270
09 апреля 2020 в 18:01
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Малиновский

Еще один очаг в Беларуси? Репортаж из города атомщиков, в который завезли вирус

В полукилометре от серебристых градирен и выкрашенных в цвета флага реакторов свили гнездо аисты. Они устроились на верхушке поржавевшей водонапорной башни, таскают туда лягушек, растят птенцов и знать не знают, что происходит под боком. В этом мы с ними похожи: нам тоже известно совсем немного. Съездили в Островец и попытались хоть немного исправить ситуацию.

«Начали выдавать маски и перчатки, проходную все время обрабатывают» 

О заболевших россиянах, работающих на строительстве Белорусской АЭС, стало известно вчера. По официальной информации, диагноз подтвердился у 15 рабочих. Всех, с кем они контактировали, отправили на карантин. Сколько всего таких — не сообщается.

Министр здравоохранения Владимир Караник сообщил, что рабочие госпитализированы, проходит уточняющая лабораторная диагностика. Это те строители, которые находились в карантине, приехав в Островец. То есть они еще не приступали к работе.

Рабочие жили в одном из общежитий, находящихся в новом микрорайоне. Местные говорят, они приехали в Беларусь еще в конце марта.

По асфальту, успевшему слегка состариться за время строительства «атомки», пролетают грузовики, автобусы, легковушки с российскими номерами. Многие водители — в масках и респираторах.

— Пару дней назад всем начали выдавать маски и перчатки, проходную все время обрабатывают, — рассказывает нам сотрудник строящейся станции. — Народ боится. Хотя скорее остерегается. Руководство ничего не говорит. Все на работу приходят и тут же в телефоны утыкаются (кому можно их проносить) — стараются найти в интернете хоть какую-то информацию.

«Атомка» находится в нескольких километрах от Островца. Вокруг станции только пара заброшенных хуторов и небольшая усадьба.

Каждый день на стройку приезжают сотни человек. Едут из Островца, близлежащих городов, маленьких и больших деревень. А вечером народ снова разъезжается по округе.

На окраине Островца встречаем парней со спортивными сумками — они работают вахтовым методом.

— Заболели монтажники из России, они вон в тех общагах жили. Говорят, их повезли в Сморгонь, а всех, с кем они общались, положили в нашу больницу. Вчера по городу весь день носились скорые. Врачи все в скафандрах. С «атомки» вроде никого больше не увезли, но из домов много кого. Ночью забрали соседа, утром еще одного, — говорит один из парней.

— Да, а у меня сосед в три часа ночи не спал и тоже видел, как из подъезда выносят, — кивает его коллега и добавляет, что на станции стараются принимать меры: — Нам начальник сказал, что могут изменить график работы, чтобы люди поменьше друг с другом пересекались. Но на этом пока все. 

«Какая может быть изоляция, если их в „двушке“ четверо или пятеро и остальные ходят на работу?» 

В январе этого года в Островце открыли новую больницу, большую и современную. Выходящие врачи говорят, что сегодня она работает так же, как и всегда. Мы спрашиваем о коронавирусе, и женщина, оглядываясь, показывает нужное направление: «Это вам в старую. Вам в ту сторону».

Возле старой больницы, украшенной краснокирпичной надписью «Миру — Мир» и растяжкой, посвященной охране труда, дежурит несколько скорых. На входе в больницу стоят милиционеры в масках. К шлагбауму подходит фельдшер, несущий ссобойку из магазина.

— Я только привожу людей и ничего больше не знаю, — хитро улыбается мужчина. Мы предлагаем ничего не говорить и только покивать.

— Я правильно понимаю, что контакты первого уровня здесь?

— Вы и сами знаете.

— Много людей привезли?

— Достаточно. 

— Больше ста?

— Не думаю, что больше, — снова улыбается мужчина и советует, с кем из персонала лучше пообщаться.

Как нам объяснили, поликлиника сейчас принимает только пациентов с острыми болями — плановые осмотры пока не проводятся. Людей с подтвержденными диагнозами увезли в Сморгонь, контакты первого уровня находятся здесь, в больнице.

Если удалиться от приемного отделения на километр-другой, об очаге можно тут же забыть. Многие жители ходят без масок, мамы прогуливаются с детьми, а девушка с коляской искренне удивилась, что в городе кто-то заболел. Тем не менее некоторых происходящее здорово пугает. Местная жительница, чей муж работает на атомной станции, говорит, что атмосфера на предприятии крайне неприятная.

— Мой муж сейчас находится там. Приехавшие россияне действительно находились в карантине, но послали их туда не с момента приезда, а через несколько дней. Они ездили одним автобусом, ходили по магазинам, жили в одних квартирах с другими людьми. Позавчера ночью выявленных увезли в больницу, а контактам первого уровня запретили вход на АЭС и сказали ждать. При этом они выходят в город, ходят в магазин. Какая может быть изоляция, если их в «двушке» четверо или пятеро и остальные ходят на работу? — эмоционально говорит женщина, которая попросила ее не называть: потерять работу в нынешней ситуации будет особенно неприятно.

Еще одна местная жительница, представившаяся Виолеттой, говорит, что на станции работает вся ее семья, а потому ей слегка не по себе.

— У меня муж — водитель автобуса, сестра тоже там. Они со всеми общаются, со всеми контактируют. Страшно. Там же весь город работает. Я вчера всю одежду перестирала, но как мужа дезинфицировать, один Бог знает, — улыбается женщина с двумя маленькими детьми. — Но я уверена, что пик в городе будет после выходных. В воскресенье Пасха, а у нас большинство католиков. Ходят слухи, что костел все отменит, но не знаю, как в итоге все решат.

Как объяснил нам помощник настоятеля, ксендз Роман, в этом году костел действительно решил принять меры.

— Мы призываем людей остаться дома и не приходить. Служба в Гервятах будет транслироваться на сайте, также будет трансляция из Гродно на местном телевидении. 

Тем не менее мы не можем отменить празднование Пасхи и людей выгонять ни в коем случае не будем. Если кто-то решится прийти и освятить еду, мы просим быть благоразумными и не проявлять эгоизм: как минимум нужно надеть маску, чтобы никого не заразить, — рассказал представитель костела.

«Я не виноват, что градусников нет и маски не завезли» 

По соседству с костелом находится небольшая аптека, в которой нас встречает уставший фармацевт.

— Как в городе дела?

— В Багдаде все спокойно, — улыбается мужчина в белом халате.

— Народ рванул за масками и антисептиком? 

— Рванул, но не сегодня и даже не вчера. У нас народ уже все скупил и сидит дома. Кто-то один ляпнул про жаропонижающее, весь город побежал скупать. Приходит: «Дай десять пачек». Я объясняю, что препарат этот будет бесполезен в случае чего, что у таблеток есть срок годности и их придется выкинуть. Нет, все равно берут.

— А маски, антисептики есть?

— Макси разбирают. Я в Гродно прошу тысячу масок, а мне присылают пятьдесят или максимум сто. Я не виноват, что градусников нет и маски не завезли! Такая ситуация! — обиженно говорит фармацевт.

— Так мы же вас и не виним.

— Ну да. Просто народ должен понимать, что против ветра не пойдешь.

Торговый центр, кафе и рестораны пока работают. В салоне сотовой связи нас встречают три девушки в масках.

— Все у нас хорошо, все гуляют. Посмотрите по сторонам, — говорит одна.

— Пускай гуляют. Я считаю, что это естественный отбор, — резко отвечает вторая. — Разрешили бы мне дома сидеть, я бы не вылезала. А чего сейчас ходить?

На выходе встречаем мужчину с узнаваемым акцентом. Он курит и довольно улыбается солнцу.

— Вы, наверное, из России?

— С Воронежа.

— И как на АЭС дела?

— Ой, да все нормально. Только работать лень и лезть высоко, — говорит парень и уходит в сторону общежитий.

По слухам, которые профессионально генерируют работники атомной станции, сейчас на изоляции находится около ста человек. Официального подтверждения этой информации пока нет — мы обратились в Минздрав и надеемся на ответ. Официальный комментарий «Росатома» можно прочитать здесь.

 Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: пишите нам в Viber!

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Малиновский
Без комментариев