Красивые цифры или дети? Многодетная семья впятером ютится в 17-метровой комнате, но на очередь нуждающихся стать не может

0
02 сентября 2020 в 8:00
Автор: Оксана Красовская

Красивые цифры или дети? Многодетная семья впятером ютится в 17-метровой комнате, но на очередь нуждающихся стать не может

Принято считать, что многодетным легко и привольно живется в Беларуси. В умах большинства крепко-накрепко засела мысль, будто со всех сторон на большие семьи падают льготы, почет и уважение. А вишенкой на торте в и без того безмятежном существовании становится «раздача» квартир: мол, только родил третьего — получи просторное жилье. Однако, как показывает жизнь, теория сильно отличается от практики. В «особых» очередях многодетные родители порой стоят годами. А в иных случаях особо невезучие даже попасть на «спецучет» не могут. Историей, в которой по бумагам все обеспечены метрами даже сверх нормы, а по факту жить негде, с Onliner поделилась Вероника.

Регистрация, которая все испортила

— Уже просто не могу молчать, — начинает разговор многодетная мама, оказавшаяся в тупиковой ситуации. — Со всех сторон только и слышишь: помощь, льготы, поддержка. По факту же я не могу решить самый главный вопрос — вопрос жилья. Меня отфутболивают из всех кабинетов, даже не пытаясь разобраться в конкретной ситуации и ее нюансах.

Впервые мамой Вероника стала в 2005 году, в 19 лет. Приехала учиться в Минск из Березинского района, встретила парня, полюбила, и вот уже свежеиспеченная пара, сама не успев оглянуться, идет в загс. Молодую жену и новорожденного сына без вопросов зарегистрировали в столице — благо у свекра имелась квартира. «Четырешка» в Сухарево площадью 82 «квадрата» — жить бы да радоваться.

Снимок носит иллюстративный характер

— Квартира действительно просторная и светлая, но... социальная. Ее выделили свекру по болезни — у него была открытая форма туберкулеза. Поэтому все без исключения проживали в ней на птичьих правах: продлят / не продлят договор — никто же не знает. Может, попросят завтра освободить «квадраты».

Впрочем, пока крыша над головой есть, о плохом не думается. Три года спустя у пары рождается второй ребенок — девочка. Семья по-прежнему живет в «четырешке» — с одним работающим «не наснимаешься».

— В 2014 году свекр умерДумали, что после этого нас всех попросят на улицу, но нет — период проживания продлили до 2024-го. Правда, что будет после этой даты — совершенно непонятно. Законы могут сто раз поменяться, и если сегодня ты уверен в том, что у тебя есть дом, завтра может оказаться, что это совсем не так. И претензии не предъявишь — того, кому выделяли жилье, уже нет в живых. А мы все — никто.

Льготы положены, но...

— К 2015 году наши с мужем отношения совсем разладились, поэтому я решила, что стоит пожить отдельно. Забрала детей и уехала к маме, которая на тот момент жила в Минске в квартире отчима. С супругом договорились так — я с него не требую алименты, а он в свою очередь не предпринимает попыток нас выписать, — вспоминает события недавнего прошлого Вероника.

Разъехавшись с мужем, минчанка встретила другого мужчину. Отношения складывались хорошо, поэтому вместе с детьми она переехала в «двушку» к пока еще сожителю. Впрочем, квартира была не полностью в их распоряжении — родители жениха занимали свою комнату. Поэтому четверке, наполовину состоящей из подросших детей, довелось обживать всего 17 метров.

В 2016-м у Вероники рождается третий ребенок — девочка. Официально — многодетная мама. Как говорится, положены льготы и подарки. Минчанка решила ими воспользоваться — не зря же по телевизору столько говорят о помощи.

— Пошла в исполком, начала консультироваться со специалистами по жилищным вопросам — все-таки нас пятеро в одной комнате (дочку зарегистрировали в новой квартире). Считай, друг у друга на головах живем. Плюс атмосфера в доме нездоровая — свекр выпивает, начинаются скандалы, ругань. Дети все это видят.

Сначала мне открыто предложили родить четвертого ребенка, мол, тогда вопрос будет решаться быстрее. Но я им объяснила: проблема даже не в том, чтобы купить еду и одежду, мне банально положить младенца некуда! Места нет.

Тогда специалисты посоветовали оформить отношения с отцом младшей дочери (хотя я не хотела, так как первого брака хватило с головой), прописаться к нему в квартиру самой и прописать своих детей.

Однако когда Вероника последовала бюрократическим советам, которые должны были привести к постановке на очередь многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, все пошло не по плану.

— Собрала документы, подала в «Одно окно» исполкома Фрунзенского района, а в ответ получила отказ. И почему? Потому что я якобы ухудшила жилищные условия. Это, простите, как?! Двое детей и я были прописаны в социальном жилье, на которое не имели никакого права и с которым неизвестно что будет завтра. У меня другая семья, так почему ухудшением считается выписка с жилплощади бывшего мужа и регистрация в квартире нынешнего? По-моему, это, наоборот, нормально. Семья должна жить и числиться под одной крышей.

В решении исполкома так и написано: «Отказать в принятии на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий <...> в связи с ухудшением жилищных условий путем вселения в жилое помещение. Имела до 20.05.2020 в пользовании в Минске жилое помещение, в котором обеспеченность общей площадью жилого помещения превышала 10 кв. метров на одного человека <...>. Принять к сведению, что граждане, ухудшившие свои жилищные условия, не принимаются на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в течение пяти лет со дня ухудшения жилищных условий».

Решение Фрунзенского исполкома минчанка попыталась обжаловать в Мингорисполкоме, но и оттуда пришел неутешительный ответ: вам отказано, обращайтесь через пять лет. И чтобы Вероника никого больше не «бомбардировала» письмами, для нее сделали «арифметическую раскладку» по людям и метрам.

Что важнее — дети или цифры?

— Если смотреть на ситуацию чисто из кабинетов, то все сходится — раньше метров было больше, теперь стало меньше. Но кто будет изучать корень проблемы? Просторное жилье — это социальное жилье, формально дети разбросаны по разным квартирам (что тоже ненормально), а по факту мы впятером живем в одной комнате.

Переехать все вместе в «четырешку» также не можем — ну как жить двум мужчинам в пределах одной квартиры?

Плюс бывший муж уже с новой женщиной, они беспробудно пьют, имеют огромные долги за «коммуналку», даже газ там отключен. Это уже не квартира, а притон. Туда милиция через день ходит. К тому же «четырешку» нельзя продать, обменять и так далее — социальная же.

Хоть бы пришла какая комиссия и посмотрела, как мы живем. Я же не махинации проворачиваю: дети ходят в школу по этому адресу, обслуживаются в поликлинике здесь же. К квартире в Сухарево мы давно не имеем никакого отношения. Вам любой сосед подтвердит, что мы здесь постоянно живем.

Где настоящая забота о детях? Где все эти обещания поддерживать многодетные семьи? Или за бумажками мы людей уже не видим? Главное, чтобы по цифрам и метражу все сходилось, а как в реальности — не важно?!

Мы простые рабочие люди. Зарплаты не позволяют купить или построить жилье на общих основаниях. Муж работает на двух работах и получает тысячу рублей, у меня заработок — 750—850 рублей. А детей трое — и каждому надо купить все, чтобы он был не хуже остальных. Конечно, мы смотрели варианты, узнавали про кредиты. Но как ни крути, даже если приобретать «однушку», в месяц придется отдавать рублей 800. А жить с чего? Безусловно, «многодетная» очередь и поддержка в виде субсидий, кредита и так далее нам очень помогла бы.

Судиться с государством? Не уверена, что из этого что-то путное выйдет. Обращаться через пять лет? А как жить сейчас? Да и старшему сыну к тому моменту будет уже 20 лет — семья перестанет быть многодетной. Понятия не имею, что дальше делать, — недоумевает минчанка.

Ответы из исполкома Фрунзенского района и Мингорисполкома вполне понятны: раз метров на душу стало меньше, значит, человек сознательно ухудшил свои жилищные условия. Господдержки в ближайшее время не видать. И в довершение: «исключительный порядок решения подобных вопросов законодательством не предусмотрен».

И действительно, ни в одном законодательном акте не написано, что ситуация может рассматриваться в индивидуальном порядке.

— Стать на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий могут граждане, обеспеченные жильем общей площадью меньше 15 кв. метров (в городе Минске — меньше 10 кв. метров) на одного человека, — объясняет юрист Татьяна Ревинская. — При этом обеспеченность общей площадью определяется исходя из суммы общей площади всего жилья, находящегося в собственности или во владении и пользовании.

Статьей 37 Жилищного кодекса предусмотрены основания для отказа в принятии на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий. В частности, подп. 1.3 п. 1 ст. 37 ЖК предусмотрено, что не принимаются на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий граждане в случае ухудшения ими либо членами их семей своих жилищных условий, если в результате такого ухудшения возникли основания для признания граждан нуждающимися в улучшении жилищных условий, путем:

— вселения в жилое помещение, если до этого они имели в собственности и (или) во владении и пользовании в данном населенном пункте жилое помещение общей площадью 15 кв. метров и более (в городе Минске — 10 кв. метров и более) на одного человека, соответствующее установленным для проживания санитарным и техническим требованиям в данном населенном пункте, за исключением граждан, выселенных из таких жилых помещений в судебном порядке;

— вселения в жилое помещение других граждан (за исключением вселенных в установленном порядке и проживающих в этом жилом помещении супругов, несовершеннолетних и совершеннолетних нетрудоспособных детей, нетрудоспособных родителей как собственника, нанимателя жилого помещения, гражданина, являющегося членом организации застройщиков, так и членов их семей, не имевших до этого в собственности и (или) во владении и пользовании в данном населенном пункте жилого помещения, в котором они были обеспечены жилым помещением общей площадью 15 кв. метров и более (в городе Минске — 10 кв. метров и более) на одного человека, соответствующего установленным для проживания санитарным и техническим требованиям в данном населенном пункте. При этом под нетрудоспособными понимаются инвалиды I и II группы, а также лица, достигшие общеустановленного пенсионного возраста. При этом предусматривается, что такие граждане не принимаются на учет в течение пяти лет со дня ухудшения ими своих жилищных условий.


В общем, как ни крути — исполком прав. А закон хоть и пишется максимально обобщенно, однако не может предусмотреть все возможные нюансы. Более того, Вероника оказалась в такой ситуации, что даже рождение четвертого, пятого и так далее детей не поспособствует скорейшему принятию ее на учет нуждающихся: в течение пяти лет она все равно будет считаться гражданкой, ухудшившей свои условия проживания. А что там будет через пять лет — вообще неясно.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская
Без комментариев