женой тоже нравится, но пока они решили не оседать там насовсем.

— У меня нет четких планов. Я всегда с одного проекта прыгал на другой, и не было, по сути, какого-то отдыха. С отпусками у меня обычно нормально, только с «короной» была жесть: мы были заперты в Эмиратах и не могли никуда уехать. У меня был отпуск 10 дней, но тогда не работали ни гостиницы, ни рестораны, никуда нельзя было поехать — странный был отдых. Не знаю, как будет дальше. Наверное, буду работать там, где будут интересные предложения. На таких проектах довольно сложно, это всегда напряженный график.

Честно говоря, я немного устал от такой работы, но пока вернуться не получается.

В Эмиратах довольно большая диаспора белорусов — там живет примерно 2500 наших соотечественников. Поствыборные события заставили сплотиться многих из них. Не так давно, например, эмигранты организовали в Дубае онлайн-просмотр спектакля «Тутэйшыя». Павел тоже ходил — соскучился по родине.

— Мне хотелось бы вернуться, я не вижу себя вне Беларуси. Поэтому я и говорю, что я экспат, а не эмигрант. Мне бы хотелось жить и работать в нашей стране, потому что я люблю Беларусь.

И снова Беларусь

Однажды Павел планирует вернуться на родину, но пока его тут ничто не ждет: в своей сфере он вряд ли сможет зарабатывать приличные деньги. Тем не менее недавно у него возникла довольно неожиданная идея, которую он хотел бы предложить для рассмотрения городским властям Могилева.

— Может, я и сейчас хотел бы приехать, но, думаю, 2021-й будет не легче 2020-го. Мне казалось, что с 2015-го в Беларуси складывалась очень красивая картинка: Октябрьская, Зыбицкая, безвизовый въезд для иностранцев, туристы — думалось, что все налаживается, что страна меняется. А потом 2020-й ударил по голове и вернул в реальность. Тем не менее я хотел бы сделать свою страну лучше.

Я увидел, что в Могилеве хотят построить мост через Днепр, и подумал, что было бы круто вместо этого построить тоннель под рекой. Знаю, что белорусы хорошо умеют критиковать, так что сразу оговорюсь: это просто попытка взглянуть на вещи иначе, а не конкретное предложение.

Я взял за основу Гринвичский тоннель, который построен в 1902 году в Лондоне: прошло сто лет — можем и мы себе позволить.

Павел подробно описал свой проект в ЖЖ. По примерным подсчетам, тоннельная часть может стоить около $3 млн. Итоговая стоимость будет гораздо выше, но инженер полагает, что такой переход мог бы стать крутой достопримечательностью для города и страны.

Молодой человек перечисляет плюсы такого проекта:

  • он не мешает судоходству;
  • тоннель не видно, а потому известные белорусские архитекторы не смогут испортить пейзаж;
  • это просто круто. При желании можно запустить миниатюрный поезд, и тогда в Могилеве появится собственное метро, которое будет состоять из двух станций.

А еще Павел считает, что в идеале нужен даже не один тоннель, а сразу два: один для пешеходов, а другой — для коммуникаций.

— У нас же строятся исключительно имиджевые проекты. Например, Национальная библиотека. Можно ведь было просто построить ангар для книг, но решили сделать иначе. Я бы хотел, чтобы и над моей идеей подумали. Вот третью ветку метро я бы строить не стал — лучше бы трамвай пустили. А такой тоннель — совершенно другое дело. 

Я бы мог поучаствовать в таком строительстве, но только в качестве консультанта по своей специфике, остальным должны заниматься другие специалисты. Я бы с удовольствием приехал для этого в Беларусь. Все же считаю себя белорусом и всегда буду считать.

Читайте также:


Простой и недорогой погружной блендер – Redmond за 87 р.

1300 Вт, многоступенчатая регулировка скорости

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: архив героя