136
17 марта 2020 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Анна Иванова, Сергей, архив Onliner

Окно в кладовке и баня на чердаке. Как белорусы «расширяются» в многоэтажках

В частном доме все просто и ясно: понадобилась комната — построил. Так небольшие усадьбы обрастают «скворечниками», царь-балконами и прочими поразительными пристройками. А куда расширяться в многоэтажках? Кажется, что это вообще невозможно, но когда людям нужны квадратные метры, они способны извлечь их из воздуха: проделать окно в кладовке, присоединить к квартире чердак и даже небольшую декоративную башню над «сталинкой». Правда, это не всегда законно. О том, как белорусы расширяются в многоэтажках, — наш материал.

Кладовки превращаются...

Кладовки на чердаках — обычная штука для многих панельных домов Минска. Жильцы последних этажей попадают сюда через люк в перекрытии над балконом и хранят здесь вещи, чтобы не занимать полезную площадь квартиры.

 

По проекту чердачные кладовки в девятиэтажке на Одинцова представляют собой бетонные мешки без окон. Но несмотря на то, что высокий человек даже не станет в этой каморке в полный рост, некоторые жильцы не поленились пробить в стене окно и превратить каморку в нечто большее.

— В спальне под этой кладовкой раньше жила молодая семья с ребенком, — рассказывает Галина, хозяйка квартиры. — Хотели сделать на чердаке кабинет или что-то вроде того, чтобы было больше места. Окошко вырезали, стены утеплили. В итоге кладовка превратилась в «домик на дереве», где играли дети. Мы там сделали высокие перила для безопасности. Позже молодые построили себе квартиру и переехали. Ребенку уже 10 лет, поэтому в кладовке я храню инструменты, банки, хозяйственный инвентарь.

«Тайные комнаты» на чердаке

На улице Авакяна есть шестиэтажка, построенная отнюдь не для нуждающихся. Судить об этом по внешнему виду сложно: дом как дом, железные двери, кирпичные стены. Но на последнем, техническом этаже, где проектом предусмотрены только маленькие слуховые окна, есть по крайней мере одно увеличенное. Очевидцы говорят, что по вечерам в нем зажигается свет, потому что этот «чердак» таинственным образом присоединен к квартире снизу — так жильцы оборудовали себе дополнительную «тайную комнату».

Все тайное рано или поздно становится явным, но с шестиэтажкой на Авакяна вышло иначе. Дом строился для чиновников, которые умеют друг с другом договориться, поэтому техэтаж все так же занят тренажерами, закатками, а порой и чем-то поинтереснее.

— Дом строился для каких-то высокопоставленных чиновников Белорусской железной дороги, — рассказала одна из жительниц шестиэтажки. — Здесь живет много людей со связями, поэтому помещения на техэтаже быстро «распределились между жильцами». Не знаю, может, некоторые из них куплены...

— Да никто их не покупал, — отмахивается ее соседка. — Кто успел, тот и взял. Кто-то там закатки хранит, кто-то тренажер поставил, а кто-то себе двухъярусную квартиру сделал еще в 90-е. По лестнице поднимаешься — и там у них огромная комната, 20 с чем-то «квадратов». Жилец себе спальню сделал, окно расширил. А в третьем подъезде на техэтаже устроили баню. Опять же, дело было лет 15 назад, и, возможно, все уже вернули в исходное состояние.

Заходим в подъезд вместе с представительным мужчиной, начинаем спрашивать его о техэтаже, и он сетует:

— Жильцы самовольно заняли эти помещения, и никому до этого нет дела. В основном используют как кладовки. Раньше здесь даже баня была, но ее «хозяин» переехал. Думаю, что и бани уже нет. Многие жильцы провели на техэтаж коммуникации без согласований, из-за чего в доме периодически отключаются отопление и горячая вода. Все это незаконно, без документов, никто ни за что не платил. А товарищи из домоуправления заниматься этим не хотят: «Ай, ну вас! Вы тут все блатные». Ладно, я и так много наговорил. Мы тут все друг друга знаем, поэтому не жалуемся.

Техэтаж в доме на Авакяна представляет собой длинный коридор с дверями, как в общежитии. Двери разные, некоторые даже оборудованы звонками. Пока мы давили на кнопку, чердак посетил молодой человек с ключами. Сказал, что собственником не является и понятия не имеет, принадлежат ли эти помещения жильцам дома. Рассказал, что год назад за дверью со звонком жил человек. Что ЖЭУ хотело устроить здесь расчетно-операционный центр, но никто из жильцов не обрадовался такой перспективе и не дал свое согласие. Вежливо отказав нам в просьбе взглянуть на помещение техэтажа изнутри, собеседник скрылся за дверью.

В ЖЭУ рассказали, что на самострои в шестиэтажке на Авакяна давно никто не жаловался. Последние жалобы поступали лет пять назад. С тех пор сменилось много сотрудников, срок давности истек, документы отправились в архив. Наверное, жильцы привели все в исходный вид, но это не точно.

Присоединил чердак к квартире, а к чердаку — небольшую башню

Пять лет назад Onliner рассказал историю Сергея из Витебска, который присоединил к квартире на последнем этаже «сталинки» чердак. После первого этапа перепланировки над жилым помещением оставалось около 20 «квадратов» чердачного пространства с небольшой башенкой — резерв для следующего расширения. Спустя пять лет Сергей решил повторить свой успех. В итоге из обычной «двушки» на 60 «квадратов» получился трехуровневый пентхаус с очень необычной планировкой.

Конечно, сама башня не добавила квартире метража (ее площадь — всего 2,5 «квадрата»). Зато кровля над присоединенной 18-метровой комнатой увенчалась архитектурным изыском — небольшой надстройкой с двумя мансардными окнами.

Присоединение новой комнаты с башней обошлось Сергею в $500 за «квадрат», но на согласования ушел целый год. Половина башни стала чем-то вроде антресоли, куда можно взобраться по лестнице. Вторая же половина добавила света и воздуха.

Через пару лет Сергей выкупил еще одну «двушку» на последнем этаже своего дома и присоединил к ней мансардный этаж. К тому же бизнесмен помогал с такими проектами минчанам и витеблянам. Он говорит, что присоединение чердаков — не редкость ни для Минска, ни для Витебска, но далеко не всегда все делается по закону. Ведь от полутора до трех лет придется потратить на оформление документов, а четкой законодательной базы для этого в Беларуси нет.

Тем не менее Сергей убежден: проще один раз пройти все согласования, чем жить в страхе перед соседями.

— Мне по-человечески непонятно, зачем люди делают такие перепланировки, не собираясь их узаконивать. Если ты живешь в многоквартирном доме, у тебя 20—30 соседей по подъезду и с каждым нужно поддерживать идеальные отношения, чтобы он не «сообщил куда следует» о твоей незаконной перепланировке. Не обязательно, чтобы все соседи пошли на тебя войной. Одной жалобы достаточно, чтобы самовольно построенное пришлось вернуть в исходное состояние. Еще и штраф влепят — порядка $350. Через два-три штрафа человеку придет такой счет, что дешевле было бы еще одну мансарду построить.

Поэтому я очень не рекомендую заниматься самостроем. Это вопрос времени, когда его заставят привести в первоначальный вид. И в Минске, и в Витебске хватает незаконно присоединенных чердаков, но это чревато большими проблемами. Люди уходят с должностей, умирают, завещают квартиру детям. А проблемы остаются.

При этом узаконить самострой гораздо сложнее, чем согласовать все изначально. Если заранее готовишь документы на реконструкцию, достаточно согласия ⅔ собственников. А чтобы узаконить, нужно стопроцентное согласие. Да, штраф за «самоволку» действительно меньше, чем если все делать по закону, заказывая проекты и оплачивая технадзор. Но велика вероятность, что вас обяжут все вернуть в исходное состояние.

В любом случае если у вас прекрасные отношения с соседями, собрать согласия один раз проще, чем сделать самострой и годами жить в страхе, что с кем-то поругаешься.

По словам Сергея, лучше всего для «расширения вверх» подходят последние этажи «сталинок», над которыми обычно есть высокий чердак или техэтаж. Затраты на ремонт будут немаленькие: зимой на чердаке слишком холодно, летом — пекло, поэтому без качественного утепления не обойтись. Как правило, чердаки многоэтажек лишены окон, на их установку тоже придется потратиться. К тому же нужно провести на новый этаж полноценное отопление, а это сложно и с технической, и с бюрократической стороны.

Тем не менее цена квадратного метра в присоединенной мансарде окажется гораздо ниже рыночной: по опыту Сергея это $500—800 за «квадрат» без отделки, если нанимать рабочих.

В Минске на площади Победы есть другая приватизированная башня. Ее площадь — 16 «квадратов», из окон открывается вид на парк Горького и широкое русло реки Свислочь. О том, как башню над знаменитым домом удалось присоединить к квартире и что в ней находится, читайте в этом материале:

Для кого это строилось? Минские башни изнутри

Комната в лифтовом холле

Со столицей связана еще одна поразительная история расширения, которую просто невозможно не вспомнить. Произошла она в 90-е в 16-этажном доме на улице Шугаева. Люди совершенно законно, со всеми согласованиями присоединили к своей квартире лифтовой холл с окном. В те времена достаточно было собрать согласие жильцов своего этажа — и вуаля: «однушка» превратилась в «двушку».

Это, конечно, не значит, что теперь лифт приезжает прямо в чью-то квартиру. Дом на Шугаева устроен довольно странно: в нем три лифта, но на некоторых этажах останавливается только один, что и дало людям возможность расшириться. Об этом поразительном случае читайте здесь:

«Сделал и заплатил штраф 10 базовых». Минские перепланировки, в которые вы не поверите

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Анна Иванова, Сергей, архив Onliner