2405
09 апреля 2019 в 8:07
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий

«О помощи трубят отовсюду, но решить жилищный вопрос невозможно». Многодетная семья про ожидание и реальность

О том, что государство у нас социальное и поддерживает незащищенные слои населения, известно всем и каждому. А на самом деле? Или реальность куда сложнее красивых «указивок», а «система жизнеобеспечения» периодически сбоит? Многодетная семья из Минского района, ожидающая возможности построиться в «замкадье», решила рассказать, что все отнюдь не так радужно, как показывают вечерами по телевизору.

История отдельно взятой семьи

Елена и Рустам — на редкость гармоничная пара. За годы брака (только официально восемь лет) они не растеряли нежности и внимания друг к другу, а кажется, наоборот, только укрепились в мысли, что все сложилось как надо и с тем самым человеком. Жизнерадостные и активные, они познакомились на работе, во время выезда на соревнования по волейболу в Киев. Между играми и экскурсиями молодые люди разглядели друг друга и поняли, что союзу быть.

К моменту главной в своей жизни встречи Елена уже была завидной невестой: с собственной квартирой. Счастье в виде 40 «квадратов» в деревне Атолино перепало девушке совершенно случайно. Отрабатывая распределение в одном из филиалов госбанка, Елена наблюдала, как ее коллеги постепенно обзаводятся личными метрами. Но вчерашней выпускнице рассчитывать было не на что.

Так и осталась бы минчанка без своего жилья, если бы не пресловутые «медовые годы». Разбалованные банковские работники один за одним отказывались от «однушки» в Атолино: мол, место не то, этаж первый, да и планировка странная, с дурацкими выступами. Тогда никому не нужного «отказника» предложили Елене, а та артачиться не стала — заключила договор и с помощью кредита построила однокомнатную квартиру. В итоге коренная минчанка, к своему собственному удивлению, оказалась среди полей и усадеб.

Чуть позже, когда Елена поменяла работу и познакомилась с Рустамом, эта «случайная» квартира стала настоящим спасением для их молодой семьи.

— Мы оба родились и всегда жили в Минске, — рассказывает Рустам. — Поэтому поначалу сама мысль о переезде в деревню казалась дикой: как там жить, без привычной городской «движухи», вдали от друзей и родственников? Но так как других вариантов особо не было, то решились. Отремонтировали квартиру под себя, купили необходимую мебель, собрали вещи — и вот в 2010-м оказались тут.

— Первое время действительно было необычно: тишина, привязка к машине или расписанию общественного транспорта, отсутствие суеты, — дополняет семейную историю подробностями Елена. — А потом влились в местную атмосферу, и все это нам так понравилось, что мы осознали: уезжать никуда не хотим и в город ни за что не вернемся.

Многодетным — жилье в течение года?

Вскоре у пары родился первый ребенок — сын Давид. Втроем в «однушке» тесно не было, но молодые родители все же подумали о том, что неплохо было бы встать на очередь нуждающихся. Правда, в местном исполкоме их пыл быстро охладили: сначала проживите пять лет в Минском районе, а потом уже претендуйте на место в списках. Мамедовы так и поступили — как только за плечами оказалась пятилетка, встали на общую очередь.

— От этой очереди мы ничего особо и не ждали, но рассудили: пусть лучше она будет, чем нет. Жизнь шла своим чередом. Родилась дочка, все складывалось отлично, и метров нам, в принципе, хватало. Мы правда любим детей, поэтому никакого дискомфорта от того, что все живем в одной комнате, не испытывали. За это больше переживали бабушки, — смеются супруги.

В 2017 году на свет появилась младшая дочка Арина. Третий ребенок — возможность «переехать» из общей очереди в льготную. Ею через какое-то время и воспользовались Мамедовы — после того, как знакомые начали крутить пальцем у виска: мол, чего вы ждете, многодетным же по закону в течение года предоставляют жилье.

— Теоретически очередь на квартиру действительно продвинулась. Если в общих списках мы были «многосотенкакие-то», то в многодетных Сеницкого исполкома — 66-е. Также мы решили, что стоит попытать счастья и записаться на выделение участка под индивидуальное строительство во всех районах: Фанипольском, Самохваловичском и так далее. Тут, казалось, перспективы были еще более радужные: в одном районе мы четвертые, в другом — четырнадцатые. Кажется, что до выделения земли рукой подать. И мы реально настроились на этот вариант, можно сказать, загорелись: вот получим участок, продадим квартиру и построим дом. А там уже субсидией доберем недостающую сумму. Стали ждать, когда с нами свяжутся местные власти.

И вот прошло почти полтора года — из исполкома ни слуху ни духу. Мы решили сами обновить данные, чтобы понимать, на каком же свете находимся. Выяснилось, что по квартирной очереди мы продвинулись всего-то с 66-го места на 61-е. То есть за все это время жилищный вопрос решился только у пяти семей. Более того, как мы узнавали, из очереди люди ушли по личным обстоятельствам: кто-то вступил в наследство и перестал быть нуждающимся, у кого-то выросли дети. А реально в Сеницком районе квартира никому из очередников не досталась, — поясняют Елена и Рустам.

С участками ситуация оказалась еще печальнее: там не было даже «технического» продвижения. На устной консультации в Сеницком исполкоме супругам дали понять: ждать нечего, не попали вы в струю, когда активно раздавали землю и метры, сейчас уже и неизвестно, повторится ли когда-нибудь такое, да и вообще, покупайте лучше надел на общих основаниях, а там уже будет видно, чем вам можно помочь. Но в официальном письме ответили уклончиво и в какой-то степени ободряюще: в настоящий момент не имеется объективной возможности предоставления земельного участка.

Аукционная зона

Минский район — действительно привлекательное место для тех, кто хочет построить свой дом. Поэтому участки здесь продают с аукциона, выжимая из людей во время торгов порой очень внушительные суммы за каждую сотку. Впрочем, закон, определяя Минский район как аукционную зону, имеет и «лирическое отступление»: «Без проведения аукциона земельные участки для строительства и обслуживания одноквартирных, блокированных жилых домов в населенных пунктах, расположенных в пригородных зонах г. Минска < …> предоставляются гражданам Республики Беларусь — членам многодетных семей, состоящим на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, — в частную собственность без внесения платы за земельный участок». То есть, по сути, Мамедовы просят лишь исполнить указ президента №667.

— Да и в постановлении Миноблисполкома говорится, что нуждающиеся получают участки вне аукциона. То есть по всем фронтам многодетные семьи вроде как защищены и могут претендовать на землю в Минском районе, но по факту мы получаем не участки, а только отказы, — говорит Рустам. — Мы долго пытались выяснить, как идет распределение земли: вот есть, к примеру, 10 свободных участков — кто решает, сколько продавать, а сколько отдать нуждающимся?

Нормального ответа мы так и не добились. Самый «подробный» — «В настоящее время свободные участки, которые могут быть предоставлены нуждающимся в улучшении жилищных условий без проведения аукциона, отсутствуют». И все. А кто конкретно отвечает за то, чтобы очередь нуждающихся продвигалась, — загадка. Если у вас есть план по продаже земли и выручке, так, наверное, должен же быть план и по многодетным? Или его выполнять не нужно?

Рустам говорит, что за месяцы и годы наблюдений у него сложилось впечатление, будто в исполкомах действует негласный принцип «Все на продажу». Переломить такой подход мужчина пытался во время личного приема граждан, который вел председатель Миноблисполкома Анатолий Исаченко. Еще в декабре прошлого года отцу троих детей пообещали, что все будет хорошо «А вот проблема улучшения жилищных условий многодетной семьи Мамедовых из агрогородка Атолино будет решена в ближайшее время. Правда, вряд ли ей можно будет выделить земельный участок под строительство индивидуального жилого дома — земли есть, но существуют проблемы с коммуникациями. Однако вероятность получения квартиры реальна»,писали в «СБ — Беларусь сегодня».

— То есть ситуацию уже перевернули: земля вроде как есть, но, заботясь о нас, нам же ее не выделяют, потому как нет коммуникаций. Во-первых, вы меня не спросили, согласен ли я на такие условия, а за моей спиной сами решили, что мне будет плохо. А во-вторых, пустых участков с подведенными коммуникациями у нас в районе хватает, — уверен Рустам. — Да посмотрите на объявления, которые публикуют перед аукционами: здесь есть все, земля готова к стройке! Начальная стоимость участков — от 9 тыс. до 40 тыс.

— Этой же позиции «заботы» стали придерживаться и в исполкомах. Но, простите, мы готовы сами провезти вас по деревням и показать, где годами стоят пустые участки, многие из которых заросли и не обрабатываются, но при этом в непосредственной близости имеют коммуникации. Реально земля есть, но почему-то местные власти хотят ее продать, а не пустить на улучшение жилищных условий нуждающихся. «Пробелов» между домами (кстати, многие участки под них были выделены очередникам) миллион, но видеть этого никто не хочет. Всю землю гонят на аукцион, — возмущена Елена.

Неудобные вопросы

Каждую неделю Елена и Рустам мечтательно разглядывают объявления о продаваемых в районе участках, мысленно примеряя себя к ним: где они поставили бы дом, детскую площадку, баню… Чем дальше, тем больше супруги приходят к мысли, что все-таки придется покупать землю самостоятельно, скребя по сусекам и залезая в кредиты. При этом теперь уже атолинцы, прикидывая финансы, приходят в ужас: одна зарплата на пятерых никак не коррелирует с нынешними ценами на наделы.

И раз уж Елена и Рустам решили быть своеобразным рупором многодетных семей, мы не могли не задать им вопросы, которые чаще всего звучат из уст наших комментаторов, как только в эфире появляется очередная новость о поддержке льготников.

— Почему вы решили, что государство должно помогать вам?

— А это не мы решили, — парирует Елена. — Мой личный манифест такой: либо прилюдно отменяйте закон и больше не говорите о том, что помогаете нуждающимся и, в частности, многодетным, либо выполняйте все, что прописано на бумаге. По-моему, это очень просто и разумно. Не справляетесь — отрекайтесь от данных когда-то обещаний или вносите изменения: участки многодетным не давать, переселить всех в Смолевичи или еще что. Давайте уже конкретику какую-то. А то ведь действительно трудно жить в подвешенном состоянии.

Самое главное, что мы не просим больше, чем положено, не стремимся проскочить впереди очереди. Все наши поползновения получить землю — исключительно в рамках закона. И глупо отказываться от возможности, если формально она маячит перед глазами. В итоге мы годами ходим по замкнутому кругу: помощь вроде как обещают, и ты ее ждешь, ничего не предпринимая, чтобы не потерять уникальную возможность. А с другой стороны, время проходит, дети растут. Как бы не вышло так, что дом уже будет не нужен, потому что все разъехались учиться.

— Существует простая логика: сначала жилье, потом дети.

— Наши реалии таковы, что, когда ты заработаешь и построишь свое жилье, у тебя уже будет такой возраст, что и детей завести вряд ли получится. Я считаю, всему свое время. И пока люди молодые, им надо рожать и воспитывать детей. Потом уже может быть поздно, даже невозможно реализовать себя в этом плане, — рассуждает мужчина.

— Семьи, у которых один-два ребенка, часто спрашивают: мол, чем дети из больших семей лучше, почему именно им должны помогать?

— Если бы у меня был один ребенок или двое, я бы, наверное, и не пыталась претендовать ни на какие льготы. Их ведь и не положено. Но в нашем случае дело обстоит так, что из всех утюгов говорят о беспрецедентной помощи многодетным семьям. Причем чиновников за язык никто не тянет, инициаторами таких заявлений выступают они сами. Так вот хочется спросить: а где же эта помощь на самом деле? Мне бабушка периодически звонит и «радует»: «Лена, я сейчас смотрела новости — началось, скоро всем квартиры давать будут». На деле же — тишина.

И ведь многие пребывают в иллюзиях, якобы на многодетных каждый день манна небесная падает. Хотя по факту даже с детским садом вопрос не решается: старшего возим в Прилуки, среднюю — в Самохваловичи (на это утром уходит час), а для младшей вообще места нет — ей скоро 3 года, а на очереди в сад она 360-я. Годам к 6—7, может, и найдется место…

Хотя не спорю: законы написаны красиво, продумано идеально, не придерешься. Но в действительности на местах все буксует. Это и возмущает. А зная, как обстоят дела на самом деле, еще и побоишься покупать участок. Деньги вложишь, а дадут ли тебе ту субсидию, которая положена по бумагам? Или с ней тоже будет полный провал, как с участками? И как быть в такой ситуации?

Да и в целом, я считаю, государство должно обо всех заботиться одинаково, неважно, с одним семья ребенком или с пятью. Для тех, у кого есть дети, должны быть гибкие условия по вопросу жилья. Это нормально. Тогда у любого будет уверенность в завтрашнем дне. Но пока мы отталкиваемся от того закона, который есть, и он предполагает поддержку многодетных, — рассуждают супруги.

Елена говорит, что не забывает и о тех 60 «замкадных» семьях, которые в очереди на квартиру стоят перед ней, — они точно так же годами находятся в подвешенном состоянии, наблюдая, как растут их дети и крепнут обещания в телевизоре. Молодая мама даже подумывает о том, чтобы написать коллективное письмо: белорусы должны понимать масштабы проблемы и реальность помощи.

Ожидание и реальность

С тем, чтобы получить участок в Минском районе, действительно напряженка. Впрочем, «затык» с очередью и явная диспропорция между аукционами и нуждающимися легко объясняются официальным ответом Минского районного исполнительного комитета: «В соответствии с пунктом 6 указа президента Республики Беларусь №667, в населенных пунктах, расположенных в пригородных зонах города Минска, местные исполнительные комитеты обязаны выставлять на аукционы не менее 30% включенных в перечни свободных земельных участков, которые могут быть предоставлены для строительства и обслуживания одноквартирных, блокированных жилых домов. Так как верхний предел количества выставляемых сельисполкомом на аукцион участков указом не установлен, Минский районный исполнительный комитет не усматривает нарушения со стороны сельских исполнительных комитетов».

Получается, что каждый по-своему прав. Исполкомы зарабатывают деньги, продавая практически все подчистую и выполняя все мыслимые и немыслимые планы. В таком случае участкам для многодетных и других нуждающихся взяться действительно неоткуда. Но ведь и закон при этом не нарушен. А очередникам остается только ждать: вдруг когда-то что-то изменится и маховик помощи начнет работать, как раньше. Никаких инструментов, чтобы воздействовать на сельисполкомы, распоряжающиеся участками, просто не существует.

Жилье в Сенице и не только:

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий