Спецпроект

«Дача Машерова», старинный речной канал, доты Первой мировой. Показываем малоизвестный зеленый маршрут

108
05 августа 2020 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Тарналицкий
Спецпроект

«Дача Машерова», старинный речной канал, доты Первой мировой. Показываем малоизвестный зеленый маршрут

«Тут было озеро, огромнейшее. Как шесть Нарочей. Можете себе представить? — директор заказника Сергей Габец везет нас в какую-то глушь. — Это эпоха после ледника, семь тысяч лет назад. Со временем вода ушла, оставив нам эти болота, торфяники и несколько озер»… Вместе с компанией А1 мы продолжаем цикл статей о красотах белорусской природы и на этот раз отправляемся на север Полесья исследовать заказник «Выгонощанское» — прекрасное место с историей, о котором знают далеко не все.

«Выгонощанское» — это что и где? Ландшафтный заказник на востоке Брестской области, пятно зеленой акварельной краски на Google Maps. Болото, лес, озеро, деревушка, снова болото, болото, болото. В середине прошлого века эта часть Полесья стала филиалом «Беловежской пущи», получила статус охраняемой природной территории и тем самым была спасена от разрушительной мелиорации. Если бы вы знали, сколько иностранцев приезжало сюда до «короны», только лишь чтобы сфотографировать глухаря или бородатую неясыть. Ради удачного кадра немцы и англичане готовы маскироваться под папоротник и сутками находиться в засидках. Среди белорусов любителей такого отдыха пока немного. Поэтому ищем ему альтернативу.

Посмотреть «дачу Машерова»

Когда-то сюда можно было добраться только по воздуху и воде. Дикий болотный край. Мы находимся на берегу Выгонощанского озера, самого большого водоема в Брестской области. Под ногами глубокий торфяник. Все постройки, что видим вокруг, стоят на сваях.

База «Выгоновское», где мы оказались, — бывший правительственный объект, несостоявшаяся «охотничья дача», строительство которой началось при Машерове.

— После войны озеро сильно заросло и кишело утками. Здесь был военный полигон, у которого забрали землю под охотничье хозяйство для высокопоставленных лиц. Приезжали поохотиться военные даже из Москвы, — рассказывает Сергей Габец. — Полюбилось это озеро и Машерову. Вообще, он любил всякие глухие места — все же бывший партизан. На другом берегу у Машерова был небольшой финский домик с камином, где он мог отдыхать в тишине перед пленумами. Попасть туда можно было либо на вертолете, либо по воде. И вот однажды, возвращаясь на лодке в Выгонощи, егери пробирались через туман и с трудом нашли речной канал. Тогда Машеров распорядился построить охотничью дачу на этом берегу.

— В октябре 1980 года Машеров погибает в автокатастрофе. Недостроенный дом стоял три года — не знали, что с ним делать, — продолжает директор заказника. — Потом все же достроили, какое-то время сюда приезжали охотиться работники Совмина, в 1990-х пошли иностранцы. А дом до сих пор называют «дачей Машерова».

Остановиться в двухэтажном доме сегодня может кто угодно, для этого необязательно быть охотником. Здесь 12 мест и кафе с кухней на первом этаже (правда, сейчас она временно не работает). Есть и небольшие летние домики на одну семью (цены на проживание смотрите в конце статьи).

Территория базы отдыха хороша для прогулок. Мостики, пешеходные дорожки, причал, аллея из высоких туй. Есть песчаный пляж, но Выгонощанское озеро не слишком комфортно для купания — здесь илистое дно. В то же время вода теплая, поскольку средняя глубина всего 1,2 метра.

Можно порыбачить с берега (путевка стоит 10 рублей). Правда, местные говорят, что раньше рыбы в озере было гораздо больше. Всему виной прошлогодняя сильная буря. Ветер так взбаламутил воду, что со дна поднялся ил и забился в рыбьи жабры. Был массовый мор, после которого озеро пока не восстановилось.

Проплыть по Огинскому каналу и увидеть шлюзы

На территории заказника есть интереснейший рукотворный объект, имеющий отношение к нашей истории, — Огинский канал. Сложнейшее для своего времени гидротехническое сооружение, возведенное в период с 1767 по 1783 год. Искусственная река протянулась на 54 километра и связала Ясельду (приток Припяти) со Щарой (приток Немана). Фактически это был недостающий отрезок на пути из Балтийского моря в Черное.

Представьте: непролазные полесские болота разрезает прямая водная магистраль шириной 20 метров. Вдоль нее были проложены дорожки, по которым лошади (а часто и запряженные в бечевки бурлаки) тянули груженые лесом суда. Восемнадцатый век!

Канал назван в честь великого гетмана ВКЛ Михаила Казимира Огинского (дяди Клеофаса Огинского), щедро спонсировавшего его строительство. Баржи и пароходы сплавляли полесский лес в балтийские порты и Одессу, возили туда-сюда пшеницу, соль, табак, посуду и прочие товары. С проходящих судов и плотов взималась плата. Вполне себе бизнес-проект.

Канал пострадал в годы Первой мировой, когда находился на линии фронта. В межвоенный период поляки восстановили его (тогда западная Беларусь находилась в составе Польши), провели реконструкцию шлюзов, заменив деревянные сооружения на бетонные. Наряду с грузовыми баржами, в 1930-х по каналу в обе стороны курсировал пассажирский пароходик. И все же по мере развития железнодорожных узкоколеек значимость канала постепенно снижалась. Добили его Вторая мировая война и советская власть — в 1960-х шлюзы были взорваны.

Навигационная система так и не была восстановлена, канал обмелел, зарос, местами слился с болотом. Сегодня на территории заказника сохранились два отрезка — 5 км от деревни Выгонощи до Выгонощанского озера (вдоль него можно проехать на машине) и 3 км от северного берега озера до впадения в реку Щару, куда можно добраться только на лодке.

Огромный интерес представляют собой сохранившиеся фрагменты шлюзов в районе Щары. Глядя на остатки гидротеха, можно лишь представлять себе, как сюда подходили пароходы и баржи, как понижался и повышался уровень воды в системе. Самый главный шлюз — №10 — был реконструирован десять лет назад. Если сегодня его открыть, огромное озеро сольется в реку.

— Здесь баржи с нашим лесом пропускали в Балтику, а оттуда шли разные товары. Это был торговый путь, — говорит Сергей Габец. — А еще тут возили туристов на пароходике и те туристы кидали конфеты детям на берегу. А вот здесь стояло здание — что-то вроде таможни. Хочешь проплыть — заплати. Последний раз все это работало в 1939 году…

Заглянуть в немецкие доты Первой мировой

Выгонощаны — это еще и про Первую мировую. В 1915 году Огинский канал стал линией фронта. Кайзеровские войска закрепились на его левом берегу, заложив мощную фортификационную сеть из окопов, дотов и блокгаузов. Цемент и щебень доставлялись с помощью узкоколеек, которые прокладывались и разбирались по мере необходимости.

Огромные бетонные глыбы с толстыми стенами с узкими бойницами попадаются прямо у берега, у обочин дорог, на пустырях и во дворах. Внутри сыро, темно, бегают пауки. Достаточно минуты, чтобы проникнуться жутковатой атмосферой.

Побывать в музее полешука

Вбивайте в навигатор деревню Бобровичи — это максимально удаленная от цивилизации точка заказника, где живут люди: кругом леса и болота, а до ближайшего населенного пункта 8 км. Здесь находится музей полешука, созданный местным жителем Вениамином Бычковским. Интереснейший человек и потрясающий рассказчик. Ехать обязательно!

Ориентир — деревянная церковь. Ее построил Бычковский в память о нескольких местных деревнях, сожженных в годы войны. Корни Вениамина Николаевича белорусские, хоть сам он родился в России. Четверть века назад поселился в Бобровичах и все это время исследует полесскую цивилизацию.

— Белорусы восхищаются египетскими пирамидами, а о своих корнях знают мало. Здесь недалеко есть городище — там люди жили 10 тысяч лет назад! Удивительные вещи в земле находятся. Полешуки вообще удивительный народ — сколько эпох сменилось, сколько культур с ними соприкасалось, а они сохранили свою самобытность, — говорит Бычковский и открывает для нас двери музея, который создавал по крупицам.

— Конечно помню, с чего все началось. Гулял по болотам (в прошлом я профессиональный турист) и вышел на древнее городище. Там на песке нашел пуговицу, а затем колечко и крестик — это вещи XVI—XIX веков. Я увидел в них символы — пуговица, кольцо и крест как этапы человеческой жизни. Позже эта триада легла в основу одной из моих книг (Бычковский — писатель. — Прим. Onliner).

Под стеклом — археологические находки: каменные скребки возрастом 9 тысяч лет, наконечники стрел, фрагменты ножей и топоров, россыпь монет разных эпох от 1600 до 1939 года. На стенах и на полу — старинные предметы быта, рушники, картины. Есть экспозиция, посвященная двум войнам, — ржавые немецкие патронташи, штыки, шрапнель русской артиллерии.

Один из экспонатов — обгоревшая вывеска с надписью Sołtys (староста) и польским орлом. Она из сожженной фашистами деревни Вядо.

Вторая комната музея оформлена в виде хаты полешука.

— Есть мнение, навязанное в том числе классиками, будто полешуки — это босой и нищий народ. Неправда, в западной Беларуси полешуки никогда не бедствовали, не ходили голодными и раздетыми, — говорит Бычковский и демонстрирует нам кожаные сандалии XVIII столетия. — А еще этот народ тянулся к красоте. Я мечтаю создать галерею примитивной живописи Полесья. Ни в одном музее Беларуси сегодня нет полноценной коллекции. А это же наша история, часть культурного кода.

Увидеть царь-дуб

Памятник природы! Дуб находится на погосте деревни Бобровичи. Кто-то дает ему 1000 лет, кто-то 500. Вениамин Бычковский уверен, что дереву не менее 800 лет.

— Полешуки были детьми природы, разговаривали с деревьями, — утверждает писатель. — Тут было древнее языческое капище. Под дубом заседал жрец, к нему шли люди со своими просьбами и молитвами. Полешуки не совершали жертвоприношений. Символом связи с миром духов для них служили разноцветные ленты. Отголосок этой традиции сохранился до наших дней в виде лент на придорожных крестах.

Погулять по экотропам и не заблудиться

Есть поистине экстремальные туры, требующие подготовки уровня Беара Гриллса: например, целый день вы будете идти по болоту и заночуете на острове. Если не готовы к таким нагрузкам — выбирайте красивый трехчасовой маршрут «Озеро Бобровичское». Вас повезут на моторной лодке, покажут болота, острова и каналы, гнезда сов и орлана-белохвоста, высадят на песчаных барханах, которые никогда не зарастают травой, расскажут про огромное древнее озеро, образовавшееся здесь после ледника.

Одна из остановок — печально известное урочище Вядо, где в 1942 году были сожжены две деревни вместе с жителями.

Или, например, лесная экотропа «Надливская гряда» протяженностью от 2 до 4 км. Можно попытаться пройти самому, но лучше брать экскурсовода из заказника — он и много чего интересного расскажет, и заблудиться не позволит. Навигация здесь слабая, и местами едва заметную тропу легко потерять из вида. Повезет, если компанию вам составит эколог Александр Иванов — сотрудник заказника, на спине которого не боятся токовать глухари.

Искупаться в озере

Самое приятное и безопасное место — озеро Вульковское к северу от поселка Телеханы. Песчаный пляж, раздевалки, чистая вода — все как надо.

Где переночевать

На базе отдыха «Выгоновское» (та самая «машеровская дача») обычный двухместный номер обойдется в 26 рублей в сутки, люкс — 35 рублей. Отдельный летний домик на двоих стоит 20 рублей в сутки, на четверых — 40 рублей. На фото ниже — комната, которая изначально планировалась в качестве кабинета Машерова.

Недалеко от Вульковского озера есть гостиница местного ЖКХ. Семейный двухкомнатный номер с санузлом стоит 47 рублей. Обычный двухместный с общим санузлом на этаже — в районе 30 рублей. Учтите, правда, что в основном в этой гостинице останавливаются рабочие.

Есть несколько агроусадеб. Один из ближайших вариантов — возле озера Сомино. Готовьте 50 рублей за комнату на двоих.

Пообедать можно в одном из кафе поселка Телеханы, 5—6 рублей с человека.

Считаем бюджет уик-энда на двоих

  • топливо (если ехать из Минска) — 65—80 руб.;
  • ночлег — 20—50 руб.;
  • питание — 40 руб.;
  • рыбалка с берега на базе «Выгоновское» — 10 руб. (путевка);
  • прогулка на моторной лодке (1 час) — 30 руб.;
  • экскурсия на катере на 10-й шлюз Огинского канала — 36 руб.;
  • экскурсия по экотропе «Надливская гряда» — 12 руб. (группа до 10 человек);
  • водный маршрут «Озеро Бобровичское» — 50 руб. с группы;
  • экстремальный двухдневный турпоход на болото с ночевкой — 220 руб. (группа до 15 человек).

C 2020 года экология является одним из ключевых направлений социальной политики А1. Для подготовки эффективных зеленых проектов компания объединяет лучшие белорусские практики и передовой опыт стран международной группы A1 Telekom Austria Group.

Спецпроект подготовлен при поддержке УП «A1», УНП 101528843.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Максим Тарналицкий
Без комментариев