860
04 февраля 2020 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Максим Тарналицкий

Мы нашли минчанку, которая 15 лет живет в подвале. Там у нее квартира

Эта квартира уходит в землю на 172 см. Примерно до такой отметки обычно роют погреба и выгребные ямы. Если человек среднего роста станет на дно такой ямы или погреба, его макушка даже не покажется из-под земли. Пятнадцать лет Мария Дмитриевна считала свою квартиру на Щербакова цокольной, но мы убеждены, что это подвал.

Квартира, о которой идет речь, находится в доме 1947 года постройки. По словам Марии Дмитриевны, раньше он был общежитием Тракторного завода, а потом его перестроили и сделали многоквартирным. Жилье на цокольном этаже выделялось как служебное работникам ЖЭСа. Но, видимо, за 72 года, минувших с момента постройки, дом дал сильную усадку, в результате чего цокольная квартира стала подвальной. При высоте потолка около 280 см квартира Марии Дмитриевны на 172 см уходит в грунт.

Квартира в подвале для Минска — явление невозможное, если обратиться к нормам жилищного права. А вот цокольные квартиры — не очень большая редкость. Они строились во времена СССР и выделялись коммунальщикам по остаточному принципу. Никто не ведет учет таких квартир, но несколько из них находятся в районе улиц Волоха и Карла Либкнехта — их окна растут прямо из земли. У Марии Дмитриевны ситуация куда красноречивее — бóльшая часть окна погружена в землю.

Хозяйка не прячется за плотными шторами, как другие жители цокольных этажей, ведь через решетку, которой закрыт приямок, все равно не разглядеть, что делается в квартире. Да и дневной свет в положении Марии Дмитриевны — слишком ценный ресурс.

В свою необычную квартиру жильцы попадают через общий подъезд. Распахиваешь дверь — и будто сразу оказываешься на втором этаже: одна лестница ведет вверх, другая — вниз. Внизу — просторный холл на четыре квартиры и один теплоузел. Квартира Марии Дмитриевны — самая глубокая.

— А бывает, чтобы солнце светило в окна?

— В окна? Вы что, смеетесь? — удивляется хозяйка и сама начинает хохотать. — Мы не знаем, что такое солнце! А после его захода здесь наступает полная тьма. Хотя на первых этажах очертания комнат видны нормально, ведь на улице светят фонари. А здесь темнота такая, что хоть глаз выколи: идешь в туалет — боишься звездануться.

Мария Дмитриевна — вдова. Пару лет назад ее муж, получивший эту квартиру за работу в ЖЭСе, самовольно ушел из жизни. Известно, что длительный недостаток солнца приводит к депрессии, и не исключено, что проживание под землей сыграло злую шутку с психическим здоровьем мужчины. Нынешнюю владелицу квартиры отсутствие света почти не тревожит. Больше беспокоит сырость, из-за которой от стен отваливаются обои со штукатуркой, а подоконник вздулся, как ошпаренный.

Сколько может стоить такая квартира? Полгода назад Мария Дмитриевна выкупила ½ доли у другого наследника за $6000. Правда, признается, что уговорить продавца на такую сделку было непросто.

Женщина живет в этой квартире вместе со своим сыном. Комната у него своеобразная — совсем без окна.

— По документам это даже не комната. Официально у нас однокомнатная квартира, а это... — и хозяйка замолкает, не в силах найти подходящее слово.

Цоколь или подвал?

Ситуацию с нормами, согласно которым Мария Дмитриевна все-таки живет в подвале, а не в цоколе, прокомментировал Андрей Маковский, архитектор студии Zrobym-architects:

— Подвал — это помещение, которое больше чем наполовину находится под землей. Помещение, на 60% заглубленное под землю, даже при наличии окон считается подвалом, а в подвале априори не может быть квартир. Если помещение числится при этом цокольным, можно провести экспертизу, которая признает его подвалом. Как следствие — квартира будет признана непригодной для проживания и переведена в нежилой фонд.

Что касается цоколя, то там могут находиться квартиры, но по нормам соотношение площади пола к площади окна в цокольном помещении должно быть как минимум 1:8. То есть площадь остекления должна составлять как минимум 12,5% от площади пола. При наличии приямка та часть окна, которая находится под землей, тоже учитывается в этих подсчетах.

Комментарий ЖКХ Партизанского района

Квартира на Щербакова давно не дает покоя местным коммунальщикам, поэтому в ЖКХ Партизанского района о ней наслышаны. Но на предмет «подвальности» помещение пока не исследовали.

— По документам на сегодняшний день квартира числится как жилое помещение на цокольном этаже. Насколько оно заглублено под землю, является ли подвальным — мы этот вопрос не изучали, поскольку перед нами он не стоял, — комментирует Виталий Быховцев, директор ЖКХ Партизанского района.

— Если помещение будет признано подвальным и квартира окажется непригодной для проживания, то по закону собственнице должно быть предоставлено другое жилье. Но такие вопросы не входят в компетенцию районного ЖКХ. Мы вышли с инициативой на районную администрацию, и до среды они постараются изучить это помещение с точки зрения того, где оно находится: в цоколе или подвале, — добавил собеседник.

— Что касается сырости, то в конце 2018 года специалисты нашего ЖЭУ отремонтировали приямки, сделали гидроизоляцию квартиры, но эти мероприятия не привели к должному результату. Поэтому в декабре была проведена экспертиза, которая установила, что возникновение сырости на поверхности наружной стены в квартире связано с некачественно выполненными работами по водоотведению от стен зданий, недостаточным поперечным уклоном отмостки от наружных стен, отсутствием дренажных отверстий в приямках, отсутствием вертикальной гидроизоляции стены, расположенной ниже уровня планировочной отметки. Нам предстоит все это исправить, — пояснил директор ЖКХ Партизанского района.

Читайте также:

Минус первый этаж. Минчане о жизни в цоколе и виде из окон на подошвы прохожих

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Максим Тарналицкий
Без комментариев