Чисто белорусская история. Купить участок у льготницы и через девять лет лишиться всего

1443
24 сентября 2019 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка

Чисто белорусская история. Купить участок у льготницы и через девять лет лишиться всего

Если бы эта история не приключилась на самом деле, ее стоило бы выдумать. В назидание тем, кто думает, что уж с ними-то ничего плохого произойти не может, а все проблемы — это где-то там, далеко, где люди не изучают документы, игнорируют официальные инстанции и вообще ведут себя излишне доверчиво. Но, как показывает практика, даже имея в арсенале кучу бумаг «с гербовой печатью» и размашистой подписью госслужащих, можно остаться ни с чем. Был у тебя участок, на котором ты девять лет строил дом, да сплыл. И всё – в интересах Республики Беларусь.

Правильные мечты

История Дмитрия по-хорошему банальна: учился, женился, решил построить дом. В качестве места для жизни выбрал Гродно (хотя супруга и подбивала махнуть то в Минск, то в Москву), где за институтские годы все стало родным и близким. Небольшое хозяйство, газон, беседка – в голове рисовались определенные и очень приятные картины.

Жена у меня «квартирная», поэтому пришлось ее еще поуговаривать на дом и участок. Но я действительно считаю, что для семьи и детей это лучше, — восстанавливает картину уже далекого прошлого молодой человек. — Начали искать то самое место, где хотелось бы жить. Так, чтобы приехал на участок и понял: это мое.

В то время, в 2009—2010 году, я, как и многие здесь, интернетом особо не пользовался, поэтому объявления искал через газету «Из рук в руки», какие-то варианты подсказывали знакомые, плюс еще сам ездил по усадебной застройке и высматривал, где кто и что продает. Изучал все варианты – голые участки, с начатым строительством, готовые дома. Но больше всего прельщала идея строительства – так, чтобы сразу делать под себя, а лучше еще своими руками.

«Барановичи» в Гродно

Дмитрий вспоминает, что в один из дней кто-то из знакомых, кто знал о его «скитаниях», подсказал номер телефона человека по имени Александр — мол, он может помочь с поиском места для строительства. Созвонились, и «человек в теме» пригласил Дмитрия на встречу в новый район Гродно под странным названием «Барановичи 5,6».

Это оказалось просто поле, нарезанное на участки по десять соток. Ни света, ни воды, ни канализации, но с перспективой, что рано или поздно все появится, так как территорию уже включили в черту Гродно. На встречу я ехал, думая, что буду разговаривать с продавцом, но на месте выяснилось, что дела обстоят немного по-другому.

Александр Орсик представился сотрудником администрации Октябрьского района нашего города, а именно отдела архитектуры, и объяснил: через него, как через чиновника, проходит немало людей, которые землю по очереди получили, а силы не рассчитали. Мол, начинают стройку с минимальным запасом денег (а то и без него), а потом понимают, что амбиции оказались серьезнее возможностей, и отказываются от участков. Причем некоторые из участков можно продать, если там уже что-то более-менее построено и подлежит консервации.

От себя ничего не предлагал, просто сказал, что, если район нравится и когда-нибудь у него будут «отказники», может нас свести. По моей просьбе сориентировал по цене — стандартный участок на свеженарезанном поле, по его словам, стоил 8—10 миллионов неденоминированных рублей ($4000—5000). Вроде не так и много, но ведь и место пока «дикое».

После этого стороны разошлись и Дмитрий продолжил поиски участка, съездил еще на несколько объектов. А через пару месяцев, говорит, ему позвонил уже сам Александр Орсик и обрадовал: есть участок недалеко от леса, если будешь брать, семья займется оформлением документов для консервации построенного. Еще упомянул: владельцы земли люди не чужие — вместе росли и детей крестили.

Поехал я опять в «Барановичи», нашел нужный участок. Смотреть там особо нечего было: земля, на которой стоял фундамент под небольшой дом прямоугольной формы. Но место понравилось, да и цена в 8 000 000 устроила. Оптимизм внушало еще и участие в процессе профильного сотрудника исполкома — уж он-то знает всю историю участка, как правильно оформлять документы, и не допустит, чтобы по юридической части что-то пошло не так. Поэтому, посоветовавшись с родственниками и друзьями, решил, что надо оформлять сделку. После моего «да» на той стороне начали оформлять все необходимые документы.

6 августа 2010 года продавец незавершенного законсервированного капитального строения Наталья Бондаренко и покупатель Дмитрий Бочко совершили сделку.

Встретились все в БТИ: я, Наталья с супругом и Александр из исполкома. Чтобы убедиться, что все в порядке, я еще попросил у Натальи паспорт и сверил данные с документами, причем пересмотрел все бумаги, они были в порядке. Присутствие Александра меня не смутило: все-таки он почти родственник Натальи, неудивительно, что пришел поддержать ее.

Дмитрий достает из распухшей от обилия документов папки бумаги по сделке: договор, техпаспорт, на котором нарисован участок и фундамент размером 13 на 9 метров, генплан микрорайона, где также указан участок и фундамент, свидетельство о государственной регистрации на имя Натальи Бондаренко, акт осуществления консервации незавершенного жилого дома (подписан, между прочим, тремя чиновниками — членами комиссии). В общем, все чисто, документы в идеальном состоянии.

Я отдал Наталье деньги из рук в руки, потом мы зашли в кабинет к регистратору, он еще раз проверил все по своей базе, и мы завершили процесс. В тот же день я получил уже свое фиолетовое свидетельство о госрегистрации и довольный пошел домой. Больше мы с продавцом никогда и никак не пересекались. Александра я еще видел — встречал его в исполкоме, может, один или два раза звонил, чтобы проконсультироваться по строительным аспектам.

Став «лендлордом», Дмитрий вплотную занялся стройкой: проект, разрешительная документация, непосредственно работы.

Идеальный дом

— Доставшийся по наследству фундамент не подходил под наше представление об идеальном доме, — продолжает Дмитрий. — Он был достаточно примитивный, поэтому чужое начинание пришлось разобрать. Это не запрещено законом и, мне кажется, вполне логично: вряд ли две разные семьи построили бы одинаковые дома.

Строительство 150-метрового дома длилось несколько лет: молодая семья на съемной квартире не могла сразу «дать огня», хоть родственники-друзья и помогали довольно активно. Облегчить ситуацию должен был кредит от «Беларусбанка» в размере 85 000 000, но он хоть и был выдан супругам, почти наполовину сгорел в лихом 2011-м.

К 2015 году у нас был готов минимально необходимый набор для сдачи дома в эксплуатацию, что мы и сделали. Оставался только ремонт, но вот доделаю я его когда-нибудь или нет — теперь большой вопрос.

Дмитрий Иванович, здравствуйте, это ДФР

В 2017 году, когда семья, у которой уже был один ребенок, жила спокойно и собирала деньги на хороший ремонт, Дмитрию позвонили на работу. Очень серьезные люди.

Звонок из ДФР был как снег на голову. Причем по телефону никто ничего объяснять не стал: просто подъедьте по такому-то адресу и все узнаете. У меня совесть чиста, поэтому даже не подумал о том, чтобы найти адвоката-юриста, просто отпросился с работы и поехал.

Завели меня в огромный кабинет и показали фотографии трех человек: «Кого знаете?» На фото из уголовного дела я узнал двоих — Александра Орсика из исполкома и регистратора Левковича из БТИ. Начали меня расспрашивать: кто, что, как. А я уже и не помню толком: семь лет прошло, какие там были обстоятельства, кто что говорил, как все проходило. Я жил все это время своей жизнью и не вспоминал про них. Да и с чего бы мне делать это.

А следователь продолжает: «В смысле вы не помните, вы что-то скрываете, вы в сговоре». Я же, выдернутый с работы человек, просто недоумеваю – что скрываю, при чем здесь я? После этого следователь мне начал доказывать, что фундамента на участке не было и я покупал только землю. А я слушаю и думаю: что это за сюрреализм — фундамент был, куча людей его видела и занесла в документы, а меня убеждают в обратном. Уже позже я понял, для чего это делалось. По закону продавать землю нельзя, и значит, если строения не было, сделка незаконна. Плюс следователь и выражения подбирал такие — вы купили участок, землю. Ну я и говорил в тех же терминах, никто же из нормальных людей не выражается «купил законсервированный незавершенный строительством жилой дом». А в этом, как оказалась и была загвоздка, такая юридическая подножка. Дело заключалось в оттенках, но кто же мог подумать.

Сижу я в ДФР и понимаю, что буквально за полчаса превратился из обычного человека, который ходит на работу и занимается своей семьей, то ли в подельника, то ли в уголовника. Причем беседа проходила в таком тоне, что я не удивился бы, если бы и на меня дело завели, потому как прозвучала фраза: «Лучше плохой обвиняемый, чем хороший свидетель».

В процессе разговора Дмитрий узнал, что ДФР «копает» под чиновников Октябрьского района Гродно. Один из фигурантов — тот самый Александр Орсик, который якобы подделывал документы, строил «фейковые» фундаменты, продавал участки «левым» людям и вообще вел себя крайне непорядочно.

Дмитрий Иванович, здравствуйте, это СК

Следующее приглашение к силовикам не заставило себя долго ждать, на этот раз побеседовать с Дмитрием захотели в СК. Тут, признается молодой человек, все проходило в более лояльном тоне — просто по кругу гоняли одни и теже вопросы.

В какой-то момент следователь мне говорит: «Наталья Бондаренко, участок которой вы купили, утверждает, что вообще не присутствовала на сделке и деньги не получала». Я в шоке: как не присутствовала, была она.  В ответ: «Что вы виляете, тут уголовное дело, все дали показания, а вы пытаетесь запутать». Потом начал меня атаковать: как она выглядела, какая стрижка, цвет волос. А я банально не помню: серьезно, семь лет прошло! Да и не волновало меня, как она выглядит: я документы проверял, а не цвет ее глаз. Устроили очную ставку, привели каких-то девушек, естественно, я никого не узнал. 

Говорю следователю: не верите мне — так вызовите регистратора, это же должностное лицо. Сверьте подписи: она или не она на договоре автограф ставила. Но они ничего не слышали, как будто была определенная задача и под нее подгоняли факты.

Затем были суды, Дмитрий давал показания. На территории Фемиды он встретил не менее десяти человек, которые, как и он, проходили по делу свидетелями: когда-то купили законсервированные дома на участках (по знакомству через Орсика) и теперь вот оказались втянутыми в странный процесс.

Мы бы не называли этот процесс странным, если бы не знали, что Александра Орсика оправдали по предъявленной ему статье 233 (часть 2) Уголовного кодекса Республики Беларусь «за отсутствием в его действиях состава преступления» и освободили в зале суда (плюс вернули все, что было арестовано).  То есть предпринимательская деятельность доказана не была. Значит, все хорошо? Как бы не так.

Отменить всю жизнь за девять лет

Прошло всего полтора года, и судебная машина протянула руки к свидетелям по делу. Из таких объятий без потерь не выйдешь. Это точно.

— Весной этого года я стал ответчиком по делу. Прокурор города Гродно в интересах государства подал исковое заявление: отменить все сделки по объекту — купля-продажа, госрегистрация, переоформление, разрешение на строительство, ввод дома в эксплуатацию и т. д. То есть, по сути, отменить всю мою жизнь за последние девять лет. Как это объяснили? Очень просто: хоть Александр Орсик и был оправдан, но в процессе разбирательств было установлено, что он «мутил» с документами, поэтому будь добр, верни землю.

Я читал это исковое заявление и просто не верил своим глазам: что за треш, как такое вообще возможно. Почему жизнь простого человека переворачивают с ног на голову?

В исковом действительно много интересного: в первом же абзаце прокурор пишет, что бывший чиновник оказался оправдан (а в наших реалиях выйти сухим из обвинительного приговора — редкость). Но стоит переместить взгляд на другую страницу, как открывается страшное: «Приговором суда установлено, что Орсик А.В. организовал включение в решение администрации от 12.07.2010 №293 не соответствовавшего действительности пункта о разрешении строительных работ»; «предоставил заключение государственной санитарно-гигиенической экспертизы от 30.07.2010 №2915, акт определения готовности незавершенного капитального строения»; «подготовил заведомо ложный акт от 05.08.2010 осуществления ею консервации незавершенного строительством жилого дома, обеспечил его подписание председателем и членами комиссии». Жуть, а не человек. Понес ли экс-чиновник наказание за такие действия — вопрос: Дмитрий всех нюансов приговора не знает, а в местной прессе такое дело почему-то не освещалось.

И вот на основании того, что в уголовном деле были установлены определенные факты, сейчас государство берется восстановить справедливость и вернуть себе все, что когда-то уплыло в руки покупателей из-за действий одного приближенного к власти лица, которое вроде как вообще не было всерьез наказано.

На мой взгляд, в основе этого иска лежат «удобные» куски — что-то из уголовного дела взяли, что-то упустили, а в итоге получилось как надо. На суде все требования прокурора были удовлетворены: отменили первую сделку, а по цепочке уже и все остальные. То есть я отдал девять лет жизни на строительство дома для своей семьи, зарабатывал как мог, многое делал своими руками, а в итоге остался ни с чем. И почему? Только потому, что купил объект у человека, у которого было все в порядке с документами?

Более того, в процессе рассмотрения дела акценты начали смещать так, что я оказался недобросовестным покупателем – якобы я знал, что Орсик и Бондаренко что-то мутят с документами и чуть ли не участвовал во всем. В основу этих умозаключений положили первый допрос — тот самый, когда меня выдернули с работы и начали расспрашивать о событиях семилетней давности, употребляя выгодные термины, о «подводных камнях» которых я даже не знал.

Кому я ни рассказывал свою историю, все были в шоке. Люди говорят, что такое просто в голове не укладывается. Но это, видимо, у нас, у простых людей. 

Кроме того, я должен уплатить госпошлину за отмену всех сделок по решению суда. На мой взгляд, это уже просто издевательство: меня лишили всего, и я же еще должен выложить порядка 1000 рублей. (Орсик при этом должен вернуть в казну 20 рублей — за неосновательное обогащение, а в целом штраф порядка 400 рублей.)

Дом-заложник

И все же выход из этой ситуации есть. Хотя выход ли? Теперь, чтобы легализовать свой дом, Дмитрию надо подавать иск и требовать признания права собственности. По таким делам в суд с пустыми руками не ходят, надо уплатить госпошлину — 5% от суммы иска. Коттедж, который возвел молодой человек, стоит десятки тысяч долларов, и даже 5% будут внушительной суммой для мужчины, у которого двое детей и жена в отпуске по уходу за ребенком.

Но это только первая часть. Дом не может существовать в вакууме, поэтому Дмитрию надо выкупить землю по кадастровой стоимости. Сейчас, когда поселок разросся, коммуникации проведены и все выглядит уже более-менее прилично, сотка оценивается примерно в $800. Итого — выложи еще $8000.

— У меня есть дом, но он находится в заложниках у нашей системы и мне теперь надо где-то отыскать тысяч 12 долларов, чтобы вернуть его себе. Безумие! Это так бюджет сейчас пополняют? Платить — это значит признать свою вину, но я ни в чем не виноват. Обжаловать вынесенное решение — опять же стоит денег. Замкнутый круг какой-то.

Тысячи людей покупают недвижимость по таким же документам, получается, любому может прилететь подобный иск: якобы до сделки кто-то что-то сделал с бумагами, а страдать и платить будешь ты. Для меня эта ситуация — просто точка боли, хочется уехать отсюда куда подальше, чтобы больше никогда с таким не столкнуться.

Что еще известно?

Дмитрий — не единственный, кто получил бумеранг от старой сделки. Сергей плывет в той же лодке. Мужчина уверяет: был фундамент, была сделка, быстро построил дом и жил спокойно, пока не завертелось дело чиновников Октябрьского района. А дальше — уже по классике для определенных жителей Гродно: дело, решение об отмене всего и вся, провал.

Впрочем, Сергей настроен категорично: платить ничего не буду, на порог никого не пущу. Но также мужчина знает: несколько человек уже «оплачивают» государству свои дома.

Прояснить ситуацию мы попытались у первых лиц сделки: Александра Орсика удалось найти только через соцсети, однако пообщаться и рассказать, как все было на самом деле, мужчина не захотел. Контактов Натальи Бондаренко ни у кого нет, по предполагаемому месту жительства мы узнали домашний номер телефона, но трубку на том конце провода никто не снимает. К слову, ходят слухи, что льготница-продавец является племянницей сотрудника местной высокопоставленной структуры. Имеет это значение или нет, каждый решит сам. Но как бы то ни было, если эти люди хотят пролить свет на ситуацию, милости просим звонить или писать в редакцию.

Onliner также обратился в прокуратуру Гродно с просьбой ответить на несколько вопросов, главные из которых — является ли Дмитрий добросовестным приобретателем, на взгляд прокуратуры, или нет. И понес ли Александр Орсик какое-то наказание за свои грехи с документами. Неделя уже прошла, но ответ мы пока не получили. Опубликуем, как только он будет в редакции.

Одним словом, головоломки

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка