Купили дом за $50 и строят свою деревню

18 января 2021 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий

Купили дом за $50 и строят свою деревню

Хрюня — самая счастливая свинья в истории независимой Беларуси. Она живет на свежем воздухе и ходит там, где ей вздумается (хотя обычно ее желания ограничиваются уютнейшим стогом, который словно был создан для нее). У нее элегантная черная шерсть, которая делает ее самым стильным парнокопытным на селе. Когда ей хочется любви и общения, она носится по округе в поисках рыцаря с пятаком (а если его нет, под прицел может попасть даже мужчина в черных штанах). А еще она знает, что ее не убьют — ее хозяева не едят мяса, а потому все свои мысли она может посвящать думам о мироздании, далеких планетах и всему остальному, чем могли бы быть заняты свинки, не будь у них такой сложной судьбы. В таких же райских условиях живут молодой жеребец, корова, огромная собака и рыжий кот, подобранный на помойке. Весь этот маленький мир был создан примерно лет пять назад, когда молодая семья из Могилева решила оставить большой город и создать свою вселенную. Пока получается.

Крупной волной бьется заснеженное поле, принося от леса колючие кусты и мелкие деревца. На белом полотне держится разбитая зимой теплица, которая кормит семью уже несколько лет.

На противоположном берегу, как далекий маяк, виднеется достраиваемый бревенчатый дом, в который вскоре переселится семья Андрея. Правее можно разглядеть небольшую мастерскую, в которой белорус зарабатывает на хлеб.

Весной от леса веет приятной сыростью — первым признаком просыпающейся природы. Осенью все сливается в абстрактную желто-коричневую картину. Сегодня же время сна.

Это собственный круговорот Зайцевых, в котором они добровольно оказались и из которого даже не пытаются выбраться. Но мы прячемся в дом: на улице холодно, а еще на нас черные штаны, на которые как-то странно поглядывает Хрюня. 

Кто такая Анастасия и как она увела из городов сотни людей

Андрей учился на художника, но очень быстро разочаровался в этой профессии — ему не хотелось сражаться за выставки, всю жизнь доказывать кому-то свою состоятельность и вести суетливую жизнь горожанина. В институте он начал увлекаться философской литературой, читать о метафизике, думал над сложными вещами и в какой-то момент наткнулся на книги российского писателя, издающегося под псевдонимом Владимир Мегре.

Мегре, или же Пузаков, — последователь религии «нового века», создавший серию книг о мифической женщине по имени Анастасия. Она живет в тайге и обладает паранормальными способностями: говорит со зверями и птицами, знает все языки мира и может нагой ходить по лесу даже в лютый мороз. В книгах Владимир Николаевич делится опытом, якобы переданным ему Анастасией: люди должны селиться за пределами городов, выращивать экологически чистую еду, строить родовые поместья, где будет жить вся семья, — в целом, ничего запрещенного законом или моралью.

После выхода первых книг, а было это еще в 90-х, появилось целое движение, приверженцев которого принято называть «анастасиевцами». Эти люди уезжают в деревни и на хутора, где стараются создавать поселения, живущие по собственным принципам. Православная церковь считает их организацию сектой, однако законом это движение у нас не запрещено.

Сегодня в Беларуси существует несколько больших и маленьких поселений, где живут последователи Мегре. Семья Зайцевых когда-то тоже впечатлилась философией российского писателя, и потому решила создать собственное родовое поместье, в котором мы сегодня и находимся.

О покупке трех домов за $270 и вере во взрослую сказку

Мы заходим в натопленный дом, который семья купила больше пяти лет назад. Это небольшая деревянная постройка, теплая и уютная. Она досталась Зайцевым всего за $50 по курсу. Вместе с ней семья купила еще два домика: за $20 и за $200, чтобы положить начало созданию собственного поселения. В одном из домиков какое-то время жили друзья Зайцевых, в другом Андрей создал зимнюю мастерскую.

В комнате большой обеденный стол, печка, письменный стол для занятий старшего сына. Анастасия наливает травяной чай, собранный летом, нарезает свежеприготовленный пирог. Рассказывать об убеждениях, особенно если они сильно отличаются от представлений большинства, непросто, но ребята все же соглашаются поговорить о личном. Я спрашиваю о Мегре и Анастасии, Андрей застенчиво улыбается.

Да, можно сказать, что это художественный вымысел, но это вымысел, который срезонировал, захотелось этому верить. Я, в общем-то, могу с этой философией согласиться, потому что сам размышлял о смысле жизни, месте человека на земле. Понимаю, что города — выдуманные, искусственные, что надо искать какой-то путь для себя и своей семьи. Для меня эти книги были хорошим посылом, направлением, куда двигаться. Многие вопросы открылись.

Я раньше думал: буду жить в деревне и выращивать животных, своим трудом зарабатывать. Но позже для меня открылась новая концепция: ты создаешь место, наполняешь его своим интересом и передаешь по наследству детям. Это становится значимой жизненной целью: не просто жить в деревне, как делают многие наши соседи, а делать что-то для своих детей и внуков — высадить сад, парк, построить дом, — рассказывает о своей философии белорус.

Мужчина говорит, что сперва принимал написанное Мегре за чистую монету, но позже стал относиться ко всему сказанному со скепсисом. Анастасию, тем не менее, он считает реальным персонажем, живущим в тайге.

— Это как вера в сказку. Если у тебя нет внутри надежды, веры в сказку, то жизнь становится порой такой неинтересной… Для меня Анастасия — это образ живого человека, даже если я никогда в жизни ее не увижу.

Но то, что такой человек существует, будет греть меня и радовать. У меня внутри не возникает противоречий, чтобы жить с такой мыслью. Почему бы не разрешить себе в это поверить? Это же не делает меня глупее или беднее, — уточняет Андрей.

Настя продолжает:

— Веришь в чудо — и оно происходит в твоей жизни. Кажется, оно тебя везде окружает. Это сила мысли.

Тем не менее ребята хотели бы задать автору вселенной, заворожившей многих людей, несколько острых вопросов. Например, почему он сам не живет в родовом поместье, как его последователи.

— Нельзя сотворять себе кумира. Мы много читаем: и Ницше, и по биоэнергетике книги и так далее, всегда стараясь брать лучшее из всего этого, то, что нам откликается, — делится Настя.

— Я заметил, что когда сажаешь дерево с определенными мыслями, а потом приходишь к нему через год — вдруг резко вспоминаешь, о чем думал в тот момент. Якорь остается.

Просто хочется видеть мир немного шире, богаче, интереснее. Далай Лама сказал: самая лучшая религия — доброе сердце. Мудрый человек, золотые слова. Для нас главное — вырастить в этом состоянии детей, — рассказывает Андрей и предлагает испеченный хозяйкой хлеб.

О домашнем воспитании и маленьком бизнесе 

У Зайцевых трое детей. Старший уже учится в школе, но родители решили оставить его на домашнем обучении, чтобы не набирался вредных привычек у сверстников и помогал по хозяйству.

Других детей в деревне нет: в округе одни старики. Раньше семья жила в поселении, где было много людей, близких им по духу, но в какой-то момент ребята решили уехать и жить ни под кого не подстраиваясь.

Свое поселение Зайцевы назвали «Яснодар». На сайте родовых поместий они описывают его так: «ЯСНОДАР — значит ЯвляющийСтремлеНияОтцаДвижимыйАнгелов (во плоти) Радостью. Являть стремления Отца его стремленье к Красоте к совместному творению на радость всем и к Совершенству Совершенства Наш путь лежит, мечтой согрет мы движимы мечтами Детства Ведь Дети-ангелы-наш Свет И этих вот стремлений Дар — явился образ ЯСНОДАР».

— Через нас очень много людей прошло, мы тут такой веселой гурьбой заехали! Проводили каждый год мероприятия, мастер-классы, семинары. И люди на фоне этой волны собирались, вот этого интереса совместного. А когда человек понимает, что никто за него не будет решать вопросы его жизнеустройства, — раз, и уезжает. Среда обратно тянет, особенно если люди получают, например, предложения о работе. Теперь мы тут одни. 

Волна родовых поселений пошла в 2000-х. Но потом многие вернулись в города, потому что возникает очень много вопросов. Основной — это коллектив: какие-то проблемы возникают во взаимоотношениях, к тому же остро стоит вопрос заработка. Ну и жить в сельской местности с удобствами на улице сложно — не каждый потянет, — рассуждает Андрей и ведет в мастерскую, чтобы рассказать о своем бизнесе.

В небольшой деревянной постройке мужчина оборудовал полноценную мастерскую. Здесь он наладил производство прессов для отжима масла из орехов, семян подсолнуха, тмина, льна и всего остального. Один такой стоит 200 рублей — за счет продажи этих прессов семья и живет.

Летом Зайцевы выращивают и продают огурцы, во многом экономить помогает собственное хозяйство. Во владении у них больше пяти гектаров земли. В этом году планируют высадить большой сад и виноградник — Андрей считает, что это поможет им неплохо зарабатывать.

— Мы не спешим, живем здесь и сейчас. Мне кажется, это главное в жизни. Потому что когда ты будешь седобородым старцем, все это будет обросшее, тебе будет на что опираться. Мы создаем базу. Все эти усилия не пройдут даром — ты не на дядю работаешь и сможешь детям это все передать. 

А детям это интересно. Я заметил, что они играют в парники: строят их из кубиков. Я делаю уксус яблочный, а потом дети все это повторяют. Поэтому мы их дома и обучаем, чтобы они были наши до мозга костей. Мы дадим им среднее образование, а дальше пускай идут своей дорогой. Я общался с детьми, которые на домашнем, — мне понравился характер. Это кремни, которых не заставишь делать что-то, чего не хочется. Я думаю, это очень важно в жизни — когда человек знает, что ему хочется. В старости на такого можно положиться, — продолжает мужчина.

После рождения третьего ребенка ребята решили построить дом побольше: государство оплачивает 90% его стоимости. Сруб для нового жилища Андрей заготавливал и складывал вместе с другом. Там уже стоит печка, скоро семья переселится и продолжит воплощать свои многочисленные планы.

— Когда мы решили переезжать, были студентами. Лет по двадцать нам, наверное, было. Родные, конечно, восприняли все это в штыки. Потом не верили, что мы переедем, но мы собрались с мыслями и рискнули. Они и сейчас не могут до конца смириться с нашим образом жизни. С мамой до сих пор бывают разногласия, но она привыкла — мы ей даже продукты возим: яйца, сыр, молоко.

Знаете, во всем надо видеть золотую середину. У нас многие знакомые живут в городе. Я вижу и понимаю, что не хотел бы так. И я понимаю, что им тоже так не хочется, а по-другому страшно. А мы прошли серьезный путь, у нас дети тут растут, воспитываются. И дальше будет еще интереснее — это очень окрыляет и радует, — поясняет напоследок глава семьи.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий
Без комментариев