«Когда заносить вещи?» Семью, которая купила квартиру у мошенника, хотели выселить до суда
 
958
20 февраля 2019 в 17:30
Автор: Евгения Штейн. Фото: Александр Ружечка

В Минске разворачивается настоящая левиафановская драма. Семья Марины И., которая законно и по рыночной цене купила двухкомнатную квартиру, нарвалась на очень серьезные неприятности. Бывший собственник квартиры Василий был признан потерпевшим по громкому делу о мошенничестве. Оказалось, что с легкой руки афериста он обменял двухкомнатную квартиру на комнату в коммуналке. Мошенник, воспользовавшийся его доверием, проблемами с психикой и алкогольной зависимостью, проведет в колонии следующие 7 с половиной лет, а семья, которой не повезло купить у него квартиру, может в полном составе быть выселена на улицу. Идти им некуда: в родительских домах нет ни одного свободного закутка.

Дело мошенника по имени Андрей Вакула и его подельников подробно освещалось в СМИ. Ремесло у них было несложное: находили асоциальных людей, склонных к алкоголизму, угощали спиртным и хитростью переселяли в худшее жилье. Именно так аферисты поступили с Василием: Вакула продал ему комнату за $30 тыс. и в тот же день купил у него «двушку» без доплат. Никто из них не держал в руках этой суммы, все произошло на бумаге. Мошенник оформил квартиру на себя, а через два месяца перепродал ее Марине за наличные по рыночной цене — $60 тыс.

«Василий позвонил в домофон и спросил, когда заносить вещи»

В конце января отдел принудительного исполнения выслал Марине предписание о том, что до 11 февраля она обязана передать свою квартиру Василию — потерпевшему по делу о мошенничестве. Такую судьбу вещественного доказательства определила Минская городская коллегия по уголовным делам 18 декабря 2018 года.

— Коллегия посчитала нужным передать вещественное доказательство, квартиру, которую мы купили у Вакулы, ее бывшему собственнику и потерпевшему по делу о мошенничестве — Василию, — объясняет Марина. — Согласно этому определению, мы должны были передать ее до 11 февраля. Но 7 февраля судья Первомайского района сказала мне, что на квартиру наложен арест, значит, с ней должны быть прекращены все действия. А на следующий день на меня был составлен протокол о том, что я не выполнила предписание отдела принудительного исполнения: так и не передала квартиру потерпевшему. А как мне ее передать, если я являюсь собственницей этой квартиры? Никто объяснить не смог: «ОПИ юридических консультаций не дает». В итоге 11 февраля пристав позвонила мне и сказала, что пока идет судебное разбирательство по данной квартире, никто нас выселять не будет. Но Василия об этом не предупредили. 12 февраля он пришел в свою бывшую квартиру со всеми своими тетками, позвонил нам в домофон и спросил: «Ну что, когда мне вещи заносить?» Я сказала: «Обращайтесь в ОПИ по поводу разъяснений. Квартира арестована, с ней никаких телодвижений не может быть. Никаких заездов, выездов и передач».

— С нашей точки зрения, приговор суда под вопросом, — комментирует ситуацию Александр Филанович, адвокат, который представляет интересы Марины и ее семьи в суде. — Есть определенные нарушения ввиду того, что вещественное доказательство передано не собственнику, а третьему лицу, в данном случае потерпевшему. Это решение приостановлено на время судебных разбирательств, но оно есть, его никто не отменял.

На следующей неделе начнется суд. Вскрылось неожиданное обстоятельство

Вчера на досудебной беседе выяснилось, что Василий, признанный потерпевшим по делу о мошенничестве, заключил со своей двоюродной сестрой (которую называет тетей) договор пожизненного содержания с иждивением и под эти условия передал ей в собственность комнату, на которую мошенник Вакула выменял у него двухкомнатную квартиру.

— Неизвестно, понимает ли Василий значение совершенной сделки с родственницей, — говорит адвокат Александр Филанович. — Сделка ренты с комнатой, в которой живет истец, была заключена еще в 2016 году. Трудно сказать, повлияет ли эта ситуация на решение суда. Однако получается, что истец уже комнатой распорядился, а раз так, то на сумму этой комнаты он уже необоснованно обогатился. Потому что договор пожизненного содержания — это возмездный договор. Фактически он продал комнату своей родственнице за пожизненное содержание. Но мне трудно оценить, может ли это «сыграть» в нашу пользу.

Вчера была беседа в суде. Мы заявили ходатайство о применении срока исковой давности, потому что на момент обращения Василия в правоохранительные органы уже истекли три года на оспаривание сделки. Кроме того, для суда уже на сегодняшний день ясно, что в соответчики будут привлекать мужа моей клиентки (ведь предмет спора, квартира, в которой они живут, — это совместная собственность) и привлекать органы опеки и попечительства, потому что в данном жилом помещении зарегистрированы двое несовершеннолетних детей.

Читайте также: 

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен». Только топовые новости!

Автор: Евгения Штейн. Фото: Александр Ружечка