Продолжение громкой истории. Супруги, которые продали злополучную квартиру пенсионерке, написали письмо на Onliner

264
20 июня 2019 в 12:00
Автор: Евгения Штейн

Продолжение громкой истории. Супруги, которые продали злополучную квартиру пенсионерке, написали письмо на Onliner

Пару дней назад на Onliner был опубликован большой и резонансный материал о том, как 72-летняя врач из райцентра купила квартиру в Минске за $64 тыс. и через два месяца ее лишилась. Пенсионерка и ее сын считают, что стали жертвами мошенничества. Мы постарались отразить в статье мнение всех сторон конфликта, но после публикации в редакцию пришло письмо от Елены, супруги Павла, который продал пенсионерке злополучную квартиру. «Суть вопроса в статье передана верно, но я хочу уточнить некоторые нюансы, без которых взгляд на то, кто действительно оказался потерпевшей стороной, весьма искажен», — считает Елена.

Очень коротко напомним завязку этой истории. В 2010 году суд выселил из государственной квартиры на «Розочке» проблемного жильца Сергея и его сестру Анастасию. Квартира была в состоянии притона, по «коммуналке» огромный долг. Прописана осталась только бывшая жена Сергея Татьяна и ее дети: она привела свою комнату в порядок, оплатила основной долг и ЖЭС отказался от иска в ее отношении.

В 2012 году Анастасия потребовала суд отменить решение о выселении, поскольку о долгах и риске потерять квартиру ее с братом не предупредили должным образом, однако арест на квартиру не был наложен вовремя. Пока дело находилось в суде, квартира была незаконно приватизирована и дважды перепродана. Анастасия впоследствии выиграла суд, и все эти сделки были признаны ничтожными. Последнее звено цепочки — 72-летняя пенсионерка осталась без квартиры и без денег.

Дальше — длинное письмо Елены. Вот ссылки на ключевые моменты

«Один скитался, другая съехала. Как их можно было предупредить о выселении?»

«Сергей не являлся в суд по вызовам, привод неоднократно не удавалось исполнить ввиду того, что его не нашли, он бродяжничал. Анастасия с 2008 года выехала жить в квартиру к гражданскому супругу (от которого в 2012 году родила сына). За квартирой никто не смотрел, более 10 лет не платили коммунальные платежи (свет и газ были отключены), там проживали бомжи и наркоманы, санитарное состояние ее было ужасным, о чем имеется множество актов ЖЭС.

И только через полтора года после выселения указанных лиц из квартиры (весной 2012 года), когда квартиру привели в более чистый вид, оплатили часть долгов, Анастасия обратилась в Минский городской суд с жалобой на отмену решения суда».

В июне дело направили на повторное рассмотрение, однако арест на квартиру был наложен лишь в конце ноября.

Находясь в судебном производстве, притон на «Розочке» пять месяцев был свободен от арестов. За это время Татьяна нашла покупателей на квартиру — Павла и Елену, которые оплатили приватизацию и приобрели ее за $50,5 тыс. Вскоре после сделки Павел продал квартиру пенсионерке Лилии и через два дня получил повестку в суд.

«Если бы не судебные и бюрократические ошибки, никаких сделок бы не было»

«При первой отмене решения о выселении в июне 2012 года суд не наложил арест на спорную квартиру, и в период рассмотрения данного дела были совершены три сделки:

— 24 августа 2012 года договор приватизации квартиры между Татьяной с ее мужем и администрацией Московского района г. Минска. На тот момент дело находилось в производстве суда уже три месяца.

— 12 сентября 2012 года договор купли-продажи квартиры, заключенный между Татьяной с мужем и Павлом.

— 30 октября 2012 года договор купли-продажи квартиры, заключенный между Павлом и Лилией.

Именно отсутствие ареста на квартиру (снова по ошибке суда) позволило совершить все три сделки.

Хочется особое внимание обратить на то, как должна была проводиться приватизация квартиры и как проводилась на самом деле. Администрация района должна была в первую очередь истребовать копию лицевого счета из ЖЭУ с целью установления всех лиц, имеющих право на участие в приватизации.

В это же время ГП „ЖЭУ №6 ЖРЭО Московского района г. Минска“ активно участвовало в судебных заседаниях по делу о выселении лиц из квартиры, которую благополучно подготовило к приватизации.

Возникает вопрос, каким образом администрация района в августе 2012 года установила круг лиц, имеющих притязание на квартиру, и почему не проверила правовой статус лиц, выселенных ранее из квартиры, если их фамилии не могли не фигурировать в копии лицевого счета уже после отмены решения суда?»

Напомним, покупательница квартиры Лилия и ее сын Валерий утверждают, что Елена, проводившая эту сделку по доверенности от мужа, убеждала их в «чистоте» квартиры, пользуясь своим служебным положением: «Жена продавца убедила меня, что волноваться не о чем: она бывшая судья и якобы разбирается в таких вещах лучше любого риелтора».

«Мы купили квартиру по абсолютно рыночной цене»

«Суд при рассмотрении дела подробно выяснял вопрос о формировании цены квартиры. В материалах дела есть выписки из рекламы, по которой сотрудник агентства „Пакодан“ по имени Андрей с 2011 года пытался продать спорную квартиру по аналогичной цене. Это подтверждает, что квартира была продана по рыночной цене, действительной на тот момент, с учетом ее характеристик”.

Onliner выяснил, что с агентством «Пакодан» был заключен договор лишь на рекламу объекта. Сделку купли-продажи квартиры агентство не проводило.

«Суд не устанавливал, что на момент сделки мы знали о споре вокруг квартиры»

Напомним, Валерий считает, что в момент продажи квартиры Павел знал о том, что она находится в споре, и подтверждает это ответами из Генеральной прокуратуры и Верховного суда.

Ответ, полученный Лилией из Генеральной прокуратуры

Ответ, полученный Лилией из Верховного суда

У Елены тоже есть ответ из Верховного суда, согласно которому о споре на квартиру в момент сделки знал не только Павел, но и сам Валерий.

Ответ, полученный Павлом из Генеральной прокуратуры

«Конечно же, Павел не согласен с таким выводом и пытается записаться на прием к председателю Верховного суда с целью донести свою позицию по данному спору. Ни судом первой инстанции, ни судом второй инстанции не было установлено данного факта и быть не могло, поскольку и Павел, и Валерий получили судебные повестки в ноябре 2012 года, уже после совершения всех сделок. Ответы из судов противоречат друг другу, здравому смыслу и свидетельствуют о формальном подходе должностных лиц при изучении материалов дела, — считает Елена. — В ответе должен содержаться анализ по вынесенным решениям судов. А ни в одном решении не установлено, что Павел или Лилия знали о споре на квартиру в момент сделки».

«Валерий говорил, что квартира покупается для медцентра, а не для мамы», — утверждает Елена.

«С покупателем квартиры — Лилией — ни Павел, ни я никогда не общались, а соответственно, не могли ее ни в чем убеждать. Павел вел все переговоры с Валерием, сыном Лилии. Сама Лилия присутствовала на сделке, но мы с ней не разговаривали. Никогда. Она просто подписала договор.

Валерий говорил, что ищет квартиру на первом этаже в районе проспекта Дзержинского для последующего перевода в нежилой фонд, для организации медицинского центра. Именно по этой причине договоренности о цене были различные, в зависимости от наличия или отсутствия документов по перепрофилированию квартиры».

По словам Валерия, жилье покупалось для мамы на ее же деньги.

— Разговор о перепланировке квартиры и требующемся глобальном ремонте, с учетом ее состояния, использовался как инструмент торга, что и принесло свои результаты: квартира была продана на $3000 дешевле, чем выставлялась на продажу. Никакой привязки к проспекту Дзержинского при выборе квартиры не было. Мы рассматривали, в частности, похожую квартиру на Кузьмы Чорного в присутствии риелторов, но она была дороже. При этом мама, я сам и члены моей семьи прописались в квартире сразу после покупки. Читатели интересовались, зачем моей маме убитая «трешка». Объясняю: площадь квартиры — 56 кв. м, и по современным критериям это довольно компактная «двушка» или даже «однушка». Какие медицинские центры могут быть на 56 «квадратах» в старой хрущевке без капремонта в районе «Розочки»? — задается вопросом сын пенсионерки.

«Я не представлялась судьей и не обещала проверить квартиру лучше любого риелтора»

«Я не хочу конфликтовать с Лилией и Валерием, — пишет Елена, — мы в одинаковой мере пострадали от лжи Татьяны, которая, действительно зная о наличии дела в суде, смогла осуществить приватизацию квартиры и продать ее Павлу. Но все же не могу не обратить внимание на лживые утверждения Лилии, отображенные ею в статье, поскольку они затрагивают мои честь и достоинство.

Они бесконечно акцентируют внимание на „жену Павла — бывшую судью“, а где-то на „действующую на тот момент судью“.

С 2008 года я, жена Павла, находилась в отпуске по уходу за ребенком и, не выходя из него, в марте 2012 года уволилась. С тех пор я нигде не работала, поэтому не могла и никогда не представлялась никому судьей».

«Мы боролись вместе с Валерием, и суды трижды выносили ошибочное решение в нашу пользу»

«Почти семь лет оба покупателя (Павел, купивший злополучную квартиру у Татьяны, и Валерий, купивший ее потом у Павла) совместными усилиями защищали свои права добросовестных приобретателей, которыми они, несомненно, являются, — пишет Елена. — Постановлением президиума Минского городского суда от 06.06.2012 решение суда Московского района г. Минска от 06.09.2010 было отменено ввиду рассмотрения дела в отсутствии ответчиков, дело направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

По результатам повторного рассмотрения решением суда Московского района г. Минска от 13.12.2012 года снова было постановлено выселить Сергея из квартиры №2 дома №94 по ул. Розы Люксембург в г. Минске без предоставления другого жилого помещения; а Анастасию признать утратившей права пользования указанным жилым помещением.

Соответственно, суд дважды принял решение о том, что указанные лица не имеют прав на спорную квартиру, поскольку не несли по ней своих обязанностей, привели ее в состояние, негодное для проживания, и создавали невозможные условия для жизни иных граждан.

Однако по жалобе Анастасии решение суда снова было отменено, и новым решением суда Московского района г. Минска от 21 мая 2014 года в иске о выселении было отказано, а встречный иск о признании договоров ничтожными удовлетворен (при этом встречный иск Анастасии был принят без государственной пошлины).

По жалобе Павла Президиум Минского городского суда отменил решение суда Московского района от 13.12.2012 года в части иска о признании договоров недействительными, но в последующем решением суда Московского района от 14 декабря 2015 года иск в этой части снова был удовлетворен.

Получается, что до итогового решения суда в 2015 году, которое на сегодня поддержали апелляционная и надзорная инстанция, суды трижды ошибочно выносили судебные постановления.

Павел, как потерпевшая сторона, до настоящего времени пытается восстановить свое право добросовестного покупателя, подавая жалобы в вышестоящие инстанции, не теряя надежду на пересмотр дела и оставление в силе ранее вынесенного по делу решения суда Московского района, которое считает законным и обоснованным, постановленным на исследованных в деле многочисленных доказательствах.

К сожалению, последний ответ был получен им 13 мая 2019 года, по нему заместитель председателя Верховного суда Республики Беларусь отказал в принесении протеста».

«Почти 7 лет Валерий считал нас добросовестными покупателями. Почему же теперь решил, что мы мошенники?» — недоумевает Елена.

«Около семи лет Валерий активно общался с Павлом, совместно обсуждал правовую позицию по делу, что подтверждается его многочисленными жалобами на судебные постановления, абсолютно аналогичными жалобам Павла по своей сути. В них речь идет о добросовестности всех покупателей спорной квартиры после ее приватизации и об обоснованности выселения лиц, ведущих антисоциальный образ жизни.

Но недавно Валерий получил отказ в удовлетворении своей жалобы из Верховного суда, и у него появилась новая версия событий. Эта версия сводится к тому, что его обманула семейная чета: Павел и его супруга, с большим акцентом „бывшая судья“, несмотря на то, что прошло уже 10 лет с тех пор, как я не работаю в судебной системе. Возникает вопрос: почему все эти годы Валерий не предоставлял судам таких сведений?»

Читайте статью на эту тему:

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Евгения Штейн