29 122
09 декабря 2020 в 16:25
Автор: Оксана Красовская. Фото: архив Onliner

Застройщик умер, долгострой стоит. Минчане, пять лет ждущие свои квартиры, просят город не забирать у них «соцметры»

Быть держателем жилищных облигаций в Беларуси — все равно что играть в русскую рулетку: шанс нарваться на долгострой небольшой, но всегда есть. Каково это — пять лет ждать полностью оплаченное жилье, могут рассказать сотни минчан, вложивших деньги в строительство квартир на улице Быховской. Два стильных столбика кирпичного цвета — очередной символ бардака в строительной отрасли и бесправного положения простого человека. В конце ноября первый подъезд многострадального ЖК все-таки сдали, без доплат со стороны людей не обошлось. Теперь будущие жильцы второго подъезда ломают голову над тем, каким образом им завершить строительство своих метров и наконец заняться их ремонтом. И люди нашли выход, правда, городские власти такой вариант не устраивает.

Застройщика больше нет в живых. Что делать?

Этот год принес белорусам большие потрясения. У будущих жителей ЖК на Быховской помимо общебелорусского списка появились и личные дополнения: не так давно после болезни скончался Равиль Мусин — человек, который завел всю эту стройку и обещал обязательно довести до конца. По сути, люди остались один на один с проблемами.

Сейчас мы только и делаем, что заново оплачиваем свои метры, — рассказывает одна из «вечных» новоселов Надежда. — Еще в начале осени, когда застройщик был в добром здравии, у нас прошла большая встреча, в которой приняли участие в том числе представители администрации района. Тогда Мусиным были озвучены суммы, которые необходимы, чтобы завершить строительство жилой части дома. И держатели облигаций согласились внести доплаты.

Минчане изучили предоставленную смету и пришли к выводу, что многих позиций в ней не хватает — «у застройщика с математикой было не очень хорошо». Поняв, что данные весьма приблизительные, люди доработали список, перепроверили цены и вывели уже более-менее похожую на настоящую цифру. По итогу получилось, что каждая квартира, в зависимости от метража, должна дополнительно внести от 7000 до 16 000 рублей.

— Конечно, это большие деньги. Даже минимальная сумма в 7000 рублей — это почти год жизни на съемной квартире. Но с другой стороны, вариантов у нас нет: если не доплатим сейчас, дом будет еще пять лет стоять без движения. А если нас передадут УКСу, то счета будут гораздо тяжелее. В общем, из 106 квартир 98 согласились вносить дополнительные суммы.

Так как счета «Апреля» арестованы, переводить деньги на них бессмысленно, приставы моментально заберут эти средства, чтобы перечислить кредиторам. Мы же хотим достроить свои квартиры, а не погашать долги застройщика. Поэтому мы платим напрямую поставщикам и субподрядчикам. Это сложно, требует большой самоорганизации и шагов навстречу со стороны поставщиков. Но пока все получается.

Жалко только, что некоторые соседи, изначально согласившиеся на доплаты, когда дело дошло до необходимости вносить средства, стали отказываться от своих слов. Пользуясь случаем, я хочу попросить товарищей по несчастью: давайте вместе достроим дом! Всем тяжело, у всех дети, долги, болезни, съемные квартиры. Но рассчитывать нам не на кого, застройщика уже нет в живых, и никому, кроме нас самих, мы не нужны.

Выход есть

Надежда рассказывает, что даже доработанная держателями облигаций смета неидеальна — то и дело всплывают какие-то скрытые косяки в стройке либо появляются дополнительные расходы, которые застройщик изначально не указал. Суммы растут.

— Уже сейчас понятно, что денег на завершение строительства не хватает. Тянуть из людей последние силы — тоже не дело. Мы начали искать варианты решения вопроса. И нашли. Да, застройщик гол как сокол — кроме стола и стула, у него ничего нет. Но зато в нашем доме есть «соцквартиры» — жилье, которое возводится застройщиком и передается городу в счет усредненной нормы сноса. Так почему бы эти квартиры не продать по рыночной цене, а вырученные средства пустить на достраивание дома. В нашем столбике четыре такие квартиры, и три из них уже отремонтированы за наш счет: ламинат, обои, плитка, сантехника — все куплено и установлено.

Более того, в Минске уже были такие случаи (и не единожды), когда застройщиков освобождали от усредненной нормы сноса для покрытия дефицита средств на стройку. В 2011 году, когда резко вырос курс доллара, это практиковалось регулярно. Чем мы хуже, почему бы подобным образом не решить вопрос с еще одним долгостроем?

Мы уже обратились в Мингорисполком с такой просьбой, однако в ответ пришел отказ. Мол, наш дом строился без господдержки, поэтому не положено. Но ведь какая разница — с ней или без, у нас каждая вторая семья стоит в очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий, есть многодетные, инвалиды. Просто люди не стали ждать, когда государство позовет строиться, а решали вопрос своими силами. Ну почему городу не пойти нам навстречу? Пусть не все четыре квартиры, но хотя бы одну. Должна же быть какая-то помощь народу, не по своей вине попавшему в сложную ситуацию. И потом, у застройщика есть недостроенная база отдыха — отдайте нам квартиры, а после сдачи дома забирайте этот актив, — рассуждает Надежда.

Кто оплатил снос усадеб?

Дольщики попытались еще раз разослать письма со своим предложением, но снова получили отказы — нужна исключительная ситуация. Хотя казалось бы: куда уж исключительнее, если высотка строится пять лет, а застройщик (он же директор и учредитель) и вовсе умер. Тогда минчане стали поднимать документы — все, что можно было найти, начиная с момента проектирования дома. И выяснили любопытное.

— Согласно закону (то самое постановление Совмина №542 от 25.04.2009, на которое ссылается Мингорисполком) освобождение от усредненной нормы сноса возможно в том числе в случае, если застройщик, получая участок, занимался расселением сносимых домов частного сектора за свой счет, — уточняет минчанка. — Нам, конечно же, отвечают, что это не про нас, мол, расселением занимался Мингорисполком. И именно поэтому он вправе взять себе эти четыре квартиры.

Однако мы обнаружили, что в 2012 году вышло интервью с замдиректора застройщика, которая рассказывает, что именно они расселяли частный сектор в районе улицы Воронянского, подготавливая площадку для строительства. К тому же среди наших жильцов есть старожилы района, и они помнят, что усадьбы расселял именно застройщик. Чтобы удостовериться в правдивости слов, мы побеседовали с жильцами уцелевших домов, которые окружают нашу стройку, и те подтвердили эту информацию. Получается, в 2012—2015 годах компания уже оплатила отселение…

Скриншот с сайта belmarket.by

Конечно, сомневаться можно во всем, и уж тем более в устных высказываниях старожилов района. Но к этим словам держатели облигаций нашли письменное подтверждение. Так, в решении №3120 от 11 октября 2012 года говорится, что собственникам усадеб, на месте которых будет построен дом №16 по генплану по улице Быховской, «в месячный срок со дня получения выписки из решения необходимо направить в общество с ограниченной ответственностью „Архитектурная мастерская «Апрель»“ заявление с указанием одного из вариантов реализации прав собственников объектов недвижимого имущества, подлежащих сносу».

А три года спустя в решении Мингорисполкома №779 от 2 апреля 2015 года сказано «принять к сведению информацию заказчика (это „Архитектурная мастерская «Апрель»“. — Прим. Onliner), что имущественные права граждан <…> реализованы путем выплаты денежной компенсации и предоставления в собственность квартир типовых потребительских качеств.

— Получается, на снос частного сектора и отселение людей тратились наши деньги, а спустя пять лет мы в ступоре из-за нехватки средств. Так еще и соцквартиры, которые решили бы вопрос с нехваткой средств, отдают городу. Почему мы по два раза платим за одно и то же? — задается вопросом минчанка, которая рассчитывает, что городские власти услышат мольбы сотен людей о помощи.


Все эти бюрократически штучки — очень тонкий момент: в одних документах зашифрованы другие, а открытый доступ есть далеко не ко всем. Поэтому, чтобы прояснить вопрос, кто же проводил отселение и должен ли застройщик отдавать квартиры городу, даже если расселял частный сектор за свой счет, мы отправили запрос в Мингорисполком. Как только получим официальное объяснение, мы его опубликуем.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Оксана Красовская. Фото: архив Onliner
Без комментариев