Мария продолжает жить в подвале, Анастасия уехала из страны, а Владимир наконец-то отбыл домашний арест. Что изменилось в жизни героев Onliner?

242
31 декабря 2020 в 8:00
Автор: Анастасия Данилович. Фото: архив Onliner

Мария продолжает жить в подвале, Анастасия уехала из страны, а Владимир наконец-то отбыл домашний арест. Что изменилось в жизни героев Onliner?

В этом радостно-грустном году картинки за окном бежали друг за другом слишком быстро. Так же быстро менялась и новостная повестка: сначала мы, ерзая на валютной игле, следили за курсом доллара, потом считали количество зараженных COVID-19, а еще через пару месяцев — чьи-то сутки на Окрестина. В материалы журналистов постоянно врывались новые персонажи, которые рассказывали свои порой весьма сложные и запутанные истории, исчезавшие где-то в глубинах сайта. Мы решили достать их оттуда и посмотреть, чем же они закончились. Если вообще закончились.

Мы нашли минчанку, которая 15 лет живет в подвале. Там у нее квартира

Вы наверняка помните историю Марии Дмитриевны: последние 15 лет она живет на улице Щербакова в квартире, которую таковой явно не назовешь... Ее однушка погружена в землю на 172 см, из-за сырости там отваливаются обои со штукатуркой, а в окна практически не пробивается свет.

— Мы не знаем, что такое солнце! А после его захода здесь наступает полная тьма. Хотя на первых этажах очертания комнат видны нормально, ведь на улице светят фонари. А здесь темнота такая, что хоть глаз выколи: идешь в туалет — боишься звездануться, — откровенничала героиня.

При этом женщина была уверена, что ее жилье, когда-то выданное как служебное для работников ЖЭСа, расположено на цокольном этаже. Усадка дома всему виной или что-то иное, но сейчас квартира находится в подвале. Вот только документами долгое время это никак не подтверждалось: техпаспорт у хозяйки отсутствовал. Но она его получила, и реальность материализовалась на бумаге (часто это куда важнее): это подвал — факт.

ЖКХ Партизанского района собиралось подать документы на комиссию в местную администрацию, которая должна была решить вопрос о пригодности квартиры к проживанию. У Марии Дмитриевны появилась надежда, что ей могут дать метры где-то на поверхности земли.

— Первые два месяца (после получения техпаспорта. — Прим. Onliner) была какая-то активность, постоянно приходили из ЖЭСа, делали какие-то замеры. А потом все затихло, — рассказывает женщина. — Конечно, если бы я захотела, своего бы добилась. Написала бы президенту. Ведь это судебное дело — нельзя людям давать такие квартиры. Но я решила оставить все как есть: мне нравится этот район, и работа рядом. А где будет новое жилье, еще неизвестно.

Минчанка продолжает ютиться в своей однушке на Щербакова. Недавно сотрудники ЖЭСа утеплили дом. Теперь есть шанс, что сырость отступит.

Если нет — придется снова слать письма.

Остался только пепел. Белорус ушел с работы пораньше и теперь должен $2 миллиона

Владимир Малахов работал энергетиком в частной фирме, которая занималась ремонтом склада «Беларуськалия». В один из выходных дней начальник попросил его приехать на объект с утра пораньше и дать отмашку рабочим. Мужчина пришел, поставил подпись в документе и умчался по своим делам. Ночью склад с дорогим оборудованием сгорел. Владимир и его руководитель оказались на скамье подсудимых.

Уголовный процесс был долгим и тяжелым: 18 заседаний, 100 свидетелей, больше $10 000 на адвокатов... Малахова признали виновным в нарушении правил пожарной безопасности, а его начальника — в халатности. Владимир получил три года домашнего ареста, руководитель — три года колонии-поселения.

Но на этом все не закончилось: мужчина остался должен «Беларуськалию» почти 2 миллиона долларов (при курсе примерно в 2,22 рубля. — Прим. Onliner). С зарплатой электрика в 800 рублей к своим 60 он смог бы выплатить только $60 000—70 000.

— Может, проще снизить эту сумму до какой-то более реальной? Сейчас пойду на «Беларуськалий» и буду просить у них пересмотреть условия. Возможно, мировое соглашение подпишут. Нужно просить, потому что иначе я не знаю, как жить, — сокрушался герой.

В «Беларуськалий» он действительно пошел, а точнее, написал. Дважды. Ответы были одинаково неутешительными. Если коротко: вина доказана, так что придется отдавать деньги. Если не согласны, можете обжаловать решение суда. Еще предложили отсрочку, но в такой ситуации она вряд ли что-то изменит.

Но кое-чего добиться Малахову все-таки удалось: Верховный суд отменил приговор и приостановил выплаты по долгу, а дело вернул в Солигорский районный суд. Правда, он и во второй раз свое решение не изменил.

— Я уже обратился в областной суд, жду, когда назначат заседание, — отметил мужчина.

Владимир продолжает работать электриком, тратить немалые суммы на адвоката и государственные пошлины. Но об этом предпочитает не думать: главное, что у него появилась надежда.

Пару месяцев назад он отбыл домашнюю «химию» и наконец-то смог выходить на улицу после 20:00 — раньше было нельзя.

— Сразу же уехал на две недели в деревню к родителям. Не хотелось сидеть в квартире, слишком много времени в ней провел. На Новый год встречусь с друзьями, прогуляюсь по городу, посмотрю на елочку, — поделился планами собеседник. — В прошлый раз я из-за праздников семь дней находился в четырех стенах — выходить не разрешалось.

«Построим дом, а потом его лишимся». Минчане купили на аукционе участок с сюрпризом

Алексей и Снежана Шумские, давно мечтавшие о собственном загородном доме, не подозревали, чем обернется для них выигрыш в, казалось бы, рядовом земельном аукционе. За участок в деревне Корзуны, что в Смиловичском сельсовете, тогда боролись еще два человека. В процессе его стоимость выросла с 17 000 до 31 000 рублей, итоговую сумму супруги сразу поспешили оплатить. А потом вдруг обнаружили, что по документам Алексей был единственным участником аукциона. В таком случае конечная цена лота не должна была превышать изначальную более чем на 5%, или 850 рублей.

В сельсовете объяснили: это просто ошибка бухгалтера, зачем-то написавшего неуместное слово «единственный». Семейная пара засомневалась: а может, просто постановка?

Но впереди их поджидал еще один сюрприз: предыдущий владелец ничего не знал о продаже земли. Более того, он привез туда стройматериалы, заложил фундамент. А значит, изымать участок должны были только через суд, но никак не решением сельсовета. Там, однако, никаких противоречий не нашли:

  • прошлый хозяин грубо нарушил сроки по возведению дома;
  • специалисты БТИ посчитали, что фундамента не существует, есть лишь разрозненно закопанные блоки. А значит, все сделано по закону.

Шумские оказались в подвешенном состоянии. Деньги (причем сумма почти в два раза больше, чем должна была быть) уже ушли, а чтобы их вернуть, нужно судиться. Ввязываться в стройку страшно, ведь нет гарантии, что местные чиновники снова не обнаружат в документах какую-нибудь ошибку и не заберут землю.

Хорошенько все обдумав, наши герои решили рискнуть.

— Поговорили с юристами и поняли, что, потратив несколько тысяч долларов на адвокатов, мы все равно можем не выиграть суд. Поэтому начали строиться, — рассказала пара. — Предыдущий собственник (вероятно, не без помощи сельсовета) вывез все стройматериалы, откопал экскаватором старый фундамент... Участок нам сдали в нормальном виде. Может, повлияло то, что мы написали письмо в Совет Республики.

И все-таки от экс-владельца кое-что осталось, а именно — основание для хозяйственной постройки. Супруги уже возвели на нем стены — скорее всего, там будет баня.

По цене «однушки». Минчанин уволился с работы, чтобы построить дом-купол своими руками

Устав от однотипных параллелепипедов, прораб Анатолий Мельник решил построить для своей семьи дом-купол. Уволившись с работы, он целый год ежедневно пропадал на своем участке под Минском, пытаясь реализовать этот проект-эксперимент. В итоге получилось 150 «квадратов» жилой площади с высокими 7-метровыми потолками. Еще 50 «квадратов» заняла сферическая баня. Обошлось все в $50 000 — это сумма без учета внутренней отделки, на которую денег, увы, не хватило.

Еще одно «увы» молодые супруги произнесли в конце стройки: поняли, что жизнь за городом не для них.

— Мы не учли многих нюансов: что в садовом товариществе «коммуналка» дороже, нет асфальтированной дороги, ведущей к дому, нормальной инфраструктуры... — поделился Анатолий.

Поэтому он выставил необычный коттедж на продажу, мечтая на вырученные деньги купить квартиру побольше уже в столице. Оценил его в $58 000:

— Минимально накинул за свою работу, ведь глупо просить меньше, чем потратил.

За полгода домом заинтересовались пять человек. Приезжали, смотрели, но никто так и не купил. У Анатолия уже появились мысли завершить внутреннюю отделку и все-таки переехать.

— Белорусы пока скудны в своих представлениях о чем-то новом, они привыкли к коробкам с двускатной крышей. Когда они видят дом-купол, сначала испытывают восторг, но потом у них возникают вопросы по расстановке мебели, отоплению... Не все готовы к экспериментам — например, к тому, что кухня будет криволинейной, — говорит мужчина.

И все-таки несколько заказов на проектирование сферических зданий у нашего героя появилось. Правда, из-за коронавируса и общей обстановки в стране они встали на паузу.

— Я извлек уроки из прошлого опыта и сейчас проектирую дом, который будет частично купольным, частично прямоугольным. Хочется сделать что-то привычное и при этом сохранить вау-эффект, — поделился Анатолий.

А пока мужчина вернулся на работу в строительную компанию. Надеется, что к концу весны все его проекты разморозятся.

Санстанция закрыла заведение, в котором готовили бчб-шаурму. Говорят, нашли нарушения

В конце сентября у кафе Shawerma express начались проблемы: зачастили проверки из МЧС и санстанции. Каждый раз проверяющие находили все новые и новые нарушения. Санитарные врачи двигались от более мелких (нет табличек на холодильниках, зато есть трещины на разделочной доске) к более весомым (нет запаса дезинфицирующих средств и масок для сотрудников). А пожарные инспекторы были крайне разочарованы, что работники не знают, что делать, если у них вдруг что-то загорится.

Владелица заведения Анастасия Тейранова связывала столь пристальное внимание с активной гражданской позицией. С начала августа здесь готовили бесплатную шаурму для волонтеров на Окрестина, а по промокоду «БЧБ» можно было получить 20%-ную скидку и квас или кофе в подарок. Да и сама продукция была в соответствующих цветах — с красной полоской соуса посередине. И однажды случайно отправилась прямиком в Мингорисполком: повара не знали, от кого именно в сервис menu.by поступил заказ, и по привычке прошлись по лавашу соусом.

Работники МЧС и санстанции, однако, предвзятое отношение отрицали. Уверяли, что проверки с деятельностью кафе не связаны.
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Шаурма | Шаверма | Минск (@shaurma.minsk)

По требованию госорганов Shawerma express закрывалась уже несколько раз. Если суммировать все дни простоя, получится две недели. Обошлись они дорого — в $4000—5000. И это без учета потерянной прибыли.

— Из-за того что мы постоянно то открывались, то закрывались, многие клиенты даже не догадываются, что мы все еще существуем. Выручка по сравнению с прошлым годом упала в 4—5 раз. На нее влияет еще и COVID: 80% посетителей — студенты, а они перешли на удаленку. Нам пришлось уволить двух кассиров — у них практически не было работы, — вздыхает Анастасия.

Сейчас прибыли хватает только на зарплаты, все остальные расходы, включая долги, оплачивает из своего кармана владелица кафе.

— Но даже в такой ситуации мы не сдаемся и продолжаем свою активность: например, для медиков готовим шаурму с 50%-ной скидкой, — говорит Анастасия.

Сама она еще в октябре покинула Беларусь. Причину не называет, лишь вскользь упоминает, что решение было спонтанным.

— У меня была открыта туристическая виза в США, поэтому я купила билет до Майами и улетела туда с маленьким чемаданчиком.  Сейчас нахожусь в небольшом городе в штате Флорида. Недавно подалась на политическое убежище, поэтому еще как минимум год буду невыездной, — рассказала Анастасия.

Своим заведением она управляет дистанционно. Говорит, что пока не собирается его закрывать или продавать.

История о милосердии. Белоруска на свои деньги открыла частный приют для собак, но теперь не может его содержать

Не так давно мы писали о Янине Козловой, которая уже пять лет содержит частный приют для животных «Томас» в небольшом городе Лельчицы. Она самостоятельно заботится о 80 питомцах: кормит, убирает, выгуливает. К такому положению вещей девушка уже давно привыкла, а вот лишние трудности ей были абсолютно ни к чему. Дело в том, что в этом году Лельчицкий филиал Гомельского облпотребсоюза, у которого Янина долгое время закупала для своих собак субпродукты, отказался их продавать. Сослался на вескую для госсектора причину: есть план по поставкам на такие же государственные предприятия, и пока он не выполняется. Так что извините, помочь ничем не можем, своих проблем хватает — такой ответ, только на чиновничьем языке, после хождений по адским кругам бюрократии получила хозяйка приюта.

Янине пришлось заказывать корм для своих животных в частной фирме. Там он стоил значительно дороже — каждый месяц нужно было отдавать около 1500 рублей.

— Таких денег у меня нет, поэтому в любой день мои собаки могут начать голодать, — жаловалась девушка.

После публикации статьи наши читатели прониклись историей приюта и начали помогать — кто деньгами, кто кормом.

— Я не ожидала такого колоссального отклика. Мне казалось, что телефон не выдержит нагрузки от потока звонков и сообщений и просто умрет. Приходилось не спать ночами, чтобы всем ответить, — говорит Янина. — Благодаря поддержке людей мы собрали двухмесячный запас сухого корма и консерв. А одно частное предприятие из Брестской области отгрузило нам около тонны субпродуктов. И это все не считая тех денег, что нам пожертвовали. Жаль, никто так и не решился взять к себе хоть одну собаку, но мы все равно счастливы.

Если у вас тоже есть история, которой вы хотите поделиться, пишите на почту daa@onliner.by.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Анастасия Данилович. Фото: архив Onliner