349
09 марта 2020 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Анна Иванова

Найдете 10 отличий? Сравнили самую дорогую и самую дешевую улицы Минска

Каково жить на самой дешевой улице Минска? Говорят, плохо. А на самой дорогой? Говорят, тоже плохо. То ли в Минске все страдают, то ли ноют при любом достатке. Пока сам не сравнишь — не поймешь. Среди всего многообразия столичных улиц мы выбрали самую дорогую и самую дешевую и узнали, чего у них больше — сходств или отличий.

Дисклеймер

На самом деле неизвестно, какая улица в Минске самая дорогая, а какая — самая дешевая. Непонятно, как считать: по цене квадратного метра или целой квартиры? И что делать с улицами, на которых большинство домов частные? А с теми, на которых квартиры продаются раз в несколько лет?

В Минске еще остались целые улицы с бараками, крысами и туалетами типа «сортир», но на них очень редко что-нибудь продается. А есть элитная застройка в Слепянке и Дроздах, где жилье продается еще реже, но годами висит в объявлениях по ценам, не имеющим отношения к жизни.

Поэтому мы принимали в расчет только улицы с многоэтажками, где частота продажи квартир позволяет составить какую-никакую статистику. Получилось, что самое дорогое жилье находится на улице Маркса, а самое дешевое — на Передовой. Но если подумать, у этих улиц гораздо больше сходств, чем отличий.

Передовая. Самая дешевая улица Минска

Невероятно, но весь жизненный цикл неблагополучного белоруса умещается на этой улице, будто на почтовой открытке. Начинается он на заводе сборного железобетона и у магазина с широким ассортиментом крепленых вин, а заканчивается между наркодиспансером, исправительным учреждением открытого типа и церковью «Неупиваемая чаша», которая функционирует, хоть и выглядит как долгострой. Добавьте к этому ритуальный магазин, обувную мастерскую и пару заброшенных помещений на первых этажах — и перед вами улица Передовая.

По одну сторону Передовой находится завод сборного железобетона, по другую — пятиэтажки, общага, исправительное учреждение и наркодиспансер. А между ними — рельсы, шпалы и перрон. Здесь есть движ, но это движ урчащих грузовиков и грохочущих железнодорожных составов. Здесь региональные электрички из Орши встречают две пустые «чекушки» возле перрона, толстый трубопровод и зловещее мигание люминесцентных ламп в подземном переходе. Идти некуда, делать нечего, и приезжие относятся к этому месту соответствующе. Как возле всякой станции, куда часто приходят поезда экономкласса, на Передовой неопрятно и неуютно.

Все газоны на Передовой изрыты колесами легковушек и более габаритной автотехники. Есть места, где жители вроде бы пытались разбить клумбы, но дальше торчащих из земли палок дело не пошло. Кое-где попадаются крашенные булыжники — орудие борьбы с «паркунами». Но «паркуны» ведут с каким-то запредельным счетом.

— Район старый, молодежи мало, много пьющих, — рассказывает жительница улицы. — Квартиры здесь давали заводчанам. Мы живем здесь с 1965 года. Наши родители жили, а теперь мы. И я бы не сказала, что здесь происходит какое-то обновление жителей, что переезжают молодые, перспективные... Таких единицы.

— Здесь не столько алкоголиков, сколько наркоманов, которые приходят в наркодиспансер, — добавляет мрачных красок другая жительница района. — В наркодиспансере им какую-то жидкость дают пить, они постоянно выходят оттуда с бутылками и что-то пьют во дворе. Сидят на лавках, кричат, ругаются. Не знаю, что это за жидкость, не дай бог это знать. Драки на улицах бывают, но нечасто. У нас же милиция все время патрулирует. Я живу в этой пятиэтажке, и у нас в подъезде есть пара пьющих квартир. Жильцы не скандалят, не дерутся. Просто тихо пьют.

Из заведений на Передовой есть только спортивный клуб «Волат», при нем — детское кафе с сувенирами. Выглядит креативно, потому что находится в бывшем заводском помещении с муралом на стене. Алкоголем здесь, конечно, не торгуют.

— Район как район — такой же, как все остальные спальные районы Минска, — говорит молодая женщина за прилавком. — Возможно, по сравнению с центром здесь больше пьющего контингента. А вообще, все это — стереотипы. Я сама живу в двух остановках отсюда. И квартиры здесь далеко не дешевые.

Передовая известна своими домами-малосемейками, что во многом и обуславливает низкие цены на жилье. Здесь есть две двухподъездные пятиэтажки на 120 квартир каждая, абсолютно все из которых — однокомнатные, причем многие не достигают даже 25 метров общей площади.

В малосемейках жить плоховато. Во-первых, на каждые 10 «квадратов» здесь приходится примерно по одному жильцу, а это колоссальная плотность.

Во-вторых, 13 квартир на этаже расположены вдоль длинной кишки-коридора с дощатым полом и плохой звукоизоляцией. По сути, это переходная форма между общагой и квартирой.

В-третьих, большинство квартир в малосемейках либо съемные, либо воспринимаются хозяевами как временное пристанище. Рано или поздно отсюда уезжают все семьи, у которых хватило денег на расширение, а остаются самые небогатые жильцы с низким уровнем притязаний. Иногда сюда переезжают старики после размена с детьми.

— Мы с дедом сюда из Серебрянки переехали, — говорит пожилая жительница малосемейки. — Ну конечно в Серебрянке лучше, чем здесь! Машины не дают по улицам ходить. Смотришь в окно — одна за одной едут. И грузовые, и легковые. Бордюры поломаны, все на свете.

В доме-малосемейке на Передовой есть две истории борьбы с безысходностью. Одна — безмолвная — написана на стенах последнего этажа. Человек с задатками художника попытался внести в суровую действительность элементы безудержного веселья. Получилось спорно, но все же лучше, чем на остальных этажах.

Вторая история печальная.

— Я живу здесь 22 года, но давно не выхожу, — говорит пожилая женщина, которую соседи называют Васильевной. — За мной ухаживает соцработник. А раньше, лет 10 назад, я боролась с незаконно запаркованными машинами перед подъездом и у себя под окнами. Писала заявления в разные службы. Меня здесь и били за это. И не один раз. Потом на площадку перед моим окном поставили валуны, но помогло это только отчасти. Вот родители привозят детей в школу, и сами понимаете, где они оставляют машины.

Я 22 года убирала сухие ветки во дворе дома. Три года подметала подъезд от пятого до первого этажа. Вы думаете, мне кто-то спасибо сказал? Сохрани бог. А с прошлого года я совсем себя плохо чувствую и в подъезде не убираю.  

В этом доме очень мало постоянных жильцов. Здесь живут в основном квартиранты. Не знаю, как на других этажах, а у нас на первом из 13 квартир около 10 сдается. А что значит квартиранты? Чихать они хотели на порядок.

Маркса. Самая дорогая улица Минска

Улица Маркса существует в другой реальности. Здесь каждый человек вооружен модным «яблочным» лэптопом и чашечкой имбирного латте. Здесь люди никогда не нарушают безопасную траекторию, проложенную между автомобилем, кофейней, офисом, бутиком и баром. Ведь если придерживаться этой траектории, можно весь день купаться в звуках приятной расслабляющей музыки и лучах теплого света гирлянды LED.

Но стоит свернуть в подворотню — и улица Маркса предстает с изнанки. Гудят вытяжки, курят люди в униформе, стоят мусорные баки с объедками, по копченым фасадам тянется сигаретный дым и кишки металлических труб, вентиляторы наматывают на турбину нити человеческих нервов.

 

— В нашем доме шесть кафе, — говорит жительница улицы. — Некоторые работают до двух ночи. Летом вся улица заставлена верандами, а хозяева вывешивают динамики и соревнуются, кто кого перекричит. Потом кафе закрываются, и нетрезвые посетители продолжают куражиться в нашем дворе. У нас есть активисты квартала, они борются, но воз и ныне там. Хуже всего во втором подъезде: там очень много кафе, баров, вытяжек на фасаде, мусорок перед подъездом. Вечно грязь и шум.

— А плюсы?

— Ну-у... музей у нас есть. Близость к «Воротам города», к вокзалу, все в шаговой доступности. Так что с одной стороны — хорошо.

На улице Маркса не пахнет перегаром и соленым потом рабочих тел, но бары и кофейни, офисы и барбершопы постепенно вытесняют отсюда жителей. С каждым годом в роскошных сталинках с лепниной живет все меньше людей и все больше людей работает. И высокие цены на квартиры здесь — это, главным образом, цены на будущие офисы.

— Жильцов на Маркса с каждым годом все меньше: квартиру за квартирой выкупают организации, — говорит другой житель улицы, профессор архитектуры и градостроительства. — В моем подъезде половина квартир уже занята офисами. В итоге весь двор запаркован автомобилями людей, которые здесь не живут, а работают. И таких машин, конечно, гораздо больше, чем автомобилей жильцов. Так что это проблема №1.

— А знаменитые люди здесь живут?

— Все знаменитые уже за городом. Вот и я подумываю об этом. Дом был построен перед войной, в 1939 году. В войну ему сильно досталось, но коробка уцелела. После войны и реконструкции мой дед, член правительства, получил здесь квартиру. Раньше тут жили непростые люди, но разъехались.

Сходства и отличия

Люди на Маркса всегда собранные. Открывают дверь при полном параде, в полной боеготовности. Даже на балкон здесь принято выходить сразу в пиджаках и галстуках. Ну а как же — место обязывает. Подъезды здесь чище, потолки выше, окна больше, дома красивее, чем на Передовой. Но кроме перечисленного и лепнины, у самой дорогой и самой дешевой улиц Минска не так уж много отличий.

И на Передовой, и на Маркса много посторонних — тех, кто приходит повеселиться, поработать, на освидетельствование, бросить машину, отбыть наказание или просто проходит мимо, внося элемент хаоса и разрушения.

Оба района страдают от «паркунов». Но если на Маркса запаркованы дорогие автомобили офисного бомонда и ресторанных завсегдатаев, то на Передовой — грузовые прицепы, цистерны с битумом, «каблучки» и микроавтобусы.

Оба района страдают от пьющих людей. Только на Передовой эти пьющие люди затариваются чекушками и «чарликом», а на Маркса потребляют дорогие вина и модные коктейли, оттопыривая мизинец и «запиливая» селфаки в Instagram.

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Анна Иванова