На чем экономят застройщики и что не так с дворами новых жилых комплексов
526
24 октября 2018 в 8:00
Автор: Николай Градюшко. Фото: Александр Ружечка
На чем экономят застройщики и что не так с дворами новых жилых комплексов

Недавно МАПИД совершил чудо: сделал двор, закрытый для проезда машин. Читатели рассматривали фотографии и вздыхали: почему так не могут застройщики, которые продают жилье по коммерческим ценам? Почему почти каждый двор нового ЖК Минска представляет собой парковку с вкраплениями травы? И неужели так сложно заложить в бюджет благоустройства нечто большее, чем тощие саженцы и дешевые детские горки? Не без грусти и тоски мы проинспектировали несколько новостроек от ведущих девелоперов. А затем обсудили ситуацию с прогрессивными архитекторами: можно ли изменить подход к созданию жилой среды и что для этого надо делать?

«Мегаполис»: пустырь комфорт-класса

«Мегаполис» на проспекте Дзержинского. Первое, что напрягает здесь, помимо давящей плотности застройки, — это закругленный проезд между домом и детской площадкой, заканчивающийся тупиком. Так и представляешь, как дети выбегают на асфальт из-за припаркованных машин.

Отдельной площадки для сбора бытовых отходов в «Мегаполисе» почему-то нет. Переполненные контейнеры выкатываются прямо к подъездам, что как минимум неэстетично. В забитом машинами дворе мусоровоз движется до последнего подъезда, а потом, вероятно, сдает задним ходом около 200 метров, что жутко неудобно.

Большой пустырь, заключенный между домами-полукольцами, зарезервирован для детского садика. Когда он появится и появится ли вообще — большой вопрос. Как же застройщик распорядился той небольшой территорией, которая была отведена под дворовое пространство? На сайте «Тапаса» заявлены игровые площадки и благоустроенные зоны для отдыха. Смотрим, что есть по факту: всего одна горка, качели, песочница и несколько лавочек почти на 600 квартир. На минуточку, жилой комплекс позиционируется застройщиком как комфорт-класс…

«Дюна»: двор для машин

Движемся дальше по проспекту. Чем порадует «Дюна» от «Айрона»? Жилой комплекс, получивший известность благодаря своей нестандартной архитектуре, делит двор с еще несколькими многоэтажками. Одного взгляда с высоты достаточно, чтобы понять: этот двор создан для машин, а не для людей. Впрочем, и автомобилисты, должно быть, чувствуют себя здесь не совсем комфортно. Фотографии сделаны в разгар рабочего дня. Что будет, когда жильцы вернутся вечером домой?

Под детскую площадку (довольно скромную в плане оснащения) выделен небольшой пятачок, остальные свободные от асфальта участки никак не приспособлены для времяпровождения жильцов. Почему бы не поставить в сторонке турник с брусьями, беседку, не оборудовать небольшую площадку для выгула собак? Зачем, если можно обойтись без всего этого? Вероятно, такова логика застройщика.

«Маяк Минска»: квадратный метр превыше всего

От «Маяка Минска» приятных открытий по части благоустройства мы не ждали. В районе бываем часто, всякий раз отмечая возрастающую плотность застройки и дефицит парковочных мест. Первые этажи многих домов сдаются под офисы и магазины, от чего машин в «Маяке» много в любое время суток. Фотографии говорят сами за себя. Попробуйте найти свободное место.

Качели-карусели во дворах самые обыкновенные. Как такового зонирования почти нет — есть только детские площадки, непонятные пустырьки и парковка. Хочется ли вам выйти в такой двор и поработать с ноутбуком на свежем воздухе? Мы искали беседку, но так и не нашли мест, где можно просто приятно посидеть, спрятавшись от солнца и не вдыхая выхлопные газы.

Озеленение — на троечку. Что мешало последовать примеру московской компании «ПИК» и высадить во дворе взрослые деревья, а не хлысты, которые вырастут только через 10—20 лет? Год назад мы наводили справки в Минскзеленстрое: за пересадку во двор одного выращенного в питомнике дерева высотой около 5 метров нам выставили счет в 600 рублей. Вообще недешево. Но разве это неподъемная сумма для столь крупного девелопера?

Кстати, петицию с требованием высаживать в Минске взрослые деревья, а не чахлые прутики, можно подписать здесь.

Что не так с «Вивальди»? Оценка архитекторов

Какой новый двор Минска ни возьми, картина будет примерно такая же. Исключением на общем фоне выглядят всего несколько жилых комплексов, появившихся за последние два года: «Новая Боровая», «Олимпик-Парк», «Престижино», новостройка МАПИДа в Каменной Горке… Так все-таки дворы без машин с качественным благоустройством — это уже тенденция на нашем рынке или лишь эксперименты отдельных застройщиков, стремящихся накинуть сотню-другую к стоимости квадратного метра? Порассуждать на эту тему мы попросили архитекторов из студии LEVEL80 | architects, которые принимали участие в разработке эскизных проектов генеральных планов и разрабатывали проекты благоустройства «Новой Боровой» и «Пирса». Также они известны тем, что предложили крутую альтернативную концепцию застройки на месте снесенного музея истории Великой Отечественной войны.

Так совпало, что незадолго до нашей беседы в студию обратился один из жителей комплекса «Вивальди». Он предложил специалистам подумать над тем, как сделать внутренний двор полукруглого дома более комфортным и безопасным. В этом дворе мы и встретились с архитекторами Катериной Ковалевой и Алексеем Зановским.

— Вообще, это здорово, когда среди жильцов пробивается инициатива изменить что-то к лучшему. Я сейчас имею в виду, конечно, не лебедей из покрышек и не мягкие игрушки на клумбах. Благоустройством должны заниматься профессионалы, — говорит Алексей. — Беда в том, что попытка преобразить существующий двор всегда упирается в целый ряд проблем. Самая первая — организационная. В доме 200 квартир и 250 мнений относительно того, что нужно делать, а что — нельзя. Кто-то хочет поставить лавочки под окном, а кто-то считает, что там начнут собираться шумные компании. Одни требуют закрыть проезд к подъездам, другие возражают: «А где я буду парковать свою ласточку?» Найти компромисс и вовлечь жителей в процесс преображения двора — это отдельная работа, требующая желания ею заниматься. Вторая проблема — финансовая. Качественные изменения обходятся значительно дороже, чем если бы застройщик предусмотрел все на стадии проекта.

Осматриваясь во дворе «Вивальди», архитекторы сразу замечают, что здесь не так.

— Нет людей — это верный признак того, что двор как общественное пространство не работает. Во-первых, из-за особенностей архитектуры здесь всегда тень, во-вторых, очевиден конфликт пешеходов и водителей. И по большому счету здесь банально нечего делать. Понимая это, люди уходят играть с детьми на другие площадки. К счастью, рядом они есть, — оценивает обстановку Катерина Ковалева. — Вообще, перед нами типичный пример формального подхода к организации пространства. Застройщик поставил никому уже не нужные выбивалки для ковров, чего требует какой-то морально устаревший норматив, но не позаботился о таких приятных вещах, как беседка, живая изгородь. Видно, что деревца и кустарники посадили сами жильцы. Однако кто гарантирует, что березки не растут на месте теплотрассы? В перспективе это может обернуться вырубкой и конфликтом с коммунальными службами.

Что можно изменить? Начинать работу с двором стоит с исправления фактических ошибок, имеющих отношение к безопасности детей. Архитекторы обращают внимание: качели стоят слишком близко к плитке. Хорошо раскачавшись, ребенок может упасть прямо на нее и травмироваться. То же самое касается и карусели: покрытие в ее зоне безопасности меняется с песка на плитку, следовательно, там можно споткнуться.

Дальше придется решать две глобальные проблемы: минимизировать опасность, исходящую от автомобилей, и зонировать пустое пространство, сделав его привлекательным для отдыха. Что касается транспортной проблемы, то можно, например, соединить два тротуара удобным приподнятым переходом — чтобы не пешеходы скакали по бордюрам, а водители проезжали препятствие в виде широкого «спящего полицейского». Эта мера и снизит скорость, и даст водителям понять, что улица закончена и они уже на «чужой» территории.

Еще одна деталь: понижение тротуарного борта для маломобильных граждан никак не обозначено, и там паркуют автомобили, перекрывая проход. Его стоит обозначить.

Обязательно нужно ограждение между детской площадкой и парковкой (в идеале не заборчик, а живая изгородь). Можно обсудить с жильцами вопрос организации одностороннего движения по полукольцу.

— Идеальным в плане безопасности вариантом было бы разрешить лишь временную парковку автомобилей в полукольце — чтобы высадить пассажиров и разгрузить багаж. Но на этот шаг люди вряд ли пойдут. Многие принципиально хотят ставить машину у подъезда. Да и решая таким способом проблему в одном месте, мы создадим напряжение в другом. Эти же машины уплотнят соседние дворы и загородят проезды, — рассуждает Алексей. — В большинстве случаев у жильцов дворов нет возможности построить парковку в другом месте и вынести ее из двора, поэтому тут самое главное — найти взаимопонимание и пусть полумерами в виде ограждений и цветовых обозначений, но обеспечить безопасность людей.

По части благоустройства архитекторы предлагают сделать закрытой площадку для контейнеров с мусором, возможно, пристроить к ней бокс для хранения велосипедов. Оживить пустырь посреди двора помогли бы вертикальные элементы: изгороди из кустарника, пару беседок, озеленение декоративными злаками и травами.

«Возможность отойти от шаблона пугает застройщиков»

Опыт Европы, где уютные дворы без машин давно стали привычным явлением, не так просто перенести в белорусские реалии. Отчасти это объясняется сложившейся традицией строительства, пришедшей из СССР. В советские времена между домами мог поместиться целый стадион, сейчас же вместо него строят еще одну башню, а все остальное пространство занимает парковка. Застройщик считает деньги, и для него каждый пустой участок — их потеря.

Рецепт двора без машин на европейский манер: подземная парковка, развитый общественный транспорт и велоинфраструктура, квартальная застройка с частой сеткой улиц. Школы, садики не имеют огромных участков и являются частью застройки. Это вопрос политики городского развития, где приоритет отдается пешеходу и велосипедисту.

— Возможность отойти от шаблона есть всегда, но именно она и пугает застройщиков, — считает Алексей. — Нестандартные решения требуют дополнительного времени на проектирование и согласование и чреваты лишними затратами. Только в последние годы, ощутив кризис, девелоперы начали экспериментировать с форматами квартир, отделкой под ключ и индивидуальным дизайном. И если европланировки и тюнинг уже встречаются едва ли не в каждой второй новостройке, то двор без машин — по-прежнему большая редкость.

Как побудить застройщиков создавать общественные пространства, наполненные жизнью и уютом? Сделать это весьма непросто, когда основным критерием выбора для покупателей остается стоимость квадратного метра, когда люди готовы ночевать под дверью застройщика, чуть только ценник опустится ниже среднерыночных значений. Благоустройство? Да кому до него дело, когда метр дешевле $1000?

И все же отношение к общественным пространствам меняется. Кто-то съездил в Европу и прошелся не только по историческим местам, но и увидел, как живут люди.

— Почему в Минске люди из одного дома, как правило, не знакомы друг с другом? У них не возникает никакого желания задержаться в своем дворе, тогда как хороший двор, наоборот, объединяет людей, — говорит Катерина. — Желание современных горожан получить комфортную среду за пределами квартиры, стремление общаться порождают спрос, который продолжает расти. И, как показывает даже минская практика, понемногу такие запросы переходят в разряд стандартных при выборе жилья. Это радует.

— Инициатива перемен, на мой взгляд, должна исходить и от государства. Хороший пример тому — программа «Моя улица» в Москве, над которой работали лучшие урбанисты и архитекторы. Властям Минска следовало бы призадуматься, что строят в городе, как это жилье выглядит на фоне новостроек в соседних странах и захотят ли люди жить в такой среде через 20—30 лет, — резюмирует Алексей.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Александр Ружечка