Могут позавидовать даже города. Репортаж из идеальной советской деревни, появившейся на болоте

0
07 октября 2020 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий

Могут позавидовать даже города. Репортаж из идеальной советской деревни, появившейся на болоте

Вдоль заросшего берега Оресы пролетел хищник. Своим мощным клювом он начертил границу между каменным городом и островом, появившимся на месте вязкого болота. Теперь там хищнику делать нечего: вокруг только пахнущий пылью асфальт, старый мост, караван велосипедов и потрескавшаяся, как солигорские терриконы, табличка с кривой детской подписью «Страна чудес». Дети не врут — когда-то здесь действительно произошло чудо: из-под земли вырос холм с богатствами, которые не снились многим белорусским городам. Едем в идеальную советскую деревню, появившуюся из ничего.

Легенда

Говорят, этому хищнику триста лет. Он был проклят за то, что не любил свои земли, и обречен вечно кружить над ними, чтобы смотреть, как все вокруг рождается и умирает.

Три сотни лет назад здесь бурлили болота, по скользким веткам ползали гады, а из кустов вырывались армии москитов.

Сто лет назад на небольших островках чернели от времени избы, из труб шел дым, а по каналам ходили редкие лодки.

Пятьдесят лет назад из болота выросла большая деревня, которая стала прообразом современных агрогородков. Это было идеальное советское село, в котором есть все, что нужно для жизни современного человека тех времен. Так началась новая история, за которой хищник все еще вынужден наблюдать.

Идеальная деревня

Нашу молодежь так давно стараются завлечь в сельскую местность, что она успела постареть в городах. «Год малой родины» длится почти три (начался в 2018-м), белорусам обещают льготы, подарки, сюрпризы и вечную молодость, но деревни продолжают умирать. Кажется, что разговоры об этом длятся уже двадцать шесть лет, но на самом деле началось все гораздо раньше: термин «агрогородок» звучал еще в начале 1950-х.

Тогда в большинстве белорусских деревень проживало меньше 100 жителей, а к одному колхозу могло относиться по десять и даже двадцать населенных пунктов. Это влекло за собой ряд проблем: мелкие фермерские хозяйства не позволяли добиться низкой себестоимости товаров, а привести такие деревушки в порядок было практически невозможно. В связи с этим партийное руководство решило менять концепцию и активнее заниматься сельской архитектурой.

В середине 1960-х для этой задачи был привлечен архитектор Георгий Заборский, которого вы можете знать по зданию Суворовского училища, аэровокзала Минск-1 и обелиска на площади Победы в Минске. Вместе с рядом ведущих специалистов Заборский должен был спроектировать новую советскую деревню: удобную для жизни, художественно выразительную и экономически продуктивную. В числе таких был и поселок Сорочи, на въезде в который мы сейчас находимся.

Островки

Былі тут калісьці

Багнішчы-балоты,

Ў дрыгве прэла лісьце,

Асокі, чароты...

Так Янка Купала писал о жизни этих краев. В районе Любани в то время были лишь болота и небольшие возвышенности, на которых разворачивались микродеревеньки. Чтобы местных жителей не пришлось расселять, островки решили оставить на месте, а новый агрогородок построить с нуля.

В 1966 году на Оресе была построена плотина для орошения 650 гектаров и увлажнения приблизительно 43 гектаров сельхозугодий. Благодаря этому у нас появилось знаменитое Любанское водохранилище, а на мелиорированных землях началось строительство села Сорочи.

Работу над этим проектом какое-то время вела дочь Заборского — Елена, однако закончить ее женщина не смогла: вместе с супругом она погибла в автокатастрофе. Георгий Владимирович посчитал своим долгом продолжить дело дочери и довел проект до ума.

Свой бассейн и ресторан

Сегодня Сорочи больше похожи на небольшой городок или даже на райцентр, чем на белорусскую деревню. На въезде гостей встречает огромный памятник Победы и внушительный дом культуры с национальным орнаментом в оформлении. Для автомобилей организовано круговое движение.

В доме культуры работает бассейн, чем может похвастаться не каждый белорусский город. А рядом плавают рыбки в искусственном пруду.

Из-за сложностей с рельефом Заборский предложил увеличить этажность построек: так в деревне появились двух-, трех- и даже четырехэтажные дома. У зодчего был свой взгляд на сельскую архитектуру. Георгий Владимирович считал, что село не может быть уменьшенной копией городской застройки, а потому пытался разработать уникальную концепцию.

С возникновением населенных пунктов такого рода там появлялись и представители новых специальностей: работники культуры, преподаватели, инженеры. У некоторых из них не было опыта деревенской жизни, а потому Заборский считал своим долгом создать комфортные условия и для приезжих. Так здесь появились симпатичные многоквартирные домики (вид которых, однако, со временем крепко пострадал от разномастного подхода к ремонту).

Местами коммунальщики стараются вернуть постройкам приличный вид. В некоторых домах, например, недавно поставили окна с одинаковыми рамами.

Местные тоже стараются и высаживают клумбы.

А во дворах растят пышные огороды и даже держат живность. «Появление вычислительной машины в колхозе не отменяет наличие фермы, но это уже должна быть иная ферма», — цитируют зодчего авторы книги «Имя на площади Победы».

В Сорочах есть ресторан с панорамным остеклением.

А еще — нетиповые сад и школа. Ухоженность школьного двора заслуживает премии.

Порой сложные жилые дома соседствуют с новостроями. Из концепции они, конечно, выбиваются, но без них никуда.

Не так давно в Сорочи пришел «Евроопт» — теперь местным не нужно ездить за продуктами в Любань. Хотя до города отсюда можно дойти пешком и даже доехать на «Яндекс.Такси».

Люди с фотоаппаратами у местных вызывают удивление: туристы здесь бывают нечасто. Хотя о том, что здесь экспериментальный агрогородок, тут знают все. И ценят это.

— У нас очень классный поселок. Где вы еще такой видели? Даже в Любани не так хорошо, как у нас, — говорит нам женщина, выходящая из ворот дома культуры. — Конечно, где-то у коммунальщиков денег нет, где-то не чинят что-то, но в целом у нас все довольны.

А вот с работой дела обстоят так же сложно, как и в других миниатюрных населенных пунктах. Любань богатыми производствами не славится, а больше поблизости ничего и нет.

— У нас многие в Солигорск ездят. Туда где-то час добираться или чуть меньше. Там деньги есть. А у нас для мужчин ничего особо и не найти. Молодежь обычно в Минск уезжает, но, вы знаете, сейчас очень многие возвращаются, — рассказывает Тамара, молодая мама с коляской. — В Минске на квартиру тяжело накопить, а у нас можно и за $10 000 купить. Куда проще! Вот народ денег соберет, покатается, а потом здесь уже семью заводит.

Вы же посмотрите, как у нас тихо, как аккуратно, как красиво. Вот окна заменят, капремонт проведут — и живи себе, детей расти.


Кроме Сорочей, в БССР было еще три показательных села, которые любили ставить в пример: это Мышковичи Кировского района, Вертелишки Гродненского и Малеч Березовского. В свое время на их создание не пожалели ни сил, ни денег. Казалось, что эксперимент закончился удачно: причастные к созданию этих сел даже получили важные государственные премии. Однако дальше дело не пошло, и агрогородков такого масштаба в Беларуси больше не строили. Да и об этих вспоминают нечасто.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий
Без комментариев