Город, который не построил Трамп: как нынешний американский президент потерпел самое сокрушительное поражение в своей карьере

37 681
241
16 июля 2020 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com, Getty

Город, который не построил Трамп: как нынешний американский президент потерпел самое сокрушительное поражение в своей карьере

Это должно было быть самое высокое здание на Земле, а на самой его верхушке, в пентхаусе, расположенном над облаками, должен был жить он. В 1985 году Дональд Трамп представил свой самый амбициозный проект. На последней, «золотой», неосвоенной территории Манхэттена, в главном мегаполисе планеты самый дерзкий девелопер США планировал построить «город в городе», который он сначала назвал Television City, а затем, со всей присущей ему скромностью, просто Trump City. Конгломерат небоскребов с центральной 150-этажной башней, аналогов которой тогда не было, увековечил бы Трампа в силуэте Нью-Йорка. Но это был тот случай, когда будущий президент США проиграл. Однако Трамп не был бы Трампом, если бы даже этот свой оглушительный провал он не попытался обратить в свою пользу. И ему опять повезло, как везло практически всю его жизнь.

Самая ценная земля в мире

Дональд Трамп любит подчеркивать, что свое миллиардное состояние он смог заработать самостоятельно, своим трудом, умом и умением вести переговоры. Во многом это действительно так, но все же в чистом виде «человеком, который сделал себя сам» (в том понимании, которое лежит в основе понятия «американская мечта») он не является. Отец Трампа Фред к моменту, когда 22-летний Дональд в 1968 году начал работу в семейной компании E. Trump & Son, уже был миллионером, одним из крупнейших девелоперов, работавших на рынке жилья для среднего класса в нью-йоркских районах Бруклин, Квинс и Стэтен-Айленд. В 1971-м Трамп-младший возглавил компанию и сразу же переименовал ее в Trump Organization. Под этим именем она продолжает работать и поныне.

В начале 1970-х годов под управлением «Организации Трампа» уже находилось более 14 тысяч квартир и домов в Нью-Йорке. Это был процветающий бизнес, позволивший молодому и крайне амбициозному наследнику сделать следующий шаг по расширению империи. Дональд решил начать работу на Манхэттене, в центральной части Нью-Йорка, на, возможно, самом элитарном рынке недвижимости в мире.

К этому моменту крупных свободных площадок в средней и нижней части этого острова, самых привлекательных для девелоперов, уже практически не оставалось. Инвесторы были вынуждены работать преимущественно с одиночными небольшими участками. Редким исключением был грузовой двор, принадлежавший железнодорожной компании Penn Central Transportation Company. Эра железных дорог уже уходила, транспортные операторы такого рода чувствовали себя все хуже и хуже и вынуждены были избавляться от самых ликвидных своих активов — недвижимости. В ноябре 1974 года состоялся аукцион, главными лотами которого были три лакомых участка, принадлежавших в Нью-Йорке банкротившейся Penn Central. Опционы на право их развития всего за $10 млн получил 28-летний тогда Дональд Трамп. Сказались многолетние связи его отца с нью-йоркскими функционерами Демократической партии, включая свежеиспеченного мэра города Абрахама Бима.

Один из этих купленных на аукционе активов — отель Commodore у вокзала Grand Central — и стал первым реализованным проектом Trump Organization на Манхэттене. Дональд потратил на реконструкцию исторического здания 1919 года около $100 млн. Гостиница при этом фактически лишилась своего оригинального экстерьера, получив к 1980 году новую модную оболочку из стекла и стали, а заодно и другое название — Grand Hyatt New York.

Отель Commodore до реконструкции

Grand Hyatt New York

На втором участке, бывшей грузовой станции между 30-й и 39-й улицами Нью-Йорка, впоследствии построили конференц-центр имени Джейкоба Джейвитса. Но заманчивее всего выглядел третий актив — территория грузового двора Penn Central, расположенная на берегу Гудзона между 59-й и 72-й улицами.

Трамп немедленно оценил ее перспективы. Выход к реке и близость Центрального парка Нью-Йорка, вокруг которого концентрировалась самая дорогая недвижимость города, сулили неплохие перспективы по освоению этой зоны, пока украшенной ржавыми железнодорожными путями. Первое предложение Дональда заключалось в строительстве здесь комплекса зданий, рассчитанных на 20—30 тыс. квартир разной площади. Членов местного муниципального совета шанс получить такое количество соседей, естественно, шокировал. Трамп последовательно сокращал масштаб проекта: сначала до 14,5 тыс. квартир, потом до 8 тыс., а затем, так и не уговорив чиновников, отступил. Город вступал в самый тяжелый период своей истории, его годами раздирал фискальный кризис, преступность росла. Будущий президент США решил переключиться на другие объекты, не встречавшие подобного сопротивления. Прежде всего на свою гордость — 58-этажный небоскреб Trump Tower на Пятой авеню, строительство которого началось в 1979-м, а также на свои интересы в Атлантик-Сити, где в течение 1980-х годов Trump Organization открыла сразу несколько крупных гостиниц с казино.

Первый проект Трампа на этой территории, 1975 год

Television City

Впрочем, это был лишь временный маневр, Дональд Трамп вовсе не намерен был надолго отказываться от потенциально крупнейшего своего проекта. Уже в 1985 году 39-летний девелопер объявил о том, что купил за $95 млн тот самый участок между 59-й и 72-й улицами, 23 гектара потенциально самой ценной земли на Манхэттене (ранее у него был лишь опцион на право строительства, а сейчас эта территория перешла к нему в собственность). В конце года на масштабной пресс-конференции, собранной в его отеле Grand Hyatt, Дональд представил макет комплекса, который он пообещал здесь возвести. Шестнадцать жилых зданий на 7,6 тыс. квартир, 30 тыс. квадратных метров офисных площадей, парк, гостиница и крупнейший торговый центр всего Восточного побережья США.

Центром всего района должна была стать 150-этажная башня — высочайшее здание мира, окруженное шестью более скромными небоскребами «всего лишь» на 76 этажей каждый. Интересно, что продавцом участка стала Macri Group, чьим владельцем был аргентинский бизнесмен Франсиско Макри. Его сын, Маурисио, также участвовал в тех переговорах с Трампом, а в 2015 году был избран на пост президента Аргентины.

Свой проект Дональд назвал Television City — на его территории должна была разместиться штаб-квартира телекомпании NBC вместе со всеми студиями. Кроме этого девелопер обещал, что комплекс такого масштаба непременно даст невероятный психологический толчок городу, который только начинал выходить из затяжного кризиса. Похоже, Трамп был действительно уверен, что его идея придется всем по нраву. Он рассчитывал стремительно получить все необходимые разрешения и начать строительство уже в 1987 году.

Тем сильнее было его разочарование: Television City встретил практически повсеместное сопротивление.

Для начала представленный проект в пух и прах разнесли архитектурные критики. Они справедливо указали, что сам генеральный план участка безнадежно устарел даже к середине 1980-х. Расставленные в случайном порядке на открытой площадке огромные башни, придуманные в бюро чикагского архитектора немецкого происхождения Хельмута Яна, объявили «безнадежно примитивными». Журналисты писали, что у них нет никакой естественной связи с уже созданным окружением. По словам Пола Голдбергера из New York Times, они напоминали ему «звездолеты, выстроившиеся рядами в открытом космосе».

Но важнее было другое. Против Television City выступили многочисленные общественные ассоциации, традиционно в Нью-Йорке имеющие значительное влияние. С нашей точки зрения просто невозможно представить, что организации под названиями вроде «Муниципальное общество искусств», «Совет защиты природных ресурсов» или «Ассоциация регионального планирования» могут хоть как-то замедлить работу влиятельного застройщика, но в крупнейшем городе США дела обстояли именно так. Общественная оппозиция, включая созданное специально для защиты Вест-Сайда от Трампа общество Westpride, членами которого стало множество знаменитостей, проживавших по соседству с предполагаемой «стройкой века», все эти негосударственные ассоциации по интересам фактически похоронили проект, который должен был увековечить Дональда.

Трамп пытался как-то отбиться от движения сопротивления. Он поменял архитектора, уволив Хельмута Яна и наняв Алекса Купера, пользовавшегося уважением в среде нью-йоркской общественности. Купер переработал генплан и несколько умерил амбициозность проекта. Высота главного небоскреба сократилась со 150 до 136 этажей. Окружающие его башни уменьшили с 72 до 45—57 уровней. Общая площадь застройки также снизилась, но оппозицию это не устроило.

В довершение своих бед Дональд, рассчитывавший на налоговые льготы со стороны города, в пух и прах разругался с мэром Эдом Кохом. Вместо Трампа Кох предоставил налоговые льготы телекомпании NBC, после чего та отказалась от переезда в Television City, оставшись на прежнем месте в «Рокфеллер-центре». Лишившись якорного арендатора, будущий американский президент переименовал весь проект в Trump City, заодно назвав мэра Коха «кретином» и «ужасным менеджером». Тот в долгу не остался, заявив, что раз Дональд Трамп «визжит как застрявшая свинья, значит, я что-то сделал правильно».

Trump City. Проект 1987 года

Самый успешный неудачник

Все эти бюрократические проволочки растянулись на годы. В 1989-м шесть общественных ассоциаций, противостоявших Трампу, заказали свой, альтернативный проект развития территории, который устраивал бы местных жителей. Он получил название Riverside South и предполагал строительство около 700 тыс. квадратных метров новой недвижимости, преимущественно жилой. Иной масштаб застройки, никаких «самых высоких зданий мира» и крупнейших торговых моллов.

Дональд хотел построить в два раза больше квадратных метров, но в итоге вынужден был согласиться с оппозицией. К этому времени его финансовое положение ухудшилось. Долги его компаний росли все больше, и он неохотно, но пошел на компромисс, вероятно, руководствуясь принципом «не можешь их победить, возглавь их». Это был абсолютно верный, пусть и унизительный для человека с характером Трампа выбор, лишний раз подтверждавший тот факт, что все-таки бизнесмен он талантливый. Будущий американский президент в очередной раз превратил свое поражение в пусть и скромную, но победу.

Альтернативный общественный проект

«На переговоры это было не очень похоже, — рассказывала Барбара Рес, в начале 1990-х бывшая вице-президентом Trump Organization. — Он в общем-то дал им [общественной оппозиции] все, что те хотели. По сути, они предоставили план, а он сказал „окей“». Дональд капитулировал перед сопротивлением, но благодаря этому поступку стал героем в глазах прессы и местных жителей. Его прежние противники принялись его хвалить, отдавая должное уступчивости девелопера и готовности прислушаться к общественному мнению. Бывшие враги стали лучшими партнерами.

«Я никого не удивил так, как удивил самого себя, — писал Трамп про этот свой спонтанный поступок в книге The Art of the Comeback. — После того как я объединился с общественными ассоциациями, я принялся по всему Манхэттену говорить людям, что это мое либо самое глупое, либо самое умное решение в жизни».

Территория будущей застройки до начала проекта

Финальный согласованный проект

В 1994 году Трамп продал 70% доли в проекте Riverside South консорциуму бизнесменов из Гонконга. Полученные деньги и реструктуризация долгов позволили ему избежать личного банкротства, оставшись при этом лицом проекта и сохранив за собой оперативное управление им. Строительные работы на месте бывшего грузового двора Penn Central начались в 1997-м, спустя десятилетие после того, как это планировал сделать Дональд, и по совершенно иному генеральному плану. Общий бюджет составил около $3 млрд. Проект предполагал строительство 19 зданий переменной этажности, Трамп согласился увеличить количество доступных квартир до 12% от всего объема нового жилья и профинансировать сооружение нового парка на берегу Гудзона.

В конце концов части зданий в Riverside South даже присвоили имя Трампа, что было крайне важно для эго бизнесмена. Лишь после избрания его на пост американского президента жители этих домов проголосовали за снятие золотых букв TRUMP PLACE с их фасадов.

В общей сложности Дональд пытался реализовать главный девелоперский проект своей жизни 20 лет. У него не получилось сделать то, что он хотел, но все же и такое поражение бизнесмен смог обратить в свою пользу. В этом весь Трамп — хвастливый, сверхамбициозный, с сомнительным художественным вкусом и зашкаливающим нарциссизмом, разворачивающийся на 180 градусов в угоду сиюминутной выгоде, но в то же время умеющий почувствовать момент, когда важно принять верное решение, и выходящий сухим из любого наводнения. Скорее всего, без этого набора качеств у него и не получилось бы оказаться в Овальном кабинете в роли хозяина, а вот достаточно ли их, чтобы там удержаться, совсем скоро покажут очередные президентские выборы.

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com, Getty