«Мертвая рука»: как в СССР пытались создать «машину Судного дня»

627
11 апреля 2019 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com. Фото носит иллюстративный характер

«Мертвая рука»: как в СССР пытались создать «машину Судного дня»

В ночь с 25 на 26 сентября 1983 года на центральном командном пункте системы предупреждения о ракетном нападении «Око» в военном городке Серпухов-15 в Калужской области загорелось табло «Старт». Находившийся в подземном бункере боевой расчет услышал оглушительный рев сирены. Надпись на стене могла означать только одно: США нанесли по территории СССР ракетно-ядерный удар. Благодаря рассудительности оперативного дежурного подполковника Станислава Петрова катастрофическое развитие событий удалось предотвратить, команда нанести удар возмездия дана не была. Как оказалось, СПРН «Око» ошиблась. Тем не менее эта засекреченная на следующее десятилетие история показала важность ответственного подхода к принятию решения об ответе на ядерную агрессию. Спустя полтора года в СССР на боевое дежурство заступил автоматический комплекс «Периметр», задачей которого было обеспечение гарантированного нанесения массированного ответного ядерного удара даже в случае гибели высших должностных лиц государства и его армейского командования. В США эта система получила название «Мертвая рука». Зачем она создавалась, какие аналоги использовал главный «вероятный противник» и в чем заключаются принципы работы «Периметра» — в обзоре Onliner.

Гарантированное взаимное уничтожение

После окончания Второй мировой войны ведущие мировые державы, ставшие обладателями ядерного оружия, несколько раз меняли свое отношение к стратегии его применения. В первую очередь им требовалось определиться, наносить ли атомный удар первыми. США даже оказывались в подобной ситуации в 1945 году при бомбардировках Хиросимы и Нагасаки. До 1960-х, пока Советский Союз в достаточной степени не нарастил свой ядерный арсенал, Соединенные Штаты находились в этом смысле в привилегированном положении. Накопленный запас оружия давал им очевидное преимущество в случае гипотетического начала Третьей мировой войны. С 1954 года после Корейской войны такая фора в военной доктрине страны приняла форму концепции «массированного возмездия» (massive retaliation). Согласно ей, США оставляли за собой право немедленного ядерного удара в ответ на любую агрессию (или даже провокацию) в отношении себя и своих союзников, даже если такая агрессия выражалась с использованием обычных видов вооружения. Однако успехи СССР в ракетной программе к первой половине 1960-х годов вынудили США изменить свой подход.

Администрация президента Кеннеди за 1000 дней своего нахождения у власти столкнулась сразу с двумя напряженными кризисами (Берлинским и Карибским), каждый из которых мог привести к вооруженному столкновению с СССР и непоправимым последствиям. В результате вместо «массированного возмездия» появилось понятие «гибкого реагирования» (flexible response). Ответом на возможную агрессию со стороны стран социалистического лагеря при использовании теми обычных вооружений сначала должны были стать аналогичные меры. Лишь при их неэффективности допускалось нанесение сначала ограниченного, а затем и массированного ядерного удара. Дышать в мире стало легче.

Впоследствии же при достижении двумя сверхдержавами ядерного паритета основополагающей концепцией, лежавшей в основе их противостояния, стало «гарантированное взаимное уничтожение». Военные стратеги и США, и СССР поняли, что за превентивным ядерным ударом с любой из сторон непременно последует ответный удар возмездия, и это повлечет неприемлемые потери, лишающие такой самоубийственный конфликт всякого смысла. Именно гарантия обоюдной гибели в пламени атомной войны стала ключевым фактором теории «ядерного сдерживания», обеспечившей (по крайней мере пока) поддержание мира между обладателями ядерного оружия.

Однако в данных обстоятельствах, чтобы концепция работала, необходимо было обеспечить гарантию уничтожения, ведь при развитии средств доставки ядерного заряда, «прокачки» ядерной триады (межконтинентальные баллистические ракеты, атомные подводные ракетоносцы, стратегические бомбардировщики) росла и вероятность, что один из участников противостояния мог при определенных условиях рискнуть выступить первым и все-таки нанести обезглавливающий (уничтожение центров принятия решений), а то и обезоруживающий (уничтожение основной ракетной группировки стратегического назначения противника) удары в надежде на то, что «ответка» не нанесет ему невосполнимого ущерба.

Операция «Зеркало»

В США первыми задумались над дублированием наземных (и подземных) командных центров, управлявших ядерным арсеналом. Еще в 1961 году Стратегическое командование ВВС США начало операцию Looking Glass («Зеркало»). «Зеркалом» ее назвали потому, что с помощью нее «зеркально» дублировались функции основного командного центра, располагавшегося под авиабазой Оффатт в штате Небраска. Суть заключалась в том, что каждую секунду на протяжении 24 часов 7 дней в неделю и 365 (366) дней в году в воздухе находились самолеты Boeing EC-135, представлявшие собой мобильные пункты управления американскими МБР. В случае уничтожения наземного командного центра функции нанесения ответного удара передавались в его воздушный аналог.

Так продолжалось 29 лет подряд. 29 лет круглосуточно «зеркала» барражировали над территорией США и прилегающими океанами, чтобы в случае наступления часа икс обеспечить стирание возможного агрессора в радиоактивную пыль. По мере «разрядки международной напряженности» и развития средств предупреждения о ракетном нападении необходимость в таких постоянных патрулях уменьшалась, и в 1990 году президент Джордж Буш изменил формат операции. С этого времени самолеты-«зеркала» по-прежнему находятся на постоянном боевом дежурстве, но уже на земле. Нынешний флот «Зеркала» состоит из 16 Boeing E-6B, часть из которых при поступлении сигнала о возможном нападении противника готова немедленно подняться в воздух.

Параллельно с операцией «Зеркало» в те же годы (1961—1991) в США работала и отдельная «Система экстренной ракетной связи» (ERCS, Emergency Rocket Communications System). Чтобы гарантировать получение на местах приказа о запуске МБР, в случае ядерной атаки в полет отправлялась специальная ракета (сначала Blue Scout, затем Minuteman II), на которой был установлен передатчик, обеспечивавший донесение до ракетных баз этого приказа даже в случае повреждения других линий коммуникации. В 1991 году эту программу закрыли, ей на смену пришла орбитальная группировка военных спутников связи Milstar.

Система «Периметр»

В СССР о дублировании наземных коммуникаций и узлов связи задумались в первой половине 1970-х годов. В руководстве Министерства обороны СССР возникли законные опасения, что средства оперативного боевого управления ракетными войсками стратегического назначения могут быть подавлены с помощью устройств радиоэлектронной борьбы. Это был ключевой момент. Основу американской «ядерной триады» составляли подводные ракетоносцы, каждый из которых в определенный момент мог находиться в любой точке Мирового океана, включая и расположенные вблизи советской территории. В такой ситуации время подлета МБР к цели принципиально сокращалось, соответственно, уменьшалось и время, за которое можно было отреагировать ответной акцией. Если бы в этот момент коммуникация между командными центрами и ракетными частями была нарушена, нанесение удара возмездия становилось бы проблематичным.

Для того чтобы решить эту проблему, в конце августа 1974 года постановлением Совета министров СССР перед днепропетровским КБ «Южное», одним из основных центров разработки советских ракет, была поставлена задача создания дублирующей командной системы, получившей сначала индекс 15Э601, а затем и название «Периметр».

Над комплексом, как обычно, работал целый ряд разнообразных проектных организаций и промышленных предприятий. Командная ракета 15А11 разрабатывалась в Днепропетровске, а производилась в Оренбурге, радиотехническую начинку для нее проектировали в Ленинграде, систему управления делали в НИИ академика Пилюгина и так далее. В конечном итоге испытания ракеты начались уже в 1979 году, а весь комплекс был поставлен на боевое дежурство в 1985-м. Кстати, за год до этого в строй вступила и новейшая автоматизированная система управления стратегическими силами «Казбек», которую и начал дублировать «Периметр». Самым известным для общественности элементом «Казбека» является портативный абонентский терминал «Чегет», более известный как «ядерный чемоданчик».

Информация о «Периметре», естественно, засекречена, но косвенные сведения о принципах его работы в целом известны. В состав системы, скорее всего, входит один или несколько командных центров (бункеров) и узлов связи, но центральным, важнейшим элементом комплекса является командная ракета 15А11 шахтного базирования, модификация ракеты УР-100У разработки днепропетровского ОКБ-586 академика Михаила Янгеля (которое, впрочем, к тому времени возглавлял уже академик Владимир Уткин).

При получении от системы предупреждения о ракетном ударе «Периметр» переходит в боевой режим. Автономный программный комплекс системы следит за данными, получаемыми основными командными центрами, телеметрией и переговорами, ведущимися на специальных частотах. Целая сеть устройств отслеживает радиационную и сейсмическую обстановку в ключевых точках РВСН, их командных центрах и военных базах. В случае потери связи с командными центрами, наличия интенсивных, множественных сейсмических возмущений, возникновения в определенных координатах источников мощного электромагнитного и ионизирующего излучения, при совпадении ряда факторов, свидетельствующих о гибели основных центров управления стратегическими ракетно-ядерными силами, «Периметр» запускает ракеты, у которых вместо боевой части установлена радиотехническая командная система. Во время своего полета командные ракеты передают выжившим в результате массированного ядерного удара пусковым установкам коды запуска, тем самым инициируя удар возмездия.

Вопрос о степени автономности «Периметра» остается открытым, как и вопрос о том, кто принимает окончательное решение о степени недееспособности центральных командных центров и запуске командных ракет. По одним данным, на командных пунктах «Периметра» присутствуют люди, анализирующие поступающие данные и в конце концов нажимающие ту сакраментальную «красную кнопку». По другим сведениям, система может быть полностью автоматизированной, представляя собой, по сути, «машину Судного дня». Может ли пусть сложная, но ЭВМ сама инициировать запуск ядерных ракет, исходя из набора поступающих извне показателей, насколько это безопасно и к каким последствиям может привести — все это оставляет волнующий простор для фантазии.

В ноябре 2018 года бывший начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник Виктор Есин в своем интервью официальному еженедельнику Министерства обороны России «Звезда» заявил, что «Периметр» по-прежнему работает и, более того, «усовершенствован». Степень усовершенствования не известна, но генерал Есин в том же интервью выразил сомнение в его эффективности после ожидаемого выхода США из ДРСМД (Договора о ракетах средней и малой дальности).

«Ракеты средней дальности в Европе предоставляли американцам возможность нанесения так называемого обезглавливающего удара, позволяющего уничтожить центры управления страной и вооруженными силами, — рассказал Есин. — А ныне, при развертывании Соединенными Штатами глобальной системы ПРО, если они вернут свои ракеты на европейский континент, реальностью становится и возможность нанесения ими обезоруживающего удара. То есть у американцев появится возможность нанести поражение основной массе наших развернутых в европейской части страны ракетных средств, а оставшиеся перехватить на траектории их полета с помощью системы ПРО».

По мнению генерала, в таких условиях «Периметру» просто не останется работы, количество выживших ракет будет слишком мало для нанесения полноценного удара возмездия. Однако в настоящее время Россия объявила о разработке и успешных испытаниях целого ряда новых ракетных комплексов. По поводу эффективности ракетного комплекса «Сармат», гиперзвуковой межконтинентальной стратегической системы «Авангард», океанской многоцелевой системы «Посейдон» или крылатой ракеты с ядерной энергетической установкой «Буревестник» существуют разные мнения, а как они будут работать в связке с усовершенствованным «Периметром», и вовсе неизвестно, но в любом случае следует предполагать, что какой-то комплекс обеспечения гарантии ответного ядерного удара Россия должна иметь, ведь его наличие — принципиальный элемент системы сдерживания, по крайней мере в ее прежнем виде.

Впрочем, ровно так же возможно, что наша планета прямо сейчас вступает в совершенно новый виток противостояния все тех же «вероятных противников», который потребует и новых концепций обеспечения не только их взаимной безопасности, но и в конечном итоге безопасности нас с вами. Учитывая географическое соседство, особенно нас с вами.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, Wikimedia, pinterest.com. Фото носит иллюстративный характер