«Рокфеллер-центр»: как в Нью-Йорке создавался «город в городе»

 
37 443
167
04 февраля 2015 в 8:30
Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский, skyscrapercity.com, flickr.com, wikipedia.org

Административные высотки с лучшим видом на Манхэттен, крупнейший в мире концертный зал, подземный торговый центр, рестораны и другие развлекательные заведения, паркинг, радио- и телестудии, ледовый каток — и все это с системами кондиционирования, скоростными лифтами, эскалаторами и бесчисленными произведениями искусства. Сейчас удивить кого-то подобными многофункциональными комплексами сложно, но в конце 1930-х это был первый в мире грандиозный девелоперский проект подобного рода. В тяжелейших условиях Великой депрессии в Нью-Йорке всего за десятилетие родилась концепция, которая успешно копируется и поныне. Корреспонденты Onliner.by посетили Рокфеллеровский центр, поразительный образец того, как предпринимательская инициатива в ее американском понимании оказалась способна сворачивать горы.

Джон Дэвисон Рокфеллер — младший — единственный сын нефтяного магната Джона Дэвисона Рокфеллера — старшего и наследник его колоссального состояния, с учетом инфляции оцениваемого в $336 млрд. В 1897 году Младший, как его обычно называли, стал во главе Standard Oil Company, империи своего отца, бывшей фактически монополистом в нефтедобыче США. Незадолго до ее насильственного разделения, в 1910-м, он ушел в отставку, сконцентрировавшись вскоре на управлении семейным благотворительным предприятием, «Фондом Рокфеллера», не забывая порой участвовать и в сторонних бизнес-проектах.

Джон Рокфеллер — младший (справа) с папой

Порой благотворительность, на которую Рокфеллер-младший за свою жизнь истратил почти $540 млн, умопомрачительную по тем временам сумму, вполне успешно сочеталась с бизнесом. Одним из таких приятных для души и полезных для кошелька проектов должно было стать строительство нового здания «Метрополитен-оперы», главного театра оперы и балета всея Америки. В 1926 году руководство учреждения культуры решило, что построенное в начале 1880-х старое здание на углу Бродвея и 39-й улицы перестало их устраивать, высказав заинтересованность в строительстве нового театра. Именно тут на сцене и появился Младший, предложив свои услуги в качестве мецената.

Старое здание «Метрополитен-оперы». Фото 1905 года, по Манхэттену еще бегали трамваи

Как истинный предприниматель, Рокфеллер решил свои действительно благие намерения совместить с заработком. Он предложил построить комплекс административных зданий, а на вырученные от их продажи деньги в том числе и профинансировать новое здание театра. Подобная схема, в принципе, регулярно используется по сей день и называется «социальная ответственность бизнеса».

Новая «Метрополитен-опера», окруженная небоскребами

Для реализации проекта, названного Metropolitan Square, у Колумбийского университета был взят в долгосрочную аренду участок земли между Пятой и Шестой авеню на Манхэттене, в пределах 48-й и 51-й улиц, застроенный доходными домами. Если бы идея миллиардера была реализована, будущий «Рокфеллер-центр», скорее всего, так и не состоялся бы в том виде, которым сейчас гордится Нью-Йорк.

На этом участке спустя всего девять лет вырастет первый многофункциональный центр современности. Вдалеке, в центре, виден характерный шпиль Chrysler Building

Однако незадолго до начала строительства в дело вмешались совершенно неожиданные непреодолимые обстоятельства. В последних числах октября 1929 года «ревущим двадцатым» пришел катастрофический конец. На Уолл-стрит случился биржевой крах, какого еще не знал мир, клерки стали выбрасываться из окон небоскребов, а «Метрополитен-опера» так и осталась в своем старом здании 1883 года постройки еще на долгие 37 лет. В стране наступила Великая депрессия, символом которой стала эта знаменитая фотография Доротеи Ланж «Мать переселенцев».

Женщине на фото (Флоренс Оуэнс Томпсон) всего 33 года

Семья Рокфеллеров также заплатила свою цену за биржевую манию американцев, потеряв половину состояния, но Младший свой главный только что начатый бизнес-проект бросать не собирался. Рокфеллер заявил: «Совершенно очевидно, что у меня было два выхода из ситуации. Первый — это остановить строительство. Второй — продолжить с ясным пониманием, что финансировать его мне придется в одиночку». Так и получилось: бывшему миллиардеру благодаря своему авторитету удалось каким-то образом договориться о крупном кредите, а для компенсации недостающей суммы ему пришлось продать часть собственных нефтяных активов.

Крупнейший частный строительный проект США стоимостью 250 млн еще тех долларов был переформатирован. От оперного театра пришлось избавиться — вместо этого на арендованном у Колумбийского университета участке должны были появиться 14 зданий различного назначения, главным из которых стал 70-этажный небоскреб высотой 260 м.

Для проектирования инвестор пригласил известных архитекторов Рэймонда Худа, Уолласа Харрисона и Макса Абрамовитца. Сам образ задуманного ансамбля должен был отражать стремление к прогрессу — для этого Рокфеллер даже отказался от своей любимой готики, согласившись, что комплекс должен быть выполнен в модном стиле ар-деко.

Общая площадь 14 зданий будущего Рокфеллеровского центра, разместившихся на участке в 9 га, составила 750 тыс. кв. м. Это был грандиозный девелоперский проект, еще не виданный в стране. Тем удивительнее, что в условиях Великой депрессии он был реализован успешно и в срок.

Строительные работы начались со сноса оригинальных зданий в мае 1930 года, всего через семь месяцев после «Черного вторника». Параллельно Рокфеллер проводил переговоры по привлечению арендаторов в свой новый комплекс — задача, которая в условиях рецессии была, возможно, даже посложнее, чем просто технические вопросы строительства. Благодаря авторитету Младшего и его участию в совете директоров многих крупных американских компаний проблему удалось решить с блеском — несмотря на гигантский объем вводимых в эксплуатацию площадей, они не пустовали.

Будущий «Рокфеллер-центр» изначально планировали назвать Radio City. Кроме прогрессивного архитектурного стиля, инвестор желал, чтобы в его комплексе разместились штаб-квартиры и самых передовых компаний страны. Основным арендатором стала RCA (Radio Corporation of America), крупнейшая в стране вещательная компания, занимавшаяся и производством соответствующего оборудования. По соседству с ее офисами должны были разместиться и два ее основных подразделения: киностудия RKO и радиовещательная компания NBC, впоследствии выросшая в одну из крупнейших телекомпаний Америки. Еще площади в новом комплексе заняли нефтяные компании Рокфеллера, его банк Chase National, информационное агентство Associated Press, издательство Time Life и другие крупные корпорации.

Кроме того, Рокфеллер желал, чтобы его проект послужил делу мира во всем мире через пропаганду международной торговли. Для этого вдоль Пятой авеню должны были быть построены четыре относительно небольших здания для крупнейших европейских держав: Великобритании, Франции, Германии и Италии, — где планировалось разместить американские представительства их компаний. Пятое, «Международное здание» (International Building), 41-этажную высотку по соседству, намеревались отдать компаниям из всех других стран мира.

Эпицентром всего Radio City стал 70-этажный небоскреб, ныне десятое по высоте (260 м) здание Нью-Йорка. Его строительство началось 11 сентября 1931 года и шло удивительными темпами — высотка была сдана в эксплуатацию всего через два года, в 1933-м.

Именно здесь в 1932 году был сделан один из самых знаменитых снимков в истории фотографии. 29 сентября 1932 года так до конца и не установленный автор запечатлел обед 11 рабочих, сидящих без страховки на более чем 200-метровой высоте 69-го этажа. Постановочная фотография, рекламировавшая почти готовое здание, свою роль блестяще выполнила, оказавшись уже в XXI веке даже на кухне компании Onliner.by.

Центральный небоскреб получил название RCA Building в честь своего главного арендатора. Он имел очень необычный внешний вид, столь непохожий на прочие нью-йоркские высотки. Чрезвычайно узкий со своих главных фасадов, что создавало у зрителей впечатление отчаянно стремящегося ввысь здания, он необычайно широк сбоку, отчего заслужил прозвище «Плита» (The Slab). Благодаря такой конструкции ни одно из рабочих мест внутри не находилось дальше восьми метров от окна. Это было специальное требование Рокфеллера, желавшего обеспечить своих арендаторов самыми лучшими условиями с точки зрения инсоляции и вентиляции.

Кроме того, здание было специально приспособлено для осуществления из него радио-, а впоследствии и телевещания. Именно здесь, в бывшем RCA Building, в 1986 году переименованном в General Electric Building, находится штаб-квартира телекомпании NBC, снимаются многие из ее популярных шоу. Среди нью-йоркских аборигенов же оно больше известно как 30 Rock (сокращение от адреса 30 Rockefeller Plaza).

«Рокфеллер-центр» получил и роскошное оформление в стиле ар-деко. Здания комплекса обильно украшены декоративными композициями в духе эпохи, служащими замечательным контрастом с несколько минималистичной архитектурой самих зданий. Мифологические образы, использованные в их оформлении, парадоксальным образом служат все тому же делу пропаганды прогресса, столь близкой рокфеллеровской идее.

Центром общественных пространств служат две знаменитые скульптуры. Перед входом в 30 Rock, на внутренней площади (плазе) комплекса установлен восьмитонный бронзовый «Прометей» Пола Мэншипа. Именно за ним расположен знаменитый ледовый каток, а в дни рождественско-новогодних праздников находится не менее известная ель, главная в Нью-Йорке.

А на Пятой авеню, перед входом в International Building, напротив собора Святого Патрика, главного католического храма города, стоит «Атлас» Ли Лори. Два титана: Прометей, несущий людям свет, и Атлас, держащий на своих плечах Землю, символизируют все те же рокфеллеровские ценности прогресса и непростого труда во имя него. Последняя же скульптура стала и символом философско-объективистских концептов писательницы Айн Рэнд, хотя и появилась на свет за два десятилетия до выхода знаменитого романа «Атлант расправил плечи».

Главным же художественным объектом «Рокфеллер-центра» является само его центральное здание — 30 Rock. Первоначально для его оформления Младший хотел пригласить Пикассо и Матисса, самых актуальных художников того времени, но в итоге довольствовался услугами мексиканца Диего Риверы. Известный живописец и по совместительству троцкист и муж Фриды Кало устроил в процессе выполнения заказа форменный скандал. В своей фреске «Человек на распутье», которая должна была украсить первый этаж GE Building, он, помимо прочего, изобразил и первомайскую демонстрацию в Москве, и даже вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина, соединяющего руки рабочих.

Диего Ривера с супругой

Городские газеты, узнав, что в сердце Нью-Йорка на деньги одного из главных капиталистов страны осуществляется столь разнузданная пропаганда коммунистических идей, подняли грандиозный шум. Итогом стал демонтаж незаконченной работы Риверы и его увольнение. «Человека на распутье» заменила работа «Американский прогресс» каталонского монументалиста Хосе Марии Серта, а Ленина сменил куда более естественный в окружающей среде Линкольн.

Рокфеллер-младший не желал, чтобы его центр превращался лишь в рабочее гетто для «белых воротничков». На подземном этаже RCA Building открылось множество роскошных магазинов, перед зданием был устроен ледовый каток, на крыше центрального небоскреба разбили сады для его работников, а на 65-м его этаже разместился ресторан Rainbow Room, быстро ставший одним из лучших в городе. Все это, за исключением садов, успешно работает до сих пор.

Составной частью комплекса является и Radio City Music Hall, единственное здание, сохранившее память о первоначальном его названии. Развлекательный комплекс, позиционировавшийся как крупнейший концертный зал мира (вместимость — 6 тыс. человек), немедленно поразил неокрепшее воображение жителей города. Традиционно скромный внешний фасад скрывал интерьеры, богатству которых позавидовали бы современные арабские шейхи. Зал и по сей день остается одной из самых популярных концертных площадок Нью-Йорка.

На вершине здания находится и известная обзорная площадка Top of the Rock. Расположенная сразу на трех этажах небоскреба, включая и самый верхний, 70-й, она менее популярна (и куда менее высока), чем аналогичный объект на Empire State Building, однако с нее при этом открываются лучшие виды на Манхэттен. Прежде всего потому, что с нее виден сам «Эмпайр».

Так менялся скайлайн Манхэттена за прошедшие 75 лет.

Всего за девять лет в разгар самого катастрофического кризиса в истории американской экономики в центре Нью-Йорка появился беспрецедентный на то время комплекс, посвященный идеям прогресса и светлого будущего. Конечно, при этом прогресса по-американски, через тяжкий труд, когда выживает только сильнейший.

Идеи социал-дарвинизма не были чужды Рокфеллерам, но одновременно надо отдать им должное: филантропия, прямая и косвенная, со временем заняла в их жизни большее место, чем простое зарабатывание денег. Даже в тяжелейшее время Великой депрессии они нашли в себе мужество рискнуть собственным состоянием, начав проект, аналогов которому прежде не было.

Банальная идея извлечения из него прибыли — это лишь то, что лежит на самой поверхности. Строительство «Рокфеллер-центра» дало такую нужную, отчаянно необходимую работу тысячам и десяткам тысяч горожан, позволив им пережить это трудное десятилетие. Более того, сам старт проекта, а особенно успешная оперативная реализация этого «города в городе» внушила оптимизм Нью-Йорку и всей стране, став для многих свидетельством того, что в любой, даже самой сложной ситуации нельзя опускать руки, а надо просто работать. Это и есть американский прогресс. Вопреки всему. Несмотря ни на что.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский, skyscrapercity.com, flickr.com, wikipedia.org
ОБСУЖДЕНИЕ