Архитектура в пандемию. Топ лучших зданий очень непростого года

27 572
01 января 2021 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: pinterest.com

Архитектура в пандемию. Топ лучших зданий очень непростого года

Две тысячи двадцатый всем запомнится надолго. Архитектуре и строительству в этом смысле было попроще, чем многим другим отраслям экономики: все же, несмотря на коронавирус, тотальный продолжительный локдаун коснулся их слабо. Объекты продолжали проектироваться, строиться и сдаваться в эксплуатацию. Оценить отложенное влияние пандемии на эту сферу жизни можно будет лишь в перспективе, а пока ничто не мешает составить нашу традиционную подборку зданий, которые в уходящем году впечатлили нас больше всего. Как обычно, сугубо вкусовщина. Как обычно, двадцатка. Как обычно, в произвольном порядке.

1. Sunac Grand Theatre, Гуанчжоу, Китай, арх. Steven Chilton Architects

Даже в коронавирусный год страна, в которой все и началось, не подвела. Самая мощная строительная отрасль мира продолжала выдавать на-гора объекты на любой вкус: от районов массовой застройки и небоскребов в несколько сот метров до статусных общественных зданий и камерных упражнений в скромном масштабе. В Гуанчжоу девелоперская компания Sunac построила театральное здание, которое должно привлечь внимание публики (местных жителей и туристов) к застраиваемой ей территории, ранее не пользовавшейся особой популярностью. Британскому архитектору Стивену Чилтону, который является автором уже нескольких китайских «гранд-театров», в этот раз удалось превзойти самого себя. Эффектная конструкция, облицованная алыми панелями, напоминает сверток шелковой ткани (отсылка к текстильному прошлому города), а рисунки на ней не дают забыть об искусстве традиционной китайской татуировки.

2. Культурный центр Kadokawa, Токородзава, Япония, арх. Kengo Kuma & Associates

Звездным часом Кэнго Кумы в этом году должна была стать Олимпиада в Токио. Именно этот выдающийся японский архитектор стал автором Олимпийского стадиона, главной арены турнира. Однако у COVID-19 были свои планы, Игры перенесли на 2021 год, что, впрочем, никак не помешало Куме попасть на все архитектурные сайты мира сразу с двумя другими своими работами. Одна из них — построенный за деньги издательства «Кадокава» культурный центр в токийском пригороде Токородзава. Как и в случае с предыдущим зданием, это «якорный» объект, цель которого привлечь внимание общественности к окружающему его району. В данном случае приманкой выступает и само здание, облицованное эффектным гранитом с грубой естественной фактурой, и его наполнение. Тридцатиметровой высоты многогранник неправильной формы посвящен японской поп-культуре. В объекте внимания — аниме и манга.

3. Norra tornen, Стокгольм, Швеция, арх. ОМА

В этом году к восторгу одних и возмущению других в шведской столице завершилась реализация крупного девелоперского проекта в подвергающейся перестройке части города. По форме это похожие, но не симметричные башни (высотой 125 и 110 метров) привычного для каждого жителя Минска формата «ворота города». По содержанию же это «панельные дома для богатых», как сам описал свой проект нидерландский архитектор Рейнир де Граф из известнейшего бюро ОМА. Здания действительно собирались из модулей, что ускорило и удешевило проект, но высокое качество исполнения (даже бетон использован фактурный) и престижная локация гарантировали статусность объекта. Его дерзкая в конкретном окружении высота вызвала откровенное раздражение определенной части стокгольмской общественности, однако архитектурное сообщество высоко оценило комплекс. В ноябре этого года Norra tornen получили авторитетную International Highrise Award, раз в два года вручаемую Немецким музеем архитектуры за лучший небоскреб планеты. Помимо приятного для эго внимания коллег это еще и 50 тыс. евро для творческого коллектива.

4. Церковь в Порсгрунне, Норвегия, арх. Espen Surnevik + Trodahl Architects

Из Швеции переносимся в соседнюю Норвегию, где вместо столицы — небольшой город Порсгрунн, а вместо небоскребов — соразмерная месту церковь. Удивительно, но и во все активнее секуляризирующейся Западной Европе, где церкви все чаще трансформируют под более актуальные функции, до сих пор появляются и новые религиозные объекты. В данном случае это красивая символическая история, над которой работали Эспен Сурневик и бюро Trodahl Architects. В 2011-м стоявший здесь деревянный храм 1760 года сгорел, но приход и община при этом не распались. Спустя девять лет на месте потерянной церкви появилась новая, что должно было концептуально символизировать воскресение. Работает и контраст: вместо почерневшего за века дерева возник белоснежный комплекс из 11 объемов, каждый из которых облицован фарфоровыми плитами. Это и отсылка к прошлому населенного пункта, возникшего как раз как центр производства фарфора, и функциональное решение, ведь огню фарфор противостоит куда лучше. Ну а сам факт такого объекта — очередное звено в бесконечной дискуссии, как быть в таких ситуациях: воссоздавать утерянное в прежнем виде, понимая, что это лишь реплика, или строить принципиально иное, но тоже в своем роде выдающееся здание.

5. Олимпийский и паралимпийский музей США, Колорадо-Спрингс, США, арх. Diller Scofidio + Renfro

Не для всех очевидно, но штаб-квартира Олимпийского комитета США расположена вовсе не в Вашингтоне, Нью-Йорке или в принципе каком-либо крупном мегаполисе, а в относительно скромном городе Колорадо-Спрингс у подножия Скалистых гор. Он считается центром зимних видов спорта, что, видимо, и сыграло свою роль в решении разместить НОК именно здесь. В этом году тут заработал и музейный комплекс, посвященный славной истории американского олимпийского движения. Основной корпус подчеркнуто современный, но при всей его сложной форме очень функциональный. В каждом из «лепестков» здания, облицованных панелями из матового анодированного алюминия, разместилось выставочное пространство, а сообщение между ними идет по наклонному пандусу. В соседнем объекте с озелененной крышей находится кафе (оно же образовательный центр), а между корпусами нашлось место и для амфитеатра для общественных мероприятий.

6. The Opus, Дубай, ОАЭ, арх. Zaha Hadid Architects

Несмотря на смерть в 2016 году старшего партнера этого бюро, давшего ему свое имя, Zaha Hadid Architects и не думает останавливаться, каждый год выдавая эффектные здания в очень узнаваемом стиле британской архитекторки иракского происхождения. Впрочем, над дубайским «Опусом» Заха Хадид еще работала сама. Причем не только над внешним видом, но и над интерьерами, придумав для отеля ME Dubai внутри (главный арендатор комплекса) даже мебель. При взгляде же на экстерьер в первую очередь, естественно, бросается в глаза извлеченная сердцевина криволинейной формы. Эффект будоражит и днем, и ночью, когда в дело вступает динамическая светодиодная подсветка.

7. Changzhou Culture Plaza, Чанжоу, Китай, арх. gmp Architects

Этот крупномасштабный комплекс от активно работающих на китайском рынке немцев из gmp Architects стал частью нового центра относительно скромного по местным меркам (население «всего» около 4,5 млн человек) города Чанжоу. Скромность при этом понятие, конечно, весьма относительное: получившийся результат подошел бы и для куда более крупного мегаполиса. Шесть корпусов-модулей, каждый из которых занимает квадрат со стороной в 70 метров, предназначены под конкретные цели. В одном разместилась художественная галерея, в другом — отель, в третьем — библиотека, в четвертом — офисы и т. д. Благодаря своей форме они одновременно служат и своеобразным «зонтиком», накрывающим общественное пространство, «плазу», под ними. Все это не только соседствует с местным муниципалитетом и Гранд-театром, но и дополняется большим парком. А объединяет между собой все эти крупные формы русло искусственной реки. Получилось как любят в КНР — внушительно.

8. Музей-мастерская Audemars Piguet, Ле-Шени, Швейцария, арх. BIG

Контрастно и с китайским размахом выглядит следующий объект. Но, с другой стороны, иначе и быть не могло, ведь вокруг не ревущая драконом КНР, а тихая респектабельная Швейцария. Над новым зданием музея и мастерской известных часовщиков Audemars Piguet работало модное бюро BIG датчанина Бьярке Ингельса. В их портфолио в основном крупные объекты, однако Ингельс по-прежнему берется за небольшие, но статусные заказы. Этот из таких. Новый музейный корпус, похожий на часовую пружину, разместился в родной деревне часовщиков Одемара и Пиге по соседству со старым зданием. Для того чтобы он появился на свет, Ингельсу пришлось специально убеждать местный муниципалитет: по местным правилам в деревне можно строить лишь дома со скатными черепичными крышами, но трендовый датчанин настаивал на актуальной плоской озелененной крыше, да еще закрученной в спираль. Что ж, Ингельсу, видимо, сложно отказать.

9. Фондохранилище Музея Бойманса — ван Бёнингена, Роттердам, Нидерланды, арх. MVRDV

От проекта датского BIG переходим к объекту другой авторитетной архитектурной студии под мудреной аббревиатурой — нидерландской MVRDV. Как и их соседи из Дании, сейчас голландцы уже работают по всему миру, но в данном случае речь идет об их новом опыте в родной стране. Он заставил о себе говорить еще на этапе рендеров, и вот результат готов, хотя для посетителей заработает только в следующем году. Зеркальное остекление уже вышло из моды, но в данном случае его использование оправданно. В MVRDV просчитали, что благодаря ему массивное сооружение будет растворяться в окружающем пейзаже. Самое эффектное решение, впрочем, далеко не это, а березовая роща из 75 взрослых деревьев на крыше. Там же и ресторан, но обычные посетители смогут пользоваться не только этими объектами. Построенное фондохранилище станет продолжением музейного пространства. Запасник будет открыт для гостей, которые смогут понаблюдать за его работой со стороны, то есть ознакомиться с работой реставрационных мастерских и посмотреть предметы искусства, которые никогда не попадают в основную экспозицию роттердамского музея.

10. Музей искусства и образования Хумао, Нинбо, Китай, арх. Алвару Сиза + Карлос Кастанейра

Постепенно китайцы переболевают гигантоманией, как переболели коронавирусом. Все больше и больше знаковых объектов, сдающихся в этой стране, отрицают прежде непреложный принцип «Размер имеет значение». Здание музея Хумао спроектировал португальский архитектор и лауреат Притцкеровской премии Алвару Сиза. Этот полностью, демонстративно глухой объем, отделанный черным гофрированным металлом, поставлен на стеклянное, прозрачное основание. Внутри — ожидаемая галерея контрастно белоснежных выставочных залов для предметов китайского искусства, исторического и современного. В качестве бонуса на крыше есть кафе с обзорной площадкой и прекрасным видом на соседнее озеро Дунцянь.

11. MIRA, Сан-Франциско, США, арх. Studio Gang

Настоящий современный небоскреб, где непростая форма имеет строгое обоснование. Во-первых, сложная система закручивающихся эркеров (их паттерн повторяется каждые 11 этажей) обеспечивает квартиры внутри дополнительным светом и видами — все апартаменты, вне зависимости от расположения, получаются угловыми. Во-вторых, такой фасад лучше сопротивляется сильным ветрам, привычным в Сан-Франциско. Наконец в-третьих (и это очень мило), в отличие от стандартной стеклянной стены высотки, отражающей небо и сбивающей с толку птиц, закрученная MIRA не даст им разбиться — актуальная проблема для увлекшихся экологией муниципалитетов и общественных активистов.

12. Штаб-квартира кирпичной фабрики Kohan Ceram, Тегеран, Иран, арх. Hooba Design Group

Это может показаться парадоксальным, но в стране победивших аятолл и весьма избирательного отношения к правам и свободам человека умеют во вполне качественную современную архитектуру. Конечно, Тегеран и другие крупные города Ирана по-прежнему представляют собой переуплотненный хаотический набор очень уставших зданий, но среди них то тут, то там можно отыскать настоящие жемчужины. Как, например, это небольшое офисное здание, которое одновременно стало и лучшей рекламной площадкой своего владельца. Компания — производитель кирпичей продемонстрировала в данном случае возможности, эффективность и эффектность этого традиционного материала. Частичная перфорация придает фасадам глубину, а полная — служит вентиляции. Из кирпичных блоков сделаны даже жалюзи. В итоге совершенно простая форма выглядит свежо и актуально.

13. Отель Royal Classic, Осака, Япония, арх. Kengo Kuma & Associates

Вторая работа Кенго Кумы в нашей подборке. Обычно этот архитектор предпочитает работать с природными материалами: натуральным камнем и в особенности с деревом. Но в данном случае Куме достался другой приз — исторический театр Shin Kabuki-za в Осаке (здание построено в 1958 году, но по меркам японской архитектуры это весьма почтенный возраст). От объекта, по сути, осталась лишь оригинальная оболочка, которую Кума наполнил ультрасовременным содержанием. Ну а необходимым фоном для него стал отель Royal Classic, пристроенный за и над театром. Об уместности подобного соседства старых зданий и новостроек идут оживленные дискуссии, но в данном случае ситуация все же иная. Исторический объект лишь выглядит таковым, будучи созданным в ретроспективном стиле. Поэтому такой игре контрастов не мешают даже формальные причины, а во вкусе автора получившийся результат не дает усомниться.

14. Библиотека Дайкман — Бьёрвика, Норвегия, арх. Atelier Oslo + Lundhagem

Зачем вообще нужны библиотеки в 2020 году? Вопрос, устарели ли хранилища аналоговых данных, кажется разумным. Однако проблема в том, что понимать под современной библиотекой. В развитых странах они по-прежнему активно строятся и не просто так. Сейчас это настоящие многофункциональные медиакомплексы, где человек любого возраста, достатка и образовательного уровня может найти занятие по интересам. Новое здание главной городской библиотеки Осло — как раз пример такого подхода. Кроме традиционных книгохранилищ и читальных залов здесь есть кафе и ресторан, кинотеатр и выставочное пространство, аудитория на 200 мест, мастерские с 3D-принтерами и швейными машинками, звукозаписывающие студии и так далее. Неудивительно, что объект рассчитан на обслуживание до 2 млн посетителей в год. Ну а в том, что гости будут, не позволяет сомневаться расположение библиотеки — в буквальном смысле через дорогу от знаменитого Оперного театра Осло.

15. Grand Palais Cinema, Каор, Франция, арх. Antonio Virga Architecte

Это прекрасный пример восстановления общественного пространства в исторической среде, но при этом без использования вторичных реплик, пытающихся копировать прежнюю архитектуру. Ранее территорию площади во французском Каоре занимала автостоянка, которая теперь возвращена городу в новой ипостаси. При этом ее главным элементом стал культурный комплекс (кинотеатр и Музей сопротивления), соответствующий масштабами и формами окружающим его малоэтажным старым казармам. Никакой попытки мимикрировать под эту застройку нет, объект очевидно свежий, и эта свежесть выглядит даже слегка вызывающе, но все же элегантно. Кирпичная кладка цвета пудры, с фактурной перфорацией вновь показывает, насколько и сейчас актуален этот, казалось бы, скомпрометированный у нас в стране материал. Кирпич соседствует с латунными вставками и даже дверями золотого цвета. В работе с такими оттенками очень сложно соблюсти рамки приличия и не скатиться в китч, однако парижским архитекторам из студии Антонио Вирги это прекрасно удалось.

16. The Smile, Нью-Йорк, США, арх. BIG

Гарлем уже не тот. Этот прежде депрессивный район со своеобразной репутацией теперь, благодаря своему расположению на Манхэттене, стремительно джентрифицируется. Новостройки и качество их архитектуры этот процесс лишь подчеркивают. Еще одна работа Бьярке Ингельса из BIG в этом году — очередной (уже не первый!) его жилой комплекс для Нью-Йорка. Название («Улыбка») не только соответствует форме объекта с высоты птичьего полета (он действительно напоминает смайлик), но и вспоминается с уровня земли, ведь Ингельс поэкспериментировал с главным фасадом. Вместо традиционной для города ступенчатой формы зданий (необходимое требование для обеспечения инсоляции улиц) архитектор использовал изогнутую, отклоняющуюся форму, также напоминающую улыбку. Внутри — 233 квартиры (включая, по местному обыкновению, социальные), тренажерка, спа-салон и коворкинг, а на крыше есть бассейны. Отдельно надо отметить, что крупнейший город США уже давно удивляет не своими новыми небоскребами, а как раз такими постройками вполне человеческого масштаба.

17. Кунстхаус, Цюрих, Швейцария, арх. David Chipperfield Architects

Произведений искусства в Швейцарии накоплено изрядно, а вот мест для их демонстраций не хватает. Неудивительно, что периодически местные музеи расширяются. У цюрихского Кунстхауса это уже четвертый корпус, вынужденно размещенный через площадь от первых трех (здания связывает пешеходный тоннель). Объект, над которым работало бюро Дэвида Чипперфильда (точнее, его берлинский офис), получился по-немецки сдержанным. Однако его массив существенно облегчается выбранной колористикой и вертикальными ребрами. Большие площади остекления, особенно заметные в темное время, еще больше нивелируют тяжеловесность постройки. Любопытно, что для облицовки выбран искусственный камень. Даже швейцарцы предпочли сэкономить, а не выделять бюджет на дорогой природный материал такой площади.

18. Универмаг Galleria, Квангё, Южная Корея, арх. OMA

А вот владельцы южнокорейской сети люксовых универмагов Hanwha Galleria на отделку своего флагмана не поскупились. В Квангё, создающемся с нуля городе многоэтажек близ Сувона, новый филиал торговой сети определенно станет центром всеобщего притяжения. Хотя бы за счет своего эффектного внешнего облика. Нидерландское бюро ОМА (на этот раз в лице еще одного партнера Криса ван Дёйна) предложило образ горы, которую прорезает шахта. За гору ответственны фасады, отделанные 12 тысячами гранитных плит различных оттенков, за шахту — стеклянная галерея, напоминающая к тому же и о названии сети. Все вместе создает яркое впечатление: здание хочется рассматривать.

19. Детский сад «Юэчэн», Пекин, Китай, арх. MAD

Молодые и дерзкие китайцы Ма Яньсуна из студии MAD продолжают завоевывать мир, но не забывают и о родине. Причем среди их работ в КНР не только огромные районы на несколько сот тысяч квадратных метров (привычный для страны масштаб), но и совсем камерные объекты, которые просто лишний раз доказывают универсальность авторов. Детский сад возведен застройщиком для расположенного вокруг жилого комплекса. Ситуацию осложняло наличие на участке исторической усадьбы XVIII века. Как эффектно решило проблему бюро! Основной корпус сада занял угловую свободную территорию. Рядом с ним расположилась аудитория в форме яркого купола, чья форма интуитивно понятна детям. С историческими корпусами все это связала эксплуатируемая крыша, решенная в тех же оттенках. Здесь сформированы закрытые безопасные внутренние дворы, в которых были сохранены деревья. С крышей они соединены большим количеством лестниц, пандусов и горок. Все это формирует почти бесконечное в своем разнообразии пространство для игр.

20. Штаб-квартира медиагруппы Le Monde, Париж, Франция, арх. Snøhetta

Интереснее всего обычно получаются объекты, при проектировании которых решаются также непростые инженерные задачи, требующие нестандартных подходов. Случай с новой штаб-квартирой медиагруппы Le Monde как раз такой. Задача собрать под одной крышей разбросанные по городу коллективы логична и понятна. Однако сделать это требовалось на участке, удобном и неудобном одновременно. Близость вокзала, метро и Сены осложнялась соседством с железной дорогой. Более того, подземные платформы вокзала находились прямо в центре застраиваемой территории, что исключало традиционный подход в виде единого объема. Требовалось строить или два корпуса, соединенных переходом, или здание-мост, перекинутое над невидимой с земли помехой. Норвежское бюро Snøhetta так и поступило, использовав получившуюся арку в качестве общественного пространства. Дополнительной эффектности решению придают 20 тыс. стеклянных панелей-«пикселей» различных оттенков.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: pinterest.com
Без комментариев