«Это катастрофа», «Вернусь в Барановичи», «Ищу подработку». Сотрудники минских заведений о том, что их ждет, если все накроется

1332
09 апреля 2020 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка

«Это катастрофа», «Вернусь в Барановичи», «Ищу подработку». Сотрудники минских заведений о том, что их ждет, если все накроется

Настали темные времена — никто ничего официально не запрещает, но мы-то знаем, что в людные места лучше не соваться, друзей-родню не целовать, а зарплату беречь — всю до копеечки. На фоне стремительно сформировавшейся политики антигедонизма происходит обвал тех сфер, которые скрашивали наше существование, но не были жизненно необходимыми — закрываются кафе и рестораны, уходят на каникулы кинотеатры, сворачивают деятельность «ипэшники» на рынке. Плохо всем. Разве что продавцы масок и антисептиков довольно потирают обработанные раствором ручки. Но это капля в море, которая не меняет общую ситуацию.

Вирусная нагрузка на бизнес-организм

Союз экономического и вирусного кризисов привел к таким последствиям, что даже белорусы, привыкшие, кажется, ко всему, поразились — бывает же такое... Прямо у нас на глазах рушатся бизнесы — и большие, и малые. Отдельные «прирожденные коммунисты» в душе может даже и порадуются такому повороту событий: мол, на, получай, капиталист проклятый, «наживавшийся» на простом народе. Но правда в том, что за каждым «капиталистом» стоят десятки сотрудников — со своими жизненными историями, кредитами, долгами и так далее. Так что закрытие очередной точки — это отнюдь не проблема лишь семьи-основательницы, это «беда по цепочке». В общем, масштабы, если хорошенько приглядеться, способны повергнуть в уныние.

Одной из первых «дыхание смерти» почувствовала на себе сфера гостеприимства — какие стейки и апероли, когда надо запастись гречкой, успеть купить доллары и умудриться не заболеть. С десяток известных в Минске заведений уже взяли паузу до лучших времен, часть еще борется за себя, за клиента, за будущее сотрудников. Onliner поговорил с теми, кто, работая в общепите, пытается выживать всем напастям назло, а также спросил у сотрудников заведений, что будет с ними, если вдруг завтра они лишатся работы.

сет, 40 шт, 1214 г, икра летучей рыбы, креветка, кунжут, лосось, лосось копченый, морские водоросли (чука), творожный сыр
роллы, хосо маки, 8 шт, 107 г, лосось, сливочный сыр
роллы, ура маки, 8 шт, 217 г, креветка, кунжут, сливочный сыр, тунец

Пустынный март

На часах 14:20, бар «Бессонница» в Верхнем городе открыт вот уже почти два с половиной часа. За это время клиентов в популярном в «мирные» дни заведении не было. Первый из них («постоянник») появится только ближе к 15, чтобы пообедать.

— В сфере гостеприимства я работаю уже порядка 20 лет, прошел все этапы — от официанта до управляющего — и могу с уверенностью сказать: такого провала еще не было. Нынешняя ситуация не идет ни в какое сравнение с кризисами 2008 и 2014 годов, с подобным мы еще не сталкивались, — рассуждает управляющий баром Андрей Карачун. — Март 2019-го и 2020-го — это совершенно несопоставимые величины. Можно даже не брать в пример какое-то конкретное заведение. Просто вспомните, сколько людей было на улице год назад и сколько — сейчас. Вирус разогнал народ по домам, все накручены, напуганы и в последнюю очередь думают о том, чтобы провести время где-то в центре.

В целом центр города, наверное, на уровне подсознания воспринимается как место большого скопления людей. Поэтому сюда и не идут. Но по факту в центре пустынно. Зато в «спальниках» дела получше: куда-то выбираться народ боится, а спуститься на первый этаж в маленький бар и посидеть с соседом — вроде как и не страшно.

О девичниках, веселых днях рождения и прочих торжествах с участием большого количества человек в «Бессоннице» не вспоминают с середины марта. Приходят максимум по двое. И хорошо, если за весь вечер-ночь будет занято семь-восемь столов. Так что социальную дистанцию можно выполнить и даже перевыполнить. Говорят, заведение не оживает даже в пятницу и субботу: потеряли актуальность все закономерности.

— Мы каждый день и каждый час думаем о том, как жить дальше и что делать, стараемся выработать правильную стратегию. Но все — только методом проб и ошибок. Готовых рецептов нет. Да и о заработках уже не говорим: лишь бы сохранить команду, которую строили годами, и дать сотрудникам возможности к существованию. Закрыться — последний и отчаянный шаг. Мы понимаем, что за нами люди, которые живут на съемных квартирах, помогают родственникам, имеют долги. Нельзя просто взять и распустить всех.

Но дело еще и в том, что мы, как заведение, не существуем сами по себе. Всё в этой сфере (и в этом мире) взаимосвязано — поставщики продуктов, арендодатель, обслуживание пожарной сигнализации, чистка ковриков, коммунальщики и т. д. То есть мы не только платим зарплату сотрудникам, но и делаем другие отчисления — грубо говоря, кормим эти структуры. Упадем мы, рестораны, — упадут и они. Это принцип домино. Масштабы бедствия действительно очень большие.

Снижение арендной ставки, отсрочка платежа (и не на месяц-два, а минимум на полгода) — вот те меры, которые могли бы помочь бизнесу. Но в баре понимают, что все не так просто — у арендодателя точно так же есть кредиты, сотрудники, которым надо платить, и планы, «сверстанные» относительно предполагаемых доходов.

— Из этого кризиса мы все совершенно точно выйдем другими, произойдет переоценка ценностей. Но факт в том, что ситуация у нас (да и явно во всей сфере гостеприимства) нормализуется не раньше следующего лета. Этот сезон уже не спасти, потом пойдет традиционно низкий осенне-зимний период. И только к лету 2021-го на что-то можно надеяться.

Пора открывать кубышки?

Те, кто любит считать чужие деньги, уверены: у каждого ресторатора припрятана волшебная кубышка, а то и целый сейф, на содержимое которого можно безбедно жить не то что заведению, но и небольшому скромному государству. Так есть ли что открывать-распечатывать?

— К сожалению, малый бизнес построен так, что кубышек у него не было никогда. Мы не складируем деньги дома в сейфы, шкафы и матрасы. Все, что зарабатываем, вкладываем дальше — развиваемся, открываем новые заведения, — объясняет совладелец «Бессонницы» Артем Герасимов. — Так что нелегко сейчас всем, это точно. К примеру, ты планировал, что тебя будут кормить два заведения, а на заработанные ими средства ты начнешь делать ремонт третьего. Однако этого не происходит. В итоге ты не только замораживаешь проект, но и подводишь строителей, которые рассчитывали, что у них в течение полугода будет работа. Кризис чувствуют все отрасли.

Пока есть задор, оптимизм и возможности, мы работаем. Продержимся столько, сколько получится — как-никак за нами 70 человек, которым, случись что, нечем будет кормить семьи.

Две недели назад мы с другими рестораторами обращались к властям с просьбой предоставить отсрочку по оплате аренды, но я понимаю, что уже сейчас эта петиция неактуальна. Ситуация меняется буквально каждый день. Поэтому по-хорошему государству сейчас надо спасать тех, в ком люди нуждаются больше всего, — медиков и всю систему здравоохранения. Мёда на всех не хватит, поэтому необходимо расставить приоритеты: разобраться с главным, а уже потом помогать наиболее пострадавшим отраслям.

Больше всего нас тревожит неизвестность: сегодня ты работаешь, что-то планируешь, а завтра официально объявляют карантин и никто никуда не выходит. Что тогда? Пока мы делаем все, чтобы продолжить работу и сохранить свою репутацию.

электронный, оральный способ измерения, память: 1 измерение, водонепроницаемый
электронный, подмышечный/оральный/ректальный способ измерения, результат: 10 секунд, память: 1 измерение, с гибким наконечником, водонепроницаемый

Подушка безопасности есть

Еще никогда перспектива потерять работу (не из-за собственного раздолбайства или конфликтов на местах) для работников сферы гостеприимства не была так актуальна. Мы спросили у тех, кто нас встречает-радует-кормит, что с ними будет, если завтра все ляжет.

Алина, администратор

— В баре я работаю уже почти пять лет, и это моя единственная возможность заработка. Конечно, хочется верить в лучшее и в то, что мы если и закроемся, то довольно быстро снова начнем работу. Но если проигрывать в голове худший сценарий, то я, в принципе, готова даже к нему: года три назад начала копить деньги, так называемую подушку безопасности. Поэтому полгода, а может и год проживу даже с учетом того, что арендую жилье. Что буду делать? Смотреть лекции, читать книги, отдыхать. Я знаю, что у всех ситуации разные и даже критичные, но мы стараемся помогать друг другу.

«Накануне потратил приличную сумму денег»

Александр, бар-менеджер

— Еще полгода назад, когда даже не было никаких предпосылок к кризису, меня спросили: что ты будешь делать, если бар вдруг закроется. Тогда я подумал и пришел к выводу: отрасль большая, найду где себя применить. Но если смотреть на текущую ситуацию и перспективу полного карантина с изоляцией, то даже не знаю... Я семь лет связан с одной сферой, представить себя где-то в другом месте очень сложно.

Как и многие белорусы, я «упакован» по полной — съемное жилье, кредиты, помогаю деньгами родственникам. Поэтому перспектива остаться без зарплаты для меня совсем нерадостная. Еще и накануне всего этого прилично потратился — принял участие в конкурсе, в котором хоть и победил, но при этом сильно просел по деньгам. То есть об участии я не жалею, а вот из-за того, что кубышка частично опустела, грустно. Но все равно верю в лучшее и в то, что мы выстоим.

«На всякий случай уже искал подработку»

Денис, шеф-повар

— Поваром я работаю уже десять лет (четыре из них шефом) и, честно говоря, понимаю, что другой работы для меня, где можно было бы заработать, просто нет. Если ляжет общепит, средства к существованию потеряет огромное количество людей. И это очень тревожит — приезжие не смогут снимать квартиры, те, у кого есть дети, не будут знать, чем их кормить.

Хотелось бы, чтобы люди вернулись в заведения и все было по-прежнему как можно скорее. Мечтаю работать и не отходить от плиты. Что будет, если лишусь зарплаты? Придется туго. В октябре сделал себе на день рождения подарок — купил ноутбук в рассрочку. Теперь каждый месяц надо отдавать энную сумму, еще и за жилье платить арендодателям (а они требуют строго доллары, даже несмотря на то, что достать их сейчас весьма проблематично и это повсеместная ситуация — я обзвонил немало объявлений). И деньги надо откуда-то брать. Опять же не хочется портить свою кредитную историю и попадать на штрафы от банка. Помощи мне ждать не от кого — родни почти нет. Поэтому на всякий случай уже смотрел объявления в поисках подработки: сторожем или еще кем-то.

Покупательская способность упала в разы

К Евгению, который угощает минчан десертами и кофе в «Валенке», мы на минутку заглядывали полторы недели назад. Что изменилось за это время?

— Стало хуже, — честно признается бизнесмен. — Что такое 5—20 посетителей для кофейни, которой для нормального существования надо порядка 250—300 гостей в день? Мы пока держимся: ищем по карманам, сейфам, помогают друзья. За годы работы сформировался какой-то запас прочности, поэтому мы не сокращаем персонал. Никого из 60 человек не уволили. Чтобы выравнять зарплаты, перераспределяем сотрудников по объектам — в одних заведениях дела всегда идут лучше, в других хуже.

То, что происходит сейчас, — это катастрофа. Упало все, и ты не понимаешь, что делать дальше. Что касается нас, то мы не повышаем цены, а наоборот, стараемся их снизить — при таком раскладе не будет возможности предложить гостям что-то экзотичное, но по крайней мере и по карману кофе с пирожным не ударят. Я очень надеюсь, что мы не дойдем до той стадии, когда поход в кофейню будет восприниматься как выход в свет.

«Если все будет плохо, вернусь в Барановичи»

Ольга, управляющая сетью кофеен

— Бороться мы, конечно, будем до последнего. Если понадобится, я и сама стану за стойку. Но вообще, перспектива остаться без работы пугает: каждый день в нашем общепитовском чате мелькает информация — закрылось такое-то заведение, ищу работу. А ты понимаешь, что не можешь перехватить отличного специалиста, потому что ситуация такова, что тебе надо спасать своих, не то что набирать новых.

Что касается меня, то каких-то солидных сбережений я не имею. Плюс снимаю квартиру, а на уступки арендодатель особо не идет — договорились, что только в мае будет скидка. При самом худшем раскладе поеду к родителям в Барановичи. Там с работой ситуация наверняка не лучше, но по крайней мере крыша над головой будет. Вообще, страшно из-за всего происходящего, но от этого ты еще более благодарен тем посетителям, которые к тебе все-таки приходят.

«Страшит, что это может затянуться»

Ксения, бариста

— Бариста я работаю уже полтора года. Если вдруг все закроется, то это для меня будет существенный удар. Благо я живу с родителями и есть поддержка с их стороны (еще и работодатель предлагает разные варианты решения проблем). Знаю, что многие мои ровесники, кто жил отдельно, собирают чемоданы и возвращаются домой.

Постоянные посетители, конечно, продолжают заходить. Спасибо им за это. Разговоры сейчас в основном крутятся вокруг коронавируса и того, что людей стало совсем мало. Заболеть я не особо боюсь, так как выполняю все рекомендации. Страшнее, если это все затянется.

Мои родители переживают все более-менее спокойно, хотя у них на работах тоже сокращения часов и зарплат. Но они говорят, что на их веку уже было столько кризисов, что ничего не страшно. А вот мне тревожно.

Если придется готовить самим, то мультиварки в подмогу. Есть на складе

мультиварка, объем 4 л, покрытие чаши керамическое, мощность 980 Вт, 15 программ, пароварка
мультиварка, объем 5 л, покрытие чаши керамическое, мощность 1000 Вт, 17 программ, пароварка
мультиварка, объем 5 л, покрытие чаши антипригарное, мощность 900 Вт, 15 программ, пароварка

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Без комментариев