Сегодня в Беларуси официально запускают АЭС. Объясняем, что это для нас значит

319
07 ноября 2020 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Влад Борисевич

Сегодня в Беларуси официально запускают АЭС. Объясняем, что это для нас значит

Первая электроэнергия от Белорусской АЭС побежала по проводам еще 3 ноября, однако официальное открытие назначили лишь на 7-е — по старой привычке. С этого момента мы официально стали страной, использующей мирный атом. Самый масштабный и громкий проект последних лет вызвал много споров и обсуждений, но на некоторые вопросы ответов нет и сейчас. Сегодня вместе со специалистом в области энергетики и популяризатором науки Андреем Косько мы пробуем ответить на некоторые из них. Что для нас значит запуск АЭС — в этом материале.

АЭС опять запустили? Это уже в который раз?

  • Во второй, а может, и в третий — смотря как считать.
  • Сперва состоялся физический пуск, когда в реактор начали загружать ядерное топливо.
  • 3 ноября — энергетический. То есть АЭС начала выдавать первую электроэнергию.
  • Сегодня же дается официальный старт: наверное, будет красная ленточка, выступление Лукашенко и много официальных заявлений.

С этого момента мощность будет постепенно повышаться, пока мы не выйдем на запланированный уровень. Когда именно это случится — пока неизвестно. Параллельно у нас ведутся работы на втором энергоблоке. Он должен пройти такой же путь. Его начнут вводить в эксплуатацию в 2022 году.

Сколько мы потратили?  

На 90% атомная станция и вся инфраструктура вокруг нее построены за счет российского кредита. Это 10 млрд долларов. По договору оставшиеся 10% мы должны вложить из собственного бюджета. Для нашей страны это очень большие деньги. Изначально условия кредита были не самыми выгодными для Беларуси, но позже в договор внесли изменения.

Отдавать долг мы начнем в 2023 году. Кредит под 3,3% годовых будет выплачиваться 15 лет равными частями раз в полгода.

Когда станция окупится? 

Это сложный вопрос, точного ответа на который пока нет ни у государства, ни у независимых экономистов. Официальный срок службы Белорусской АЭС — 60 лет, однако работать она может и дольше (такие примеры есть, и их немало). По разным оценкам, окупится станция примерно за 15—20 лет в зависимости от цен на газ, правильного распределения электроэнергии и многих других факторов.

Это не так уж плохо — именно столько мы будем выплачивать кредит, а разбежка между сроком службы и сроком окупаемости довольно большая (это главное правило экономики в данном случае).

Однако все упирается в бизнес-модель. Эффективность любого объекта — вне зависимости от того, энергетический он или технологический, — зависит от того, как хорошо он вписан в социальные и экономические реалии. Даже самая лучшая АЭС может работать неэффективно, если хорошо постараться. И наоборот.

Почему правительство не показывает нам расчеты и не говорит о реальной выгоде? Может, цифры не очень красивые? 

Вполне возможно. Или же власти просто не считают нужным отчитываться перед людьми. Но вероятнее всего, точных расчетов до сих пор нет, а сценарии развития переписываются чуть ли не каждый месяц (в этом мире все меняется слишком быстро).

К тому же посчитать что-то довольно проблематично. Например, потому, что отдавать кредит мы будем в валюте, а как минимум основную часть полученной электроэнергии распределять внутри страны — то есть за рубли. А про инфляцию белорусам рассказывать не стоит — они сами кому хочешь расскажут.

Куда мы будем девать полученную электроэнергию? 

Это еще один сложный вопрос, ответа на который мы не знаем (надеемся, у правительства есть четкий план). В скором времени мы будем получать довольно большой объем энергии: примерно 25% от общей мощности страны. Причем работает АЭС всегда на одной мощности: ее нельзя снизить, как в духовке. Литва от нашей энергии отказалась, у России своей хватает, Украина пока покупает, но однажды может перестать. Еще часть этой своеобразной продукции продается через биржи, но этого мало.

Несмотря на все это, Андрей Косько в этом проблемы не видит — по его мнению, это скорее возможность: переживать о профиците — это как волноваться о слишком хорошем урожае яблок. Поскольку электроэнергия на сегодня — самый емкий и цивилизованный вид энергии, применять ее можно во всех отраслях.

Например, если найдем хорошего инвестора, можно построить огромные майнинговые фермы и буквально производить деньги.

И это не шутка — такой вариант всерьез рассматривался нашими властями. В общем, тут все будет зависеть от сообразительности людей наверху.

Есть мнение, что нам не нужна такая большая станция. Что говорят эксперты?

Косько согласен. Он считает, что второй реактор был нам ни к чему, но теперь кулаками махать слишком поздно. В то же время Лукашенко заявил (это случилось уже после нашего интервью), что нам не помешает и еще одна станция. Хотя всерьез такой вариант пока никто, кажется, не обдумывает.

Экоактивисты говорят, что станцию дешевле закрыть, чем продолжать стройку. В этом есть смысл? 

Нет. Кредит нам отдавать все равно придется, а деньги отбивать как-то надо.

Станция окупится бог знает когда. А сейчас мы хоть какую-то выгоду получим? 

Денег пока не получим и еще много лет будем их тратить — это проект на далекую перспективу. Но уже в ближайшее время начнем получать пользу экологическую: будем жечь намного меньше газа. Это обязательство мы взяли на себя, подписав Парижское соглашение. Мы бы могли прийти к этому и за счет возобновляемых источников энергии, но с ними сложнее (хотя с этим утверждением многие экологи категорически не согласятся).

Что с безопасностью? 

После чернобыльской трагедии наши люди боятся атомной энергетики. Это нормально, и с этим ничего не поделаешь. Но Косько уверен, что выводам МАГАТЭ можно доверять. У многих экоактивистов другое мнение, но, чтобы рассуждать об этом, мы не компетентны. К тому же станция уже запущена, и говорить об этом нет никакого смысла.

Жировки могут потяжелеть? Это правда?  

Могут. Недавно на сайте сообщества «Экодом» появилось исследование, авторы которого приходят к выводу, что наши жировки могут потяжелеть в полтора-два раза. Андрей с таким заключением согласен не в полной мере, но не отрицает, что цены могут вырасти.

По его словам, попытки что-то считать в текущей ситуации — гадание на кофейной гуще. Хотя бы потому, что у нас нет рынка электроэнергии. С одной стороны, себестоимость электроэнергии, производимой АЭС, считается самой низкой в мире. С другой — есть серьезный кредит, субсидирование тарифов, разница курсов, меняющаяся стоимость газа, модернизация энергосистемы — посчитать все это, вероятно, просто невозможно.

В общем, даже предполагать, что будет с тарифами после выхода на полную мощность, практически нереально: они регулируются государством, которое может их увеличить или же субсидировать.

Появление АЭС — это благо или бремя? 

На этот счет есть разные мнения. Экоактивисты уверены, что это большая ошибка. Энергетики (в том числе и независимые) считают, что у «атомки» огромный потенциал. С первой позицией все знакомы с первых дней стройки — люди боятся аварии, считают такого гиганта слишком дорогим и несвоевременным, а еще устаревшим и просто ненужным. Аргументы второй стороны чуть сложнее.

Андрей считает, что строительство АЭС — это крутой якорь для нашей энергобезопасности: мы можем составлять бизнес-планы на пять лет вперед и не бояться, что нам перекроют газовый вентиль. А это большое дело. К тому же мы начинаем развивать новую отрасль, в которой можно совершенствоваться до бесконечности. Да и как минимум жители Островца довольны: город явно прокачался за эти годы и будет дальше идти вперед.

Правда, что весь мир закрывает АЭС?  

Нет. От АЭС в основном отказываются те страны, которые уже получили с нее какой-то профицит. Например, Германия, развитие которой не один десяток лет было связано с атомной энергетикой.

Сейчас, например, атомная станция строится в Англии. В США и Польше — планируется. В Южной Корее — давно используются, там даже не мыслят от них отказываться.

Не слишком ли много похвалы для одной АЭС? 

Да, многовато. Но Косько — энергетик, он иначе не может. Посему хорошо бы послушать экологов, которые как раз довольно громко высказались совсем недавно: они составили обращение с просьбой остановить запуск АЭС в связи с политической ситуацией в стране. А до этого опубликовали исследование, которое мы слегка зацепили в разговоре с Андреем. В публикации «зеленые» утверждают, что дополнительные расходы для экономики составят до $481 млн в год. Вот аргументы авторов исследования:

— Кроме значительного удорожания производства электричества в энергосистеме Беларуси (БелАЭС после вывода на полную мощность будет генерировать 40—50% энергии страны), функционирование станции приведет к неоптимальной работе сектора газовой генерации. В Беларуси нет никакого дефицита генерирующих мощностей, поэтому придется сократить на 40% производство в традиционной газовой энергетике (в некоторых ее частях на 70%) без закрытия станций — для АЭС нужен «горячий резерв». Все это приведет к удорожанию электроэнергии из газа на 25% (с 4 до 5 центов). Таковы технологические последствия включения в белорусскую энергосистему атомного монстра, адаптация существующей инфраструктуры к которому уже стоила более миллиарда долларов.

После вывода АЭС на расчетную мощность белорусская энергосистема будет технологически малопригодна для включения в нее возобновляемых источников энергии (ВИЭ — главным образом ветро- и солнечной генерации) в больших объемах. А лучшие из ВИЭ уже сегодня существенно дешевле АЭС по себестоимости производимого электричества и сравнялись со стоимостью газовой генерации.

Сейчас же мы видим, что атомная электроэнергия будет стоить 10 центов, а себестоимость электроэнергии в сети в целом не снизится, а увеличится с 4 центов до 7,26, то есть в 1,8 раза.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Влад Борисевич